Памятник культуры Аркаим

Памятник высочайшей культуры, имеющий возраст 4800 лет. Четыре тысячи восемьсот лет…

По материалам своих изысканий К. К. Быструшкин написал обстоятельную монографию — тема того заслуживает, — однако она пока еще не увидела света. Мы попросили Константина Константиновича рассказать о своем невероятном открытии на страницах «Урала» — его стать публикуется ниже. Учитывая, однако, что литература об Аркаиме, особенно популярная, доступная неспециалистам, еще не богата и многие читатели, если только они вообще слышали об уникальном памятнике, весьма смутно представляют себе его конструкцию, да и специальна методика, которую использовал ученый в своих изысканиях, весьма далека от круга наших обыденных представлений, — мы, с согласия автора, решили сопроводить публикацию хотя бы самыми необходимыми комментариями. Только не подстрочными, ибо таковые, будучи по необходимости не всегда краткими, разрушили бы цельность восприятия, а как бы вмонтированными в сюжет. Выделив их, конечно, из авторского текста другим шрифтом.

Конструкции

В раскопах Аркаима не нашли драгоценностей, шедевров древнего искусства, неизвестной письменности, атомного реактора или космического корабля. Только черепки битой керамической посуды, кости домашних и диких животных, редкие каменные орудия и очень редкие — бронзовые. Но даже и этих обычных вещей на Аркаиме очень мало. Коллекция «артефактов» настолько бедна и невыразительна, что из нее не удается сделать приличествующую случаю музейную экспозицию.

Теперь, через восемь лет после открытия, совершенно понятно, что главной ценностью потревоженных руин была и, видимо, останется КОНСТРУКЦИЯ сооружения.

Исследование плана конструкции обнаружило в ней сложную и точную геометрию.

Измерениям на Аркаиме подвергался так называемый рельеф материка — то, что можно считать фундаментом всего сооружения. Впрочем, фундамента — в строгом значении этого слова — там нет вообще: конструкция держалась на столбовых опорах и срубах. Однако и такая технология строительства предполагает «нулевой цикл», то есть выемку котлована для помещений и формирование бровок как основы будущих стен. Вот эти стенные бровки и измерялись: ведь именно они создают весь рисунок плана сооружения и являются самым заметным и ярким результатом раскопок в натуре. Стеновые фундаменты, как правило, сопряжены с рядами опорных столбов — в раскопе они представлены столбовыми ямами. Чтобы представить себе раскоп в целом, к этим бровкам и ямам следует прибавить ямы и колодцы в средней части существовавших здесь когда-то помещений и рвы по обводу крупных частей сооружения. Вот, собственно, и все. Другие элементы огромной конструкции были почти полностью уничтожены сначала пожаром, потом водой, ветрами, самим временем…

Разумеется, рельеф материка дает лишь отдаленное представление о конструкции в целом. Сооружение развивалось в высоту, имело сплошные стены и потолок, галереи, мостовые, надстройки второго этажа и высокие деревянные башни. Реконструкция деталей объема уже начата, и, надо думать, ее результаты будут интересными и впечатляющими…