Атаманща Буба, 11 часть

Молодёжь станицы готовилась к ежегодному велокроссу. Бубовцами была проделана большая работа, чтобы это событие было на устах всех станичников. Готовя материалы о лучших людях станицы, в библиотеке, в подшивке старых местных газет Буба наткнулась на статью От победы к победе. В ней речь шла об Александре Ковале, прадеде Ивана Коваля, который в первые после военные годы неоднократно выигрывал открытые соревнования на Кубок города по велокроссу. У Степана Александровича Коваля, деда Ивана, сохранились в семейном альбоме и фотографии чемпиона и многочисленные спортивные дипломы и грамоты. Буба не скрывала своей радости, так как правление их сельского округа дало согласие о присвоении данным ежегодным станичным спортивным состязаниям имени своего земляка. На фасаде Дома культуры была вывешена афиша, извещающая о том, что в ближайшее воскресенье пройдут открытые молодёжные соревнования по велокроссу  на Кубок имени Александра Коваля.

   Первым заявку на участие в соревнованиях в возрастной категории от 14 до 18 лет подал Кирилл. Он приехал в оргкомитет соревнования на моккике и с радостной улыбкой и смешинками в глазах отдал собственноручно написанную заявку Бубе :

Прими мою заявку и зарегистрируй. Это моя гонка и я к ней готов и морально и физически.

А Красавчик будет участвовать? – поинтересовалась, внезапно появившаяся Татьяна, - Или у твоего дружка кишка тонка?

А вы, что, ничего не знаете? – удивлённо спросил, глядя на девчат Кирилл. – Я был уверен, что самые первые новости в станице узнаёте вы.

Давай, не тяни душу, - Буба пригласила Кирюху присесть,что опять выкинуло это великовозрастное дитяти?

Ещё в том году Виталик пристрастился к игровым автоматам. Он хвастался мне, что разработал свою собственную методику игры, основанную на какой-то там теории, каких-то цифр.

Теория случайных чисел. – подсказала Татьяна.

 Не знаю. Я не вдавался в подробности, мне это до лампочки, но в городе он облюбовал один зал игровых автоматов, куда и отправлялся каждую субботу или воскресенье. Не знаю ничего о том, выигрывал он или же нет, но у мадам Верзольды он вытащил из кошелька пять сотенных, а хотел свалить на меня.

Вот тебе бабушка и пирожки с ливером. Кто бы мог подумать? Весь в целлофане, упакован, а потянуло на воровство. Чего ему ещё не хватало? – В разговор вмешалась недавно подошедшая Светлана. – Сам нашкодил а свалил всё на друга.

Не вышло у него ничего с этим вариантом. Вероника Изольдовна изучила его до мелочей. Она почище всякого сыщика, быстро припёрла его к стенке и конечно же, он во всём сознался, попросил у неё прощения, пообещав больше не играть в автоматы и, тем более, шарить по её кошелькам.

Горбатого только могила исправит. – вставила в разговор своё слово Татьяна. – Ну, ни на капелюшечку я ему не поверила бы. А дальше, дальше что было?

-Что было, что было… - Кирюха вскочил со стула и зашагал по комнате из угла в угол. – Обокрали меня, когда мы с мамкой были в городе. Все мои сбережения одним махом. Раз и пяти с половиной тысяч нет. Я чуть дар речи не потерял, но не запаниковал, так как сразу же подумал о Виталике. Когда он был у меня в гостях, я как раз пополнял свою копилку и он был крайне удивлён, что я храню деньги в простой трёхлитровой банке, а саму банку в прикроватной тумбочке.

Деньги, Кирилл, надо хранить в Сберегательном банке – назидательно говорил он мне, а глаза так и бегали, так и бегали…

Да не тяни ты… нашли кто их спёр? – спросила Светлана.

Конечно нашли, ровно через час как я обнаружил пропажу.

И кто же этот воришка? – Светлана нервно крутила пуговицу на блузке, - Кто?

Виталик. Когда у меня безвыходное положение, то моя соображаловка начинает очень даже хорошо работать. – Кирилл снова сел на стул. – Я вспомнил, что к бабе Тони приехал её внук Гоша со своей собакой. Она у него дрессированная, он с ней хочет идти в армию. Мечтает стать пограничником. Я к нему, мол, так и так, выручай. Парень этот просто класс. Не выпендривался, а сразу команду собаке : - Рейк, вперёд. Собака сразу взяла след и привела к воротам дома, где жил Виталик. Дверь открыла Верзольд и мы не успели и глазом моргнуть, как Рейк был уже в доме и подавал знак своему хозяину. Вбежав в комнату Виталика мы увидели интересную картину: весь стол был в деньгах, в углу комнаты, бледный как полотно, в луже, на коленках стоял Виталик.

С испугу, наверное, описался. – захихикала в ладошки Светлана.

Ну, а дальше-то что? – спросила Буба.

Верзольда позвонила отцу Виталика и тот попросил нас никуда не выходить из дома и дождаться его. Ничего не трогая, мы вышли во двор и через часа полтора или два подъехал отец. Он вежливо поздоровался с нами и попросил ещё минут десять. Через десять минут они вышли все трое: отец, сын и Верзольдовна.

Кирилл, - тихим, но взволнованным  голосом заговорил отец, - Вероника Изольдовна мне всё рассказала. Мой сын оказался не только подлецом, но и вором. Он сами себе подписал приговор. В этом может быть виноват и я, что мало времени уделял ему, а больше работе. Я убедительно прошу дело не доводить до милиции, мы можем и сами разобраться в этом деле. Слава Богу, что он не успел потратить деньги. Вот, возьми их, Кирилл. Здесь их ровно в два раза больше. Это от меня за то, что ты два года ходил в друзьях моего сына и не давал ему здесь скучать. Как это не странно, но он много хорошего мне рассказывал о тебе. Кроме всего прочего, как компенсация за моральный вред, к тебе переходит его мокик. Если ты согласен, то по рукам.

Конечно же я согласился. Моя соображалка дала согласие. Ведь если бы я не согласился, то Красавчика всё равно отец отмазал бы всё равно и не видел бы я ни денежную прибавку, ни мокика.             

А где сейчас Виталик? – спросила у Кирилла Буба.

Не знаю. Они все куда-то исчезли, а соседка сказала, что они продают свой особняк.