Атаманща Буба, 8 часть

 

Ранним утром Вероника Изольдовна возилась на кухне, готовя завтрак Виталику. После событий вчерашнего вечера она долго не могла уснуть. Ей никогда и в голову не могло придти, что Виталик может украсть у неё деньги. У неё, которая вот уже несколько лет, ухаживает за ним как родная бабушка. Отец мало времени проводил с сыном и практически самоустранился от его воспитания, щедро оплачивая репетиторство школьным учителям. Бизнес у него поставлен во главу угла и, вспоминая нужду своего  босоногого детства, он сквозь пальцы смотрит на шалости сына, но когда шалости выходили за рамки дозволенного, он был стог и непреклонен. Его люди быстро улаживали дела и имя Виталика не фигурировало не в сводках школьных новостей, ни в сводках местного отделения милиции. После каждой серьёзной разборки он сажал сына под домашний арест на целую неделю, не давал ему карманных денег и, на время домашнего ареста, отбирал  мобильный телефон. Виталика это ничуть не угнетало, так как деньги, в такие периоды жизни, он постоянно занимал  у Изольдовны и, как своим собственным, пользовался её телефоном.

Фрау Верзольд! – Виталик приоткрыл дверь в кухню. – Вы здесь?

-Здесь, здесь…, а где мне ещё быть ранним утром, как не на кухне. Надо накормить малое дитя, которое научилось искусству запускать свои шаловливые ручонки в чужие кошельки, а вину перекладывать на плечи совершенно невинных людей. – Вероника Изольдовна загремела посудой и даже невооружённым глазом было видно, что плечи её слегка вздрагивают.

   Виталик тихонько подкрался к Изольдовне и, в объятии, прислонился  к её спине.

Ты прости меня, Верзольд, за вчерашний скандал. Я всю ночь не спал… всё думал и думал о том, как всё это получилось. Я был уверен, что ты не заметишь этой пропажи. Деньги я хотел вернуть сразу же после крупного выигрыша, но опять проиграл всё до копейки. По всем моим расчёта должно было выпасть Зеро, я на Зеро поставил все фишки, но… финита ля комедия…

-Нет, Виталик, это не комедия, а трагедия. Великая трагедия всей семьи. Ты стрелки своих подленьких дел и поступков стараешься перевести на других людей, даже на тех, кто с тобой дружит. Не смотря на то, что Кирилл из неполной и малообеспеченной семьи, он хороший мальчик, дружит с тобой. Что бы ты здесь делал и чем бы занимался всё лето без него?

Ну, я же уже сказал, что деньги взял я. Не знаю, как я мог валить всё на Кирюху. Верзольд, я испугался…я не соображал, что я говорю.

Вот, вот, где не надо, там твоя соображалка работает и днём и ночью, а в нужный час – это не соображаловка, а торичеливая пустота с одной единственной извилиной, которая бешено пульсируя орёт благим матом на всю округу, взывая о помощи в поисках того, на кого можно всё свалить.

-Верзольд, ну прости меня, я больше так делать не буду. Ну, вот, клянусь тебе.

Ладно, проехали. Мой руки и садись завтракать, тебя Кирилл уже минут двадцать как ждёт. Вы сегодня собрались на рыбалку?

На рыбалку поздновато, а вот за раками в самый раз. Спасибо тебе, Верзольд, спа-си-бо. Я всё понял и обязуюсь больше ни-ни и никогда. Ты только об этом отцу не говори, не надо его расстраивать. Замётано? Верзольд, я жду от тебя конкретного решения.

Замётано, но это в последний раз. Я больше не буду прикрывать тебя.

   Виталик поцеловал Веронику Изольдовну в щёчку и, напевая бравурную мелодию, вышел из кухни.