Кто отвечает за сохранение нации, ее здоровье на востоке нашей стран

Казначеев В.П.

В период нарастающего уровня международного кризиса и той кризисной обстановки, которая идет в России, социально-духовное напряжение нарастает. Государство пытается сохранить свое определенное преимущество, кредо, но стихия и глобальный процесс вовлекает его во все больше и большее (на мой взгляд) критическое положение. Я уже более 60 лет остаюсь врачом, медицинские интересы определились моими ранениями на войне 41-45 гг., много лет руководил кафедрой факультетской терапии в Новосибирском медицинском институте, был ректором этого института, инициатором и организатором Сибирского филиала АМН СССР (член АМН СССР уже 40 лет) и многих других учреждений: Западно-Сибирского Отделения Международной Славянской академии искусства, науки, образования и культуры, Международного института космической антропоэкологии, Института проблем человека. Все это есть суть моей жизни, моего творчества, моего опыта.

Оставаясь сегодня в новой для меня среде специалистов по экологии, медицине, науки о человеке хочется сказать несколько слов пожеланий и задать ряд вопросов нашим руководителям.

Во-первых, важно понять (остается неясным из многих дискуссий по телевидению, печати и т.д.) государство, как система исторического развития есть система сохраняющая нацию и опережающее ее развитие или в этой системе нация является только инструментом для сохранения государства в котором группа определенных авторитетных политических людей является управляющим центром, где нация становится только структурой и средством для сохранения государства. Это не праздные слова.

Коснемся Зауралья, где мне пришлось совершить множество экспедиций в северные экстремальные районы изучая здоровье, сохранение пришлого и коренного населения, пройти дважды Северный морской путь, посетить южные районы нашего Востока, Монголию, Индию, Дальний Восток, Сахалин, Камчатку и т.д. – это были экспедиции, связанные с комплексом изучения проблем человека, его здоровья, экономики и промышленной производственной эффективности. Экспедиции возглавлялись академиками Сибирского отделения СССР. Был период хрущевской оттепели (60-е гг.) и стало очевидным, что Сибирь с ее населением, которое превышало 20 млн1. (Зауралье) вряд ли может восполнить тот производственно-промышленный, культурный, духовный и, особенно, оборонительный уровень государства. Встал вопрос о сохранении развития нации в ее интеллектуальном, физическом, репродуктивно-демографическом качестве. При взаимодействии трех Сибирских академических отделений СССР была организована соответствующая инициативная группа, создан объединенный ученый совет по проблемам здоровья нации, ее сохранения с участием и Сибирского отделения (филиала) академии медицинских наук СССР.

Были проведены расчеты, исследования по регионам Зауралья востока страны. Стало очевидным, что в том состоянии, сибирской действительности, где человеко-час здоровой жизни по экономическим затратам являлся минимальным, а человеко-потребление человеко-часа его физической интеллектуальной способности было очень напряженным, демографически грозило тяжелыми последствиями.

В период оттепели стали строить БАМ, крупные предприятия в Омске, Томске, Новосибирске, Иркутске, Красноярске, Чите, в северных регионах, расширялись эвакуированные раньше производства и т.д. Необходимо было их обеспечить трудовой силой, специалистами, вахтовым способом или оседлым переселением в эти регионы.

Этими вопросами и занималось Сибирское отделение медакадемии СССР (70-80-е начало 90-х гг.). Это была проблема не только диагностики и лечения (лечением в основном занималась система здравоохранения), задача Сибирского отделения АМН СССР состояла в расширении профилактики, той экологии и психологии населения, образования, формирования, демографического семейного института чтобы обеспечить полноценность, рост и сохранение всей азиатской части нации Советского Союза, ее здоровья (программа восстановительной, а не только лечебной медицины). Так продолжалось в течение 70-80-х и середины 90-х гг. Были созданы обширные экологические и экономические обобщения.

В Президиуме СО АН СССР, правительстве и в местных органах, была принята программа «Сибирь» в рамках которой был большой раздел, который обозначался «Человек» под руководством акад. А.А. Трофимука2. В программу «Человек» включались вопросы, связанные с экологической системой, профилактикой, с системой снабжения, жилищным комплексом, миграции, образования, трудоустройством и т.д. Эту часть программы курировали подразделения СО АМН СССР.

Многие вопросы решались по аналогии с космическими программами. Мы в то время сотрудничали с институтом космической биологии и медицины в Москве, где разрабатывались специальные программы для лунного комплекса, длительного пребывания в космосе, программы системы жизнеобеспечения. Эти программы жизнеобеспечения (СЖО) были рассчитаны на большое количество народонаселения, где предусматривалась экологическая, духовная, культурно-воспитательная, медицинская, производственная системы. В них определялось предохранение, утомление, диагностика, «ремонт», утомления нации, ее сохранение и продолжение народонаселения следующих поколений. Такая система жизнеобеспечения (СЖО) с расчетами стоимости 1 человеко-часа здоровой жизни в то время рассчитывалась в регионе промышленного комплекса Норильска. Исследования продолжались в течение 10 лет. В результате этой программы в Норильске удалось снизить потери трудоспособности по заболеваемости почти на 10 %. Были показаны адекватные маршруты отдыха на юг в соответствующие сезоны, сроки пребывания там работающих, имеющих разные системы конституций (спринтеров, стайеров). Для одних это было максимум 2-3 года и обратный отъезд; для других – 10-12 лет, а для третьих – это было пожизненное освоение Севера и сохранение северных семейных традиций в потомстве. Было выявлено, что потомство оседлых северных переселенцев страдает (отнюдь не генетическими особенностями), это был эффект, позднее описанный в Ленинграде и названный «блокадный синдром Рачкова»3, когда в следующем поколении менялись определенные психофизиологические свойства с преобладанием обменно-психологических доминант с нарастанием ряда форм, казалось бы, известных хронических заболеваний. Была создана система профилактики. Мы перенесли эту систему и на поселения в районах строительства БАМа, затем эти системы были использованы при освоения целинных земель. Так возникло новое направление: сохранение развития нации как единого целостного исторического социального организма, в котором государство административно должно было учитывать свойства этого организма и не распылять его и не обесценивать (культ капиталократии)4.

Работы эти были представлены на 8 международных конгрессах по приполярной медицине, на международных конгрессах и съездах по экологии человека. Сибирские работы были приняты как опережающие в мировом становлении экологии планеты, включая и наше участие в системах охраны здоровья в южных регионах азиатских территорий (Монголия и др.). Так было. Однако постепенно система изменилась, в государстве ввели другую тенденцию необходимости лечить, перейти на систему «ремонтного» здравоохранения, такова была потребность исторического времени.

Система профилактики, экологической первичной профилактики, здоровья, восстановительной медицины, репродуктивного процесса, института семьи была распределена между отдельными административно-научными центрами и организациями (программами), которые сами по себе в своих проблемах преуспевали, но между ними связь терялась все больше и больше. К 2000-му году Сибирское отделение, по существу, начинает постепенно терять свою интегральную роль объединения всех многочисленных задач сохранения здоровья и развития нации.

Когда демографами были опубликованы материалы, которые получили название «российский крест», где демографическая кривая смертности пошла резко вверх, а рождаемость вниз, то она уже трактовалась с других позиций с точки зрения экономики, стоимостных ценностных оценок, трудоустройства и здоровье нации, как бы, «перекочевало» из рук большой экологической медицины в рамки известной распространенной медицинской и лечебной сети. Случилось так, что в 80-е гг. приказом министра здравоохранения СССР в медицинских институтах СССР, по непонятным причинам, были перепрофилированы кафедры факультетской терапии и хирургии по типу госпитальных курсов. Факультетские же кафедры традиционно отражали наиболее глубокие психофизиологические подходы к состоянию здоровья нации и личности человека. Это школы С.П. Боткина, Г.А. Захарьина, М.Г. Курлова, Г.Д. Залесского, их последователей.

Принцип первичной профилактики, сохранения здоровья нации до ее утомления и заболевания был разделен, как бы, на две части: одна – это большая часть лечения «ремонта» нации, когда нация, как «инструментарий» государства, начинает утомляться и утомление нарастает, а затем осложняется системой заболеваний (психо-неврологических, инфекционных, экологических форм и стрессов). Эту заболеваемость необходимо было исправлять и клинические системы и системы «профилактики» превратились в большую организацию Минздрава, казалось бы необходимую систему «ремонта» нации. Нация стала оцениваться как некий организм, который утомляясь входит в хроническую болезнь или острые эксцессы, ей нужен ремонт. Поэтому лечебная медицина с ее нозологическими госпитальными клиниками стала обращаться в систему дорогого, современного «ремонта». Минздрав превратился, казалось бы, в оправданную в то время, систему восстановления нации, а профилактические, предупреждающие меры – народонаселение, в целом, репродуктивность, сохранение беременности, младенчества, института семьи, интоксикации, целеполагания жизни, духовности и т.д. превратились, по существу, в следственные самостоятельные программы. По существу, проявили тот же механизм старения промышленных систем, строительных сооружений. Старение нации оказалось более тяжелым.

Сегодня мы входим в кризис не только экономический в мировой системе, но и в кризис научно-гуманитарный, духовный. Сегодня наука устремляется в систему выявления, уточнения диагностики острых заболеваний, хронических болезней с инвалидностью и смертностью, медицинской геронтологии, эти цифры становятся главными.

Второй, главный принцип сохранения здоровья нации, ее поколений, развитие здоровых людей, формирование их адаптивных резервов, духовности, мировоззренческого, целеустремленного принципа – это установка цели не «иметь», а «быть», «ради чего быть» остается, как бы, в тени. Сегодня нация все больше и больше входит в психо-эмоциональный стресс, надежда на будущее колеблется, порой исчезает, количество явных или скрытых социальных, экономических и др. конфликтов нарастает. Все эти отрицательные черты несмотря, казалось бы, на некоторые успокаивающие административные, экономические тенденции, которые мы слышим, становятся все более и более беспокойными. Такова эпоха исторических испытаний.

В Зауралье из 141.9 млн. населения России на начало 2009 года, сегодня проживает немного более 26 млн. человек (18.4 %), из них – 9 млн. 200 тыс. не трудоспособного возраста, в т.ч. 6 млн. 860 пенсионеров. Уровень смертности населения (14-18 на 1000 населения) в Зауралье остается выше уровня рождаемости (9-12 на 1000 человек населения). Стабильно удерживается отрицательное естественное движение населения, которое осложняется западным миграционным оттоком населения. За последние три года эти показатели улучшаются, но фундаментальной, социальной, демографической и экономической основы пока нет. Так, подсчитано, что поколение родившихся в 2008 г. не доживет до уровня сроков среднеевропейской жизни 10-12 лет. По ряду прогнозов в 2009 г. в России возможно 9 млн. безработных (12.3 % экономически активного населения страны), в Зауралье эта величина составляет одну четвертую. Психоэмоциональное напряжение (социальный стресс) будет все более усугубляться, социальные последствия такого напряжения известны и многообразны, они будут расширяться во всех социальных сферах.

Утомление нации за счет миграции, за счет перемещения временных или постоянно работающих в северных регионах постепенно нарастает, первичная профилактика становится все более недостаточной. По имеющимся данным на сегодня уровень утомления нации нарастает, у детей процент хроники составляет 10-12 %, патология беременности высока, распад молодых семей за 1 год на 1000 браков составляет почти 500-600 случаев. Существенно омолаживаются и хронические заболевания. По существу, мы имеем факт определенного исторического снижения устойчивости здоровья и этногенеза нации в Сибири. Таким образом, вся Сибирь сегодня с ее будущим оказывается погруженной в систему недостаточной системы гигиены, воспитания, образования, начиная с детских садов.

Мне очень больно за сибирскую нацию и хочется сказать, что если не произойдет социально-экономической интеграции в Сибири на новом уровне, объединение сибирских округов в единую систему жизнеобеспечения, где на первом месте будут не только экономика, производство, жилье, дороги и пр., а формирование интеллекта, духовности молодежи, начиная от школы, распределение специалистов не просто по коммерческим договорам, а по призванию, то будущее нации, ее духовности окажется под большим вопросом. Я не касаюсь сегодня идеологической расчлененности среди различных духовных направлений. Есть соборность, но соборность это сочетание многих духовных тенденций в единство нации. Соборность это дело не только священное, но и государственное, в России она была существенной основой прошлого выживания славянских народов, свободы, их духовного, экономического и социального единства.

Я хочу обратиться с вопросом к нашей администрации: так ли она видит будущее евразийской части России ? Что это основополагающая или только способствующая система для сохранения государства или это важнейшая государство-образующая часть, где нация с ее духовностью, гражданственностью должна сохранять первейшее место тех официальных административных образованьях, которые в численности превысили по своему личному составу в Сибири в сравнении с советскими временами, по существу, в 3-4 раза. Я обращаюсь и к моим коллегам медикам, биологам, экологам, историкам, социологам о необходимости интеграции, которая должна привести к единой программе сохранения и развития здоровья и духовности, репродуктивной активности нации восточносибирской части России и Севера. Ведь был прав М.В. Ломоносов утверждая: «Могущество России будет прирастать Севером и Сибирью». Пора создавать банки здоровья нации.

В 70-е гг. у нас был опыт по оценке СЖО регионов Сибири. Мы контактировали с Римским клубом, его членами. Я много раз встречался с проф. США Г. Одумом, Д. Медоузом5 и с другими членами Римского Клуба, с Л. Ларушем6, который развивает идею физической экологии, где настаивает на плотности населения на 1 кв. км и на величину производительности труда на душу населения.

Сегодня хочется поставить вопрос: известно ли руководителям центров и окружной администрации сколько стоит 1 человеко-час здоровой жизни здесь в Евроазии от рождения до 18-20 лет. По нашим расчетам стоимость производства человеко-часа здоровой жизни по сравнению с Европой дешевле в 12-15 раз, если не считать 7 % богатых и миллионеров.7 Если мы дешево платим в ценовой экономике за здоровье нации, то результаты могут быть тревожными8. Но есть и другая проблема – это человеко-потребление, это запас (величина) здоровых человеко-часов нации. Мы не доживаем 10-15 лет, теряем очень большую долю здоровья нации на этом недожитии. У нас очень высокая смертность, мы на первом месте в мире по величине суицидов, а ведь это дефект духовного психологического формирования нации. Экономическая стоимость «потребления» человеко-часа труда по оценке экономистов в Сибири 0.2 $ за час работы, в США – 2 $.

Я обращаюсь к нашим руководителям и прошу принять соответствующие меры, чтобы избежать нарастающего кризиса не только экономического, а духовного, экологического здоровья нации, ее сохранения, где еще возможно восстановить социально-демографические потери. Ведь потери нации в ее духовности, образовании, коррупции, распределение людей без творческого призвания, сохранение института семьи не обратимы также как не обратимо технократическое уничтожение биосферы (лес, пресная вода, ископаемые материалы, чистота природы).

Заповедь российской медицинской науки: надо оберегать человека здорового и лечить больного или утомленного, но не болезнь, ведь тоже самое относится и к нации в целом. Это истина до сих пор не разрешена. Решением правительства, регионов реализуется много устремлений, вводится целый ряд предложений в экономике, о паспорте здоровья, о шкале метаболического усвоения, продолжаются поиски среди миллионов генетических показателей маркеров предрасположенности – эти очень важные и очень дорогие поисковые процессы существенно разрознены. В то же время в области психофизики, психофизических исследований в сочетании с соматическими определенными и известными пробами, существует основа создания паспорта здоровья, начиная от дня зачатия, рождения, триместров беременности и т.д. поэтому необходимо расширять интегральные поиски, подходы к маршруту здоровья, паспорту здоровья, экологическому и индивидуально-профилактическому маршруту каждого человека восстановительной медицины. С каким историческим провидением звучала речь организатора и ректора Томского университета в 1891 г. Флоринского В.М. Сегодня в целом есть и знания, и технологии в сохранении здоровья нации, ее безопасности. Развивать эколого-профилактические системы на всех уровнях это будущее нации России, особенно ее Зауралья.

В Новосибирске решением областной администрации организован и начал работу Общественный Институт проблем человека. Это одно из начал интеграции сохранения здоровья и умножения нации в этой программе. Я благодарен научно-клинической и духовной школе Томска (я сам томич) ведь его ученые были и в основании Сибирского филиала АМН. Сегодня это большой отряд кадровой науки в Сибири. На востоке страны наука, культура – это гарантии свершения пророчества М.В. Ломоносова, сохранения и развития здоровья нации, ее безопасности на волне социально-экономического кризиса. Россия была, есть и будет великой Державой! С добрыми пожеланиями всем моим коллегам.