Аркаим как астрономический инструмент

Чтобы пригоризонтная обсерватория в принципе могла служить инструментом астрономических наблюдений, для которых она была создана, ей нужно иметь три составных элемента: рабочее место наблюдателя (РМН), ближний визир (БВ) и дальний визир (ДВ).

Без дальнего визира на горизонте нельзя достигнуть требуемой точности. Служить таким визиром может любая естественная или искусственная деталь ландшафта, четко фиксирующая точку события и не позволяющая при этом спутать ее с какой-либо другой точкой горизонта. Это может быть вершина горы или холма, отдельно стоящая скала, крупный камень. Можно также поставить большой столб, устроить искусственную каменную горку, прорубить просеку в лесу или, напротив, посадить дерево на безлесом горизонте; можно насыпать курган — потом его археологи примут за могильник и станут раскапывать, тщетно разыскивая погребальную камеру… Многое можно. Но, кстати, на горизонте Стоунхенджа не обнаружено объектов, которые бы однозначно могли быть определены как дальние визиры, тем не менее многим это обстоятельство не помешало распознать в памятнике пригоризонтную обсерваторию.

С ближним визиром проще: он устанавливаетс всего в десятках метров от наблюдателя и, если сделан «по уму», то легко различим. Им может служить «по совместительству» какая-то другая деталь конструкции. Но тут важно другое: чтобы рабочий (верхний) край визира с точки зрения наблюдателя совмещался с линией горизонта, на которой находитсядальний визир.

Что касается рабочего места наблюдателя, то требование к нему самое простое: нужно, чтобы оно позволяло надежно фиксировать положение наблюдател — особенно его головы, даже, может быть, глаза — в момент наблюдения. И больше — никаких премудростей.

Ситуаци в целом в точности напоминает прицеливание из ружья: прицел с прикладом — рабочее место наблюдателя (РМН), мушка — ближний визир (БВ), мишень — дальний визир (ДВ).

Полева археоастрономия решает обычно две задачи: астрономическую — вычисление азимута и поправок (не менее семи) к нему — и археологическую: обнаружение и верификацию частей «прибора» — визиров и РМН.

Пример Стоунхенджа создает прецедент: на его примере мы видим, что древние астрономы могли устраивать обсерватории дл наблюдения с одного места нескольких событий. Обнаруживается также, что «инструмент», понятный в основном, оснащается еще целым рядом деталей, назначение которых нам до сих пор оставалось неизвестным. Теперь же мы получаем возможность поискать разгадки на Аркаиме.

Стоунхендж — Аркаим: два воплощения одного принципа

Самой заметной частью конструкции Стоунхенджа являетс кромлех — своеобразный «частокол» из выставленных по кругу исполинских каменных монолитов. Исследователю памятника Джеральду Хокинсу удалось «собрать» на кромлехе Стоунхенджа 15 значимых событий (из 18 возможных). При этом, однако, ни одно из них не может быть представлено с точностью до одной минуты дуги. В лучшем случае речь может идти о десятках минут, ибо нет дальних визиров.

Рабочих мест в компоновке Хокинса насчитывается 10, ближних визиров 12 (в качестве визиров в ряде случаев используются и противостоящие рабочие места). В общей сложности 22 элемента, позволяющие наблюдать 15 событий. Это очень рациональное и экономное решение. Ведь обычно пригоризонтные обсерватории устраивались для наблюдения одного события и нуждались для того — каждая — в трех элементах.

Конструкция Аркаима такова, что наблюдения за горизонтом здесь можно вести только со стен внутреннего круга, на них нужно разместить и РМН, и БВ: ведь стены внешнего круга с верхнего уровня цитадели будут смотреться значительно ниже горизонта. Здесь нами выявлено четыре РМН и восемь БВ, а также 18 ДВ, но компоновка была решена настолько рационально, что этих элементов хватало для наблюдени всех 18 значимых событий!

Наблюдение 9 восходов проводилось с двух мест, располагавшихся в западной части кольцевой стены внутреннего круга. Одно их них находилось строго на широтной линии геометрического центра этого круга. И на той же линии было одно из двух мест для наблюдения заходов. Лунные события были распределены по наблюдательным башням равномерно — по три на каждую.

В качестве БВ использовались кроме четырех РМН еще семь фиксированных точек на стене внутреннего круга и одна — на стене внешнего (там ведь, как утверждают археологи, была высока надвратная башня). Все двенадцать ближних визиров выверены в конструкции с точностью до минуты дуги и могут быть представлены в виде точек, физические размеры которых не превышают толщины колышка диаметром менее 5 сантиметров. Дальние визиры при этом располагаются на выдающихся частях линии видимого горизонта — как правило, на вершинах холмов и гор, которые к тому же были дополнительно оборудованы и искусственными знаками — насыпями или каменными выкладками. Более половины этих знаков хорошо сохранились.

Все детали обсерваторского комплекса Аркаима являются одновременно фиксированными точками сложной — уже во многом, хоть еще и не до конца понятой — его геометрической структуры. Резонно предположить, что выполнение роли инструмента астрономических наблюдений не было единственной или даже главной функцией сооружения. Этот вывод следует из того, что далеко не все выявленные элементы конструкции «города» и знаки на горизонте вокруг него идентифицируютс в качестве деталей астрономического «инструмента». Отсюда можно заключить, что выполнение астрономических наблюдений составляло лишь одну необходимую грань той сложной, комплексной функции, которую выполняло поселение древних ариев среди просторной долины в глубине великой Урало-Казахстанской степи. В чем заключалась эта функция? Чтобы убедительно ответить на этот вопрос, нужно и более детально изучить конструкцию самого Аркаима, и более полно сопоставить все, что становитс известным об этом памятнике, с объектами-аналогами, которые обнаруживаютс в разных частях света.

Однако оставим для соответствующих специалистов загадки чисто археологические, исторические; суммируем хот бы то, что нам достаточно достоверно известно об Аркаиме как археоастрономическом памятнике.

Прежде всего, сооружение, как выяснилось, геодезически строго ориентировано по странам света. С точностью до минуты дуги на горизонте выставлены знаки, отмечающие широтную (Запад-Восток) и меридиональную (Север-Юг) линии, проходящие через геометрические центры конструкции. (Геометрические центры внешнего и внутреннего кругов лежат на одной широтной линии и удалены друг от друга на 4 метра 20 сантиметров, причем внешний круг сдвинут относительно внутреннего к востоку.)

По точности ориентировки конкуренцию Аркаиму во всем древнем мире могут составить только некоторые пирамиды Египта, но они моложе лет на двести.

Меридиан и широтная линия геометрического центра внутреннего круга используютс как естественная прямоугольная система координат, в которой выстроена горизонтальная проекци всего сооружения. При построении плана сооружени в этой системе координат многократно употреблялись одни и те же величины азимутов радиальных фундаментов, на которых возводились стены фундаментов помещений внутреннего круга. Более того, в той же системе координат производилась разметка кольцевых частей с заданными значениями радиусов. Из всей этой геометрии путем непростых расчетов устанавливается аркаимовска мера длины.

Редактор рассудил, что методика этих расчетов не нужна читателю, к тому ж она увела бы нас далеко за пределы темы. Что касается самого понятия «аркаимовской меры длины», то, во-первых, надо отметить неслучайность меры длины в любой системе измерений: аршин, локоть, верста, миля, дюйм, метр — все это модули неких жизненно важных размеров. Порой, как это видно даже из самих названий — «локоть», «фут» (от английского foot — ступня) — они привязываются к параметрам человеческого тела: довольно зыбкая, надо признать, точка отсчета. Гораздо надежнее, если в их основе лежат астрономические измерения: таков «метр» — первоначально он отсчитывался от земного меридиана; в этом ряду надо рассматривать и аркаимскую меру. Но, как выяснилось по мере накоплени фактов, в основе каждого из крупных астроархеологических памятников лежала своя мера длины: специалисты говорят о стоунхенджской мере, о мере египетских пирамид…