Возраст Аркаима

В знаменитой книге Дж. Хокинса и Дж. Уайта «Разгадка тайны Стоунхенджа» (Лондон, 1966; Москва, 1973 и 1984) возраст «первой очереди» памятника — Стоунхенджа-I, как говорят исследователи, — определен в 4 тысячи лет (точнее говоря, его создание отнесено к XIX веку до н. э. плюс-минус 100 лет). Но это не единственное мнение.

При использовании классических методов археологии — на основании аналогий — Стоунхендж получается несколько моложе, о чем говорят и сами авторы названной книги: «На некоторых из сарсеновых камней Аткинсон обнаружил в общей сложности тридцать с лишним изображений бронзовых топоров и одно изображение, по-видимому, кинжала в ножнах того типа, который употреблялс в Микенах именно в эпоху, установленную предварительной оценкой, — в 1600-1500 годах до н. э.» Выходит, его возраст сегодня где-то около 3500-3600 лет?

Поясним для наиболее дотошного читателя, что Ричард Аткинсон — это главный среди английских археологов знаток Стоунхенджа; он долго и упорно противился попыткам применить к объяснению загадок памятника методы астрономии, но в конце концов стал горячим энтузиастом астроархеологии. Ну а сарсеновые камни — это мегалиты, обрамляющие кольцевым «частоколом» центральные сооружения Стоунхенджа.

Тем же, кстати, методом определялся и возраст Синташты — «по находкам дисковидных псалий микенского типа, медных наконечников копий с несомкнутой втулкой, каменных черешковых наконечников стрел, пастовых бородавчатых бусин и других вещей», как сообщают авторы монографии о Синташте, которые сами эту работу и проделали (В. Ф. Геннинг, Г. Б. Зданович и В. В. Геннинг). Тем же методом — и с тем же результатом: XVII — XV века до н. э. А возраст Аркаима этим традиционным методом оценивается в 37-38 веков.

И снова необходимое пояснение: Синташта — это название памятника, расположенного на берегу одноименной речки в относительной близости от Аркаима. Открыт он был полутора десятилетиями раньше и в два приема — сразу и десятилетие спустя — основательно изучен. Однако, во-первых, он сохранился гораздо хуже, чем Аркаим; во-вторых, он достаточно заметно выбивался из системы известных в ту пору археологических памятников Южного Урала, и его значение было неясно. Открытие Аркаима послужило как бы толчком для объединения многих разрозненных и даже загадочных фактов в некую убедительную цепь, в научный обиход вошло понятие синташтинско-аркаимской культуры. Археологические находки, сделанные в Синташте, используются сейчас в качестве эталонов для выделения этой культуры, а ее очагом признана «Страна городов».

Применение методов радиоактивного анализа «состарило» Стоунхендж на тысячу лет. Теперь «лунки Обри», относящиеся к этапу «Стоунхендж-I» (те самые, радиус кольца которых равен 43,2 метра), датируются XXVIII веком до н. э.

На Аркаиме и сопряженных с ним памятниках радиоуглеродный анализ делали не менее трех раз, использу при этом десятки проб. В большинстве случаев получается, что Аркаим — ровесник Стоунхенджа или даже старше его.

Наконец, существует еще один метод, названный именем его изобретателя — английского астронома Джозефа Нормана Локьера, однако применить его можно лишь в том случае, если дело идет о возрасте древней обсерватории.

Идея Локьера была, в сущности, проста. На основании изучени конструкции обсерватории определяется заложенное в ее плане направление на главное астрономическое событие, которое здесь некогда наблюдалось. Вследствие циклического движени планет и светил во Вселенной направление это за прошедшие века сместилось, но сейчас его несложно определить с помощью современных приборов наблюдения. Измерив угол между прежним (зафиксированным в вечном материале) и нынешним направлениями, специалист уже без особых усилий вычислит разделивший их интервал времени. Вот, собственно, и все. Трудность заключалась лишь в том, чтобы поверить: перед нами действительно обсерватория (а не какое-нибудь оборонительное сооружение или капище). Но как раз в это поверить было трудно: во-первых, утонченные астрономические знания никак не вязались с образом «примитивной» первобытности; во-вторых, было непонятно (по правде говоря, непонятно и сейчас), зачем нужны были древним людям столь совершенные знания о движении небесных светил. И Локьеру не верили: уже в 1966 году солидный журнал «Antiquity» опубликовал статью «Лунные фантазии на тему Стоунхенджа», направленную против астроархеологических трактовок памятника и выдержанную, как видно даже по заголовку, в снисходительно-ироническом тоне. Но по мере накопления фактов становилось все труднее с ними не считаться…

На рубеже прошлого и нынешнего веков Локьер впервые в астроархеологии использовал свой метод для датировки ряда памятников, в том числе и Стоунхенджа. Его результат подтвердил было мнение археологов, пользовавшихся традиционными методами: дескать, памятник создан около 3600 лет назад. Однако позже выяснилось, что он ошибся в определении азимута основного направлени Стоунхенджа на 20 минут, и это сразу «состарило» памятник более чем на тысячу лет.

Предположив в Аркаиме также древнюю обсерваторию и применив метод Локьера, мы установили, что южноуральский памятник по возрасту равен Стоунхенджу.

Синхронность этих двух памятников означает многое. В том числе и то, что микенские аналогии имеют совсем другую направленность, нежели принято считать: предметы цивилизованного обихода мигрировали не из «культурной» Греции в «дикую» Сибирь, а как раз наоборот. Означает это еще и то, что в конструкции обоих сооружений следует искать единую основу, а не отмахиваться от совпадений, полага их случайными.

Тут, конечно, есть одна сложность: каменные монолиты Стоунхенджа прошли через тысячелетия практически без потерь (правда, один из ретивых «реставраторов», руководствуясь соображениями вкуса, «подровнял»-таки кое-где цепочку камней, варварски исказив их астрономически строжайше выверенную геометрию), а деревянные элементы конструкции южноуральского протогорода практически полностью утрачены. Они даже не истлели — они погибли в пожаре, бушевавшем здесь почти пять тысяч лет назад.

Пожар, положивший конец «живой» истории Аркаима, относится к числу наиболее интригующих загадок этого памятника. В нем не было бы ничего особенного, если б это было одно из тех стихийных бедствий, что не так уж редко даже в наши дни в одночасье уничтожают целые поселения, застигая, как всякая беда, жителей врасплох, погребая под дымящимися головешками накопленный десятилетиями скарб, домашних животных и даже самих хозяев, не сумевших вырваться из плена огня. Необычность аркаимского пожара в том, что он, судя по всему, не явился неожиданностью для жителей поселения; вполне вероятно, что сами же они его и сожгли. Ибо только этим можно объяснить тот факт, что в древнем пепелище отсутствуют какие-либо пригодные для обихода вещи: так — обломки, черепки. А уж о человеческих останках и речи нет — все ушли живыми, все ценное с собой унесли. Почему? Одна из правдоподобных версий высказывается профессором И. В. Ивановым в челябинском сборнике: дескать, 3500 лет назад произошел гигантский взрыв вулкана Санторин (на территории нынешней Греции), что вызвало экологическую катастрофу. На значительной части территории планеты установилась погода, подобная той, что прогнозируетс при наступлении «ядерной зимы». По-видимому, это сопровождалось какими-то природными аномалиями, которые были восприняты жителями Аркаима как знамение и принудили их уйти из города, предав его сожжению. Что ж, такая версия хороша — за неимением лучших. Однако чтоб признать ее достаточно убедительной, нужно, во-первых, точно установить, что 3,5 тысячи лет назад Аркаим еще существовал (археоастрономические исследовани К. К. Быструшкина дают основание в том сомневаться); во-вторых, знать нечто более или менее достоверное относительно верований древних аркаимцев. Тем не менее остается непреложным факт: построенный враз, по единому замыслу, протогород Аркаим в одночасье же и перестал существовать, оставленный всеми жителями и, вероятно, ими же сожженный.

… Но ни пожар, ни время не смогли уничтожить на Аркаиме «рельеф материка», осталась неизменной также и линия горизонта, удаленная от памятника на расстояние от полутора километров на западе до пяти на востоке. А на линии горизонта нами обнаружено не менее 38 объектов, которые по традиционной археологической классификации аттестуются нередко как «антропогенный объект неясного назначения», а для специалиста по астроархеологии и археогеодезии вполне очевидно, что мы здесь имеем дело с визирами, которыми пользовались древние наблюдатели светил.

Суммируя все эти факты, можно сделать безошибочный вывод: перед нами древняя пригоризонтна обсерватория. Однако это понятие едва ли известно широкому кругу читателей и требует пояснения.