Возможна ли теория эволюции в настоящее время?

Если верна гипотеза эволюции, то в природе должен действовать некий обновляющий и созидающий принцип: закон возникновения упорядоченности из хаоса, и развития высшего порядка — из низшего. Поскольку, согласно учению униформизма, такой закон по-прежнему в силе, то ученые должны иметь возможность наблюдать его и описывать в количественных терминах.

Креационная модель, наоборот, предполагает, что в природе должен действовать закон сохранения и разрушения. И если общее количество материи и энергии, равно как и совершенный порядок, было создано с самого начала, и притом сверхъестественным образом, то в наше время наблюдать в действии законы обновления и созидания, как того требует эволюционная модель, — невозможно.

Отсюда легко сделать вывод, что Креационная модель предсказывает наличие в природе двух универсальных принципов:

1. закон сохранения, стремящийся сохранить основные категории, созданные в начале (законы природы, вещество, энергию, важнейшие виды организмов, и т. п.), чтобы дать им возможность выполнить то назначение, для которого они были созданы; Это, первое, предсказание имеет безусловный характер. Кроме того — в том случае, если степень упорядоченности в природе меняется, креационисты предсказывают также:

2. закон упадка, стремящийся доступную энергию, вещество, виды, и т. д. — ухудшить, понуждая совершенный порядок сотворенной вселенной сползать к беспорядку.

То есть, по креационной модели можно ожидать изменения, в определенных пределах, «по горизонтали» (например, превращения энергии, варианты внутри биологических родов, и т. п.), и даже изменения «по вертикали вниз», в соответствии с законом упадка (например, мутации, износ, вымирание вида, и т. п.). Но результативных изменений «по вертикали вверх», как того требует эволюция, —теория сотворения не допускает.

Таковы два набора предсказаний, проистекающих из двух противоположных моделей. Теперь остается сравнить их с действительностью: проверить, что из этих предсказаний соответствует структурам и процессам реального мира.

Отметим прежде всего, что такого явления, для объяснения которого был бы совершенно необходим всемирный закон обновления и созидания, никто и никогда не наблюдал.

Существуют явления (всегда ограниченные во времени и пространстве), в которых, казалось бы, упорядоченность возрастает. Например, растущий живой организм. Но это только кажется. На деле же такое развитие всегда происходит лишь внутри более широкой системы ухудшающегося порядка, которая в конце концов непременно «побеждает».

С другой стороны, всеобщие законы сохранения и упадка в природе обнаружены. У них есть названия. Это—Первое и Второе начала (законы) термодинамики: закон сохранения общего количества массы / энергии и — закон возрастания энтропии (увеличения беспорядка, грубо говоря).

Все научные опыты, проводившиеся до нынешнего дня, подтверждают незыблемость этих двух законов. Насколько известно науке, они управляют течением всех и всяческих процессов. Причем они применимы не только в физике и химии, но также и в биологии и геологии.

Особенно важно Второе начало термодинамики: своей поддержкой модели сотворения и, соответственно, противоречием эволюционной гипотезе. Его природа и универсальность — общепризнанны.

Айзек Азимов отмечает в научной статье: «Насколько нам известно, все изменения происходят в сторону возрастания энтропии, т. е. увеличения беспорядка, т. е. истощения.» [Isaac Asimov, «Can Decreasing Entropy Exist in the Universe?» Science Digest, May, 1973, p.76.]

Но если мир в настоящее время истощается, то каким же образом был он «заведён», запущен с самого начала? Наиболее вероятным ответом на этот вопрос является сотворение.

За всю историю научных наблюдений общее количество энергии во вселенной осталось неизменным, насколько это известно. Но доступная, полез-ная энергия постоянно уменьшается. Эта «стрелка времени» указывает на конечную тепловую смерть вселенной. При этом общее количество энергии все так же неизменно, но совершенно недоступно для использования. График, отражающий исторические тенденции, можно продолжить назад (экстраполировать), в доисторическую эпоху, следуя той же самой кривой. Обе линии встречаются в момент То. Эта точка соответствует времени, когда вся энергия была полностью доступна. Эта же точка указывает на то время, когда во вселенной, по-видимому, существовал совершенный порядок.

Из Второго начала термодинамики следует, что со временем наступит «смерть» вселенной, если существующие процессы будут продолжаться. Если бы вселенная была бесконечно старой, то она была бы мертва уже сейчас.

Таким образом, мир в своем нынешнем виде обязан иметь начало!

Первое начало термодинамики указывает, однако, что в наше время и в нашем мире никаких процессов возникновения энергии не происходит. Следовательно, и сам мир не мог возникнуть самопроизвольно, а должен был быть сотворен кем-то вне его, и посредством таких процессов, которые в настоящее время не происходят.

Именно это и утверждает креационная модель!

Но кстати, это еще не обязательно доказывает, что имело место сотворение. Можно ведь допустить, что естественный созидательный процесс произошел когда-то до момента То, или что такой процесс даже происходит и в наши дни, но вне обозримой части вселенной.

Однако, в доступном нашему наблюдению пространстве и времени ничего подобного мы не находим! Наука же — это то, что мы наблюдаем. А наблюдаем мы только всеобщий процесс разрушения, указывающий на начальное сотворение мира.

Второе начало термодинамики не только свидетельствует о сотворении; оно также прямо противоречит эволюции.

Естественным путем системы развиваются в сторону не высшего, а низшего порядка. Эволюция требует всеобщего принципа изменений вверх, а закон энтропии является всеобщим принципом изменений вниз.

Поэтому эволюция и Второе начало термодинамики не могут быть верны одновременно. Однако, Второе начало подтверждено всевозможными научными исследованиями, в то время как эволюция является гипотезой, которую даже невозможно научно проверить. И если уж приходится делать выбор, то не лучше ли положиться на науку?

Итак, ясно, что эволюция и энтропия сосуществовать как два всеобъемлющих закона не могут. Или одно — или другое. Тем не менее, многие эволюционисты настаивают, что эволюция все таки может иметь место: в ограниченном пространстве и в ограниченный период времени (т. е. локально и временно).

Земля является открытой системой. А энергии, поступающей от Солнца, хватит для поддержания эволюции во время геологических эпох, даже если этот процесс в конце концов, со смертью Солнца, и прекратится.

Креационисты отвечают на это, что факт наличия открытой системы и доступной солнечной энергии сам по себе еще не порождает высшего порядка в этой системе. Этого мало, нужно что-то еще. Что же именно?

Все реально существующие системы являются системами открытыми. Тем или иным способом они открыты для солнечной энергии. Но большинство таких систем обычно развивается в сторону низших уровней, в соответствии с законом энтропии.

Возникает вопрос: «Что нужно, чтобы ограниченная система развивалась в сторону улучшения порядка, в то время как порядок во всей вселенной в целом ухудшается?» Тщательный анализ всех типов локальных систем улучшающегося порядка (например: дерево, вырастающее из семени; здание, возводимое из кирпича и других материалов) показывает, что в каждом случае должны быть соблюдены по крайней мере 4 критерия.

На нашей планете всякая реально существующая система всегда открыта (прямо или косвенно) для солнечной энергии. Однако улучшающийся порядок характерен не для всех систем, а только для тех, которые обладают строго определенной программой, направляющей их развитие, и сложным механизмом («двигателем», так сказать), превращающим солнечную энергию в специфическую работу их роста. Наилучшими примерами являются живые системы и искусственные системы. Как показано в табл. 1, типичная живая и типичная искусственная системы обоим этим критериям отвечают.

Как возражение, иногда приводится такой пример: образование кристалла из остывающей жидкости. Но и этот пример только подтверждает правило, потому что энергия и информация, содержащиеся в жидкости, — выше, чем в развивающемся из нее кристалле.

В любом случае, программа и механизм процессов улучшения порядка должны быть заданы системе заранее. Никакое случайное или внезапное явление не может породить ни такую программу, ни механизм.

Имея это в виду, зададим себе вопрос: «Может ли биосфера в целом развиться в сторону улучшения порядка?»

Каждая стадия истинной эволюции в живом мире представляет собой улучшение порядка в живой системе. В каждом случае система является открытой, а энергию поставляет Солнце. Проблема только в том, каковы же программы и механизмы эволюции. Какая заранее заданная программа «научила» неорганические вещества первобытного «бульона», как им превратиться в первые размножающиеся вещества? До сих пор ответа на этот вопрос нет.

Кроме того, каков тот энергетический механизм, который превращает солнечную энергию в бесконечно сложные структуры, необходимые для жизни?

И если даже допустить, что элементарная жизнь каким-то образом возникла, то как могла популяция простейших организмов превратиться в популяцию более сложных организмов? Ведь, опять-таки, для создания такой более сложной системы нужен механизм преобразования, способный превратить солнечную энергию в специфическую работу. Что служит таким механизмом?

Существует явление мутации. Да, мутация — это реакция организма на воздействие окружающей среды. В частности — на радиацию. Но при этом гены никогда не изменяются в сторону улучшения порядка в генетической системе. Мутации — изменения случайные. А, как показывают любые наблюдения, случайные изменения в упорядоченной системе неизбежно приводят к ухудшению порядка в этой системе. Кроме того: что является направляющей программой, приказывающей популяции червей превратиться в популяцию, скажем, крокодилов? Естественный отбор? Да, он может послужить программой сохранения, устраняя последствия вредных мутаций. Но как он может направить развитие в сторону более сложной системы?

Итак, эволюция, как развитие по вертикали вверх, в свете Второго начала термодинамики, по всей видимости, невозможна. Если даже такая простая система, как семя, требует заранее составленных программы и механизма (генетический код и фотосинтез), чтобы развиться в нечто сложное, то это тем более должно быть справедливо для того громадного пространственно-временного комплекса, который образует биосферу, якобы эволюционирующую.

Эволюционисты, в большинстве своем, эту проблему просто игнорировали. Лишь немногие из них (главным образом, в физических науках) осознали её и пытаются решить — пока что, в основном, отвлеченными умозрительными построениями.

Например, бельгийский ученый Илья Пригожий высказывает предположение, что «флуктуации» или «неустойчивости» в «рассеивающих структурах» (по его терминологии) — могут породить в открытой системе более высокий порядок. Однако он признаёт, что никаких свидетельств того, что жизнь возникла подобным путем, — нет. Он отмечает: «Ничтожно мала возможность того, что при обычных температурах гигантское количество молекул расположилось так, чтобы дать начало высокоорганизованным структурам и взаимосогласованным функциям, характерным для живых организмов. Поэтому идея самопроизвольного зарождения жизни в ее нынешнем виде — в высшей степени неубедительна, даже в масштабе тех миллиардов лет, в течение которых происходила эволюция живой природы.» [Ilya Prigogine, Gregoire Nicolis, Agnes Babloyants, «Thermodynamics ofEvolulion,» Physics Today (Vol.25, November 1972), p. 23.]

В другой своей работе И. Пригожий высказывает надежду, что его теория когда-нибудь, возможно, сможет предоставить недостающий организующий механизм. Тем не менее он предупреждает:

«Возможность преодолеть порог между неживым и живым создается не просто какой-то одной неустойчивостью. Здесь замешана, скорее, некая цепь неустойчивостей, в которой мы только начинаем различать отдельные звенья.» [Ilya Prigogine, «Can Thermodynamics Explain Biological Order?» Impact of Science on Society (Vol. XX111, No. 3, 1973).]

Этой проблемой пытался заняться и профессор Гарвардского университета Дэвид Лейзер. Он начал с нового определения понятия «стрелка времени» (введённого для Второго начала термодинамики сэром Артуром Эддингтоном). По Лейзеру, это — две стрелки. Одна направлена вверх, другая вниз:

«Процессы, определяющие историческую и термодинамическую стрелки времени, порождают соответственно информацию и энтропию.» [David Layzer, «The Arrow of Time,» Scientific Amercan (Vol. 233, December 1975), p. 60.]

Под «исторической стрелкой» Д. Лейзер подразумевает эволюционный процесс, который якобы порождает всё более и более высокую степень «информации» (или «порядка», или «сложности») в мире. Это может происходить только ценой снижения энтропии (то есть уменьшения беспорядка).

«Таким образом, увеличение информации всегда компенсируется равной потерей энтропии.» [Ibid.] Однако «термодинамическая стрелка» не перестает определять энтропию как постоянно увеличивающуюся.

По существу, Д. Лейзер только вновь поставил проблему, но не решил ее. Состоит она в том, как же это увеличение информации, за счет потери энтропии, может возникнуть? Какова программа, направляющая этот процесс, и где механизм, осуществляющий его? Без них — энтропия, естественно увеличивающаяся, просто исключает увеличение информации. Пустое утверждение, что «Земля является открытой системой», на вопрос не отвечает.

Чарлз Смит этот факт осознаёт, подчёркивая его значение:

«Однако, это объяснение не является полностью удовлетворительным, ибо оставляет нерешенной проблему: как и почему возник процесс повышения порядка (т. е. очевидное снижение энтропии). И над этим вопросом бились многие ученые. В 1968 г. Л. Берталанфи назвал взаимосвязь между необратимой термодинамикой и теорией информации — одной из наиболее фундаментальных нерешенных проблем в биологии.» [Charles J. Smith, «Problems with Entropy in Biology,» Biosystems (Volume I, 1975), p. 259.]

Эта «фундаментальная нерешенная проблема в биологии» является, по существу, изложением двух противоположных предсказаний, сделанных моделями сотворения и эволюции.

Следует помнить, что Второе начало термодинамики является доказанным научным законом (насколько это вообще может быть сделано), в то время как эволюция не только не доказана, но и не может быть испытана экспериментально.

Даже если бы Пригожину (или кому-то другому) и удалось открыть какие-то программы и механизмы, способные эволюционно увеличивать порядок, несмотря на всю возрастающую энтропию вселенной, — то и тогда эволюционная модель не могла бы соперничать с креационной моделью по эффективности. Предположим, что путем подобных второстепенных подправок и натяжек эволюционную модель и удастся привести в соответствие со Вторым началом термодинамики. Но это Второе начало никогда не станет следствием, с неизбежностью вытекающим из этой модели.

В то же время теория сотворения — предсказывает этот закон природы с неизбежностью. Поэтому в свете научных законов, наблюдаемых в настоящее время, эволюция представляется невозможной.