Атаманща Буба, 2 часть

Для Бубы закончился благополучно учебный год, по всем предметам хорошо и отлично и лишь  по поведению удовлетворительно. Восьмой класс позади, а впереди – выпускной девятый, после которого можно поступать в любой городской техникум или колледж, или же получит общее среднее образование  в школе соседней станицы. В семье этот вопрос ещё не обсуждался и, скорее всего, до конца первого полугодия нового учебного года подниматься, на семейном Совете, не будет.  

    - Надо срочно собрать круг и распределить обязанности среди своих подопечных,делая пометки в журнале станичных казачат-волонтёров, сама с собой  разговаривала Буба. – В станице осталось семь одиноких пожилых казаков и казачек, которым тяжело самостоятельно на личном подворье. Надо организовать ежедневную помощь : выполоть и продёргать траву на грядках, натаскать в бочки воды для полива, подмести тротуар перед домом. Бабке Евдокии и деду Сандаку ( Трофим Степанович Сандаков, кавалер двух орденов Славы, освобождал Кубань от немецко-фашистских захватчиков и после войны поселился в станице) наколоть и сложить на зиму дрова. посетить бабу Нюру и бабу Тоню, деда Василя, деда Сашко и деда Христофора, назначить трёх человек, ответственных за дом деда Порфирия,  проведать его в больнице…Проучить Красавчика!?

      Красавчик – это сынок крупного краевого предпринимателя, построившего особнячок на окраине станицы.. Ежегодно, вот уже пять лет подряд, родители  привозят своё чадо в станицу  на всё лето. Не одного, а в сопровождении Вероники Изольдовны, гувернантки, повара и сторожа в одном лице. Веронику Изольдовну он, конечно же, за человека не считал и вёл себя с ней, как молодой барин, возабнившим себя полноправным хозяином жизни, но когда над ним сгущались краски, он шёл к ней на поклон и величал не иначе как фрау Верзольд.  С местными ребятами отношения не сложились ещё с самого первого его появления в станице, но шалопай и разгильдяй  Кирюха, два года назад бросивший школу из-за неуспеваемости, прилип к Виталику по кличке Красавчик, как банный лист к телу. В магазин вместе, на рыбалку вместе, на пляж вместе… Где бы не появлялся Красавчик, рядом всегда маячил Кирюха с пакетами сухариков, орешек и огромной бутылкой пепси-колы. Как  всё это помещалось  в  его ненасытном, но очень уж тощем брюхе? В магазин Красавчик не ходил, это входило в ежедневные обязанности Кирюхи, и он всегда  это делал с удовольствием, так как сдачу с него его бос  никогда не требовал, а за неделю набегала приличная сумма. Кирилл копил деньги на велосипед, мечту всей его сознательной жизни. Денег уже хватало на покупку хорошего велосипеда, он давно присмотрел его в городской комиссионке, но жалко было расставаться с собственным капиталом, да и время ещё не поджимало. Первенство станице по велокроссу среди станичной молодёжи Буба всегда проводит 22 июня, в день вероломного нападения фашистской Германии на СССР и он ещё ни разу не был даже в тройке призёров и всё из-за того, что у него не было своего велосипеда. Один раз, на соревнования, он выклянчил велосипед у деда Сандака, но пройдя четверть трассы, чудо советского велопрома образца 1949 года , велосипед марки ХВЗ, приказал долго жить : камеры от старости полопались и полетели подшипники… На следующий год он собрал из трёх выкинутых кем-то на свалку велосипедов, один. Помня первую свою неудачу, он вместо камер поставил в покрышки колёс толстостенные резиновые шланги. Длину шланга, как не странно, рассчитал самостоятельно, найдя в давно заброшенных учебниках формулу длинны окружности, а вместо подшипников поставил  фторопластовые втулки, их ему выточил сосед, Павел, который после армии работал токарем в каком-то городском автопредприятии.  Про фторопласт Кирюха узнал от местных автолюбителей, помогая иногда авторемонтникам, за малую мзду, в мелких и средних авторемонтных работах и упросил соседа выточить ему втулки. Всё, что касалось технических новинок местного автосервиса, Кирюха впитывал в себя как губка. Велосипед, на удивление, получился добротный, тяжёлый на разгон, но скоростной, так как диаметр ведущей звёздочки был в три раза больше ведомой. Финиш уже был близок, Кирилл лидировал с большим отрывом, но на последнем подъёме-тягуне не выдержала цепная передача, лопнувшая сразу в двух местах. Он бережно вёл своего верного друга домой, слёзы разочарования катились по лицу и  он громко, а не шёпотом, шумно хлюпая носом, давал себе клятву:

Ничего-ничего… я клянусь тебе, дружище, что скоро и на нашей с тобой улице будет праздник. Я заработаю много денег и куплю себе  хороший гоночный велосипед. Я буду тренироваться ежедневно и в жару и в холод, но, клянусь тебе, я выиграю эту гонку.