Атаманща Буба, 4 часть

В компании Красавчика Кирюха чувствовал себя каким-то ущербным человечком, но ежедневные пополнения его капитала заставляли терпеть социальную несправедливость и верить в хорошее завтра. Роль адъютанта Его Превосходительства Красавчика его полностью устраивала на весь летний сезон, так как только на не возврате сдачи копилка ежедневно пополнялась пятью, а то и десятью рублями. С раннего утра, как по расписанию, прихватив с собой вместительную хозяйственную сумку, Кирюха оббегал ближайшие места вольного отдыха горожан и собирал пустую стекло тару, которую сдавал в приёмный пункт местного  магазина, типа Сельпо,  с броским названием У нас всё для вас !, где можно было купить всё : от продуктов питания до моющих порошков и всевозможных товаров народного потребления, и  раз в неделю обменивал в этом же магазине свою накопленную мелочь на купюры достоинством в 50 и 100 рублей. Красавчик полностью доверял Кириллу и по субботам, отправляясь в город к игровым автоматам, разрешал своему адъютанту кататься на своём мини мопеде Хонда. Выигрывал Красавчик у одноруких бандитов редко и то, по мелочам, а, вот, проигрывал часто и много, порою, в азарте, спускал всю наличность с которой он появлялся в зале игровых автоматов. Суббота для Кирилла – это особый день для заколачивания денег. Красавчик в город, а он на окраину станицы, на местный стадион, где с самого утра его нетерпеливо ждёт как местная, так и приезжая детвора. Им за два рубля с каждого носа,  Кирюха даёт уроки вождения, за три рубля прокатит круг по стадиону, а за пять рублей, после сдачи зачёта, разрешит самостоятельно проехать два круга по стадиону. Проблем с бензином не бывает, так как пятилитровую бутыль с бензином каждую субботу приносит Сашко, десятилетний сын местного тракториста Петра Коваля. Вся схема добывания денег, честным путём, у Кирилла была отработана до мелочей и ни разу не давала сбоя. Копилка пополнялась и за  время её существования ни одна банкнота не была потрачена. Ещё немного, ещё чуть-чуть и он станет наконец-то полноправным хозяином  заветного спортивного велосипеда, а потом можно деньги копить и на мотоцикл. Он мог бы купить себе велосипед ещё весной, но цены подскочили, из-за какой-то непонятной ему инфляции и четырёх тысяч стало мало для покупки выбранного им красавца велосипеда с амортизаторами, многочисленными скоростями и дизайнерскими прибамбасами. Обыкновенная трёхлитровая банка, выкрашенная в тёмно-коричневый цвет половой краской и закатанная металлической крышкой с прорезью для опускания денежных купюр, служила Кирюхе и банковской ячейкой и несгораемым сейфом. Хранилась банка-копилка в прикроватной тумбочке, которая закрывалась на замок, хотя от замка никакого толку не было, так как содержимое тумбочки, при желании,  можно  было утащить через картонную заднюю стенку, которая от удара средней силы может рассыпаться и превратиться в труху. Кирилл внутренне был уверен, что к ним в дом воры не полезут, так как брать нечего, но банка с деньгами под замком успокаивает и отгоняет, порою возникающие, нехорошие мысли. Он знал цену своим заработанным деньгам и каждую купюру помечал красным фломастером своим тайным знаком Y. Продавец, он же хозяин магазина У нас всё для вас! со смешным, и необычным для станичников,  прозвищем Опохмелин Бутыльбродович, не раз предупреждал Кирюху, что меченные купюры больше менять не будет, но каждый раз, принимая медяки, серебро и тёртые десятки, грозя толстым указательным пальцем, назидательно говорил:

-Всё, уважаемый и обожаемый мой клиент! Последний раз обмениваю твои меченные денежки… ещё раз увижу на купюре твой знак Виват и , клянусь своим высококачественным товаром, ты будешь искать другой рынок сбыта всей своей мелочи. Понял, да !? – говорил, но с радостью принимал на обмен мелочь, которая в магазине, особенно с утра, была дефицитом.

  До закрытия магазина оставалось часа два, основную выручку инкассаторы  увезли в банк , когда Бутыльбродович услышал знакомый рокот подъезжающего мокика. Через минуту в дверях появилась сияющая физиономия Кирилла : « А, вот, и я! Не ждали…, а зря. Я сегодня хорошо поработал и тебе, дядя Миша, - Кирилл только так называл Опохмелина Бутыльбродовича – придётся принять всю мелочь ровно на четыре купюры по полтиннику или на две – по стольнику и высыпал деньги на прилавок.

Верю, как всегда, на слово и пересчитывать не стану –  главный босс магазина  выложил на стол две сторублёвые купюры. – Только не разрисовывай их, Кирилл, у тебя могут быть проблемы в других точках сбыта, да и в любом другом магазине. Не все такие же добрые как я. Понял, да.

-Ладно, дядь Миш, я буду следовать вашим советамс улыбкой на лице, протараторил Кирюха и удалился с вежливым поклоном.