Противоречия теории эволюции в биологии

По роду своему

Согласно эволюционной модели, последовательность ископаемых животных и растений в напластованиях земной коры отражает общий ход эволюции (от амеб до человека), причем сложные формы жизни развились из простых, а простые, в свою очередь, из неживой материи. Согласно же креационной модели (сотворения мира), слои отложений земной коры свидетельствуют лишь о потрясшей мир гигантской катастрофе, причем различные формы земной жизни возникли независимо друг от друга и почти одновременно. Согласно Быт. 1,1, Бог сотворил не одно растение, не один вид, от которого позже образовались все остальные, а растения (и также рыб, птиц, млекопитающих) «по роду их», то есть различные их виды. Таким образом, в короткий период творения появились многие виды растений и животных. Все эти различные виды не имеют общего предка, они возникли не путем эволюции, а почти одновременно.

При этом мы хотим обратить наше внимание на характерное выражение, десять раз встречающееся в первой главе книги Бытия: «по роду их». Чтобы понять это выражение, нам нужно вернуться к языку оригинала Библии – древнееврейскому. Еврейское слово «род» (мин) употреблено здесь в единственном числе, но оно имеет и обобщающее значение, обозначая, например, разнообразные виды в рамках большой их группы. Чтобы передать вложенный в это слово смысл, нам нужно было бы перевести его во множественном числе: «по разнообразию родов их» (или сортов, типов, видов). Как предполагают, слово «мин» (род) родственно слову «темона» (образ). Выдающийся знаток древнееврейского языка Гезений перевел это слово как «формы, воплощения», то есть обилие видов внутри видовой группы. На это указывают и родственные арабские слова «мин» (делить) и «мени» (распределять). Если мы, например, читаем: «Сотворил Бог… всякую птицу пернатую по роду ее» (Быт. 1,21), это следует понимать как «все виды пернатых птиц». Это не означает, что мы приравниваем библейское понятие «вид» к биологическому (см. ниже), однако ради удобства мы будем продолжать пользоваться этим обозначением.

Итак, очевидно, что выражение «по роду их» может означать в данном контексте лишь группу видов. В книге Бытия такими группами являются плодовые деревья, размножающиеся семенами растения, животный мир морей и рек, птицы и звери. Все эти группы отличаются огромным разнообразием форм. Однако о человеке мы не читаем, что он был сотворен «по роду своему»: ведь человек сильно отличается от животных. Но человек не был сотворен «по роду своему» (в виде множества различных видов), существует лишь один биологический «вид» человека: Homo sapiens. Бог сотворил не различные виды людей, а лишь один: «по образу и подобию Своему». Значение древнееврейского слова «мин» ясно проявляется и в описании потопа (см. Быт. 6,20; 7,14). Там это выражение можно было бы перевести как «все виды птиц», «все виды скота», «все виды рептилий», пришедшие в ковчег Ноя.

В этом случае слово «род» также описывает не конкретный вид животных, а все разнообразие видов в рамках одной сотворенной группы. Некоторые новые переводы Библии учитывают эту особенность. Если, например, в русском переводе в книге Лев. 11,22 говорится о «саранче с породою ее», то уточненный перевод гласит «все виды саранчи». В Иез. 47,10 переводчики русской синодальной Библии написали: «Рыба будет в своем виде и, как в большом море, рыбы будет весьма много». Уточненный перевод говорит: «Там будут рыбы всех видов, как в большом море, и очень многочисленны». Сравнение с большим морем вместе с указанием на большое количество рыбы позволяет сделать вывод о большом разнообразии форм внутри этого библейского рода.

Напрашивается вопрос: почему же вместо слов «по роду их» в Библии не написано «по родам их»? Объяснение кроется в особенности древнееврейского языка, использующего большое количество слов, имеющих как единичное, так и обобщающее значение. Поэтому в повествовании о сотворении мира (1-я глава книги Бытие) слова «дерево», «трава», «птицы», «звери», «душа живая» все употреблены в единственном числе (что невозможно сохранить при переводе). Обобщающее значение этих слов часто подчеркивается местоимениями «все», «всякий». Таким образом, выражение «душа живая по роду его» означает «все виды живых существ».