А так ли Земля стара?

Если креационно-потопная модель верна, то нет никаких оснований считать, что Земля намного старше человечества.

Предполагаемые обычно гипотетические миллиарды лет необходимы только для приспособления к эволюции и униформистскому истолкованию геологической истории Земли. Креационная модель может серьезно пересмотреть исчисления времени всех земных процессов, а не только трех-четырех процессов, которые могут указать на древний возраст, позволяющий эволюции развернуться.

Согласно Второму началу термодинамики, все системы клонятся к упадку. Скорость упадка для каждой физической величины, конечно, различна. Она зависит от конкретного процесса и от характеристик функций, определяющих этот процесс.

Как правило, функцию упадка можно представить графически в виде своего рода показательной кривой (экспоненты): с быстрым падением вначале, а затем с постепенным замедлением и асимптотическим приближением к нулю. Если в какой-то точке этот процесс подвергнется вмешательству извне (катастрофе), то на некоторое время упадок может ускориться, а затем снова вернуться к нормальной скорости.

Для некоторых функций упадка период полураспада величины является постоянным. По всей видимости, именно так распадаются радиоактивные минералы и некоторые другие системы (конечно, не все).

Для многих систем график распада будет очень простым, вплоть до прямой линии (в редчайших случаях). В большинстве же случаев распадающаяся величина быстро убывает вначале, затем убывание замедляется.

Очень легко ошибиться, если при расчетах времени предполагать, что распад происходит во времени по линейному принципу. Это почти неизбежно приведет к слишком большим периодам. Даже если взять системы, период полураспада которых считается постоянным, — и то представляется сомнительным, что они и в прошлом поддерживали именно такой, якобы постоянный, темп распада.

Если в прошлом произошли какие-то катастрофические изменения окружающей среды, то это должно было ускорить распад данной системы. И если мы будем рассчитывать время процесса, исходя из предположения о постоянстве, мы непременно ошибемся в сторону преувеличения «расчетного возраста» системы.

Подорвать доверие к результатам расчетов времени могут и другие факторы: неизвестные начальные условия, побочные изменения, и т. п. И в этом смысле особенно уязвимы радиометрические системы.

Рассмотрим в общих чертах любую систему, в которой величины ее компонентов изменяются со временем.

В мире существует бесчисленное множество естественных систем — и все они изменяются со временем. Поэтому «часами» может послужить любая из них, если только можно получить от нее необходимую информацию.

В простой системе есть только 2 компонента. Реакции протекают таким образом, что компонент А преобразуется в компонент В при определенной скорости и в определенное время t.

Система эта ограничена. Однако непроницаемых границ не существует. Они проницаемы, а это значит, что каждый компонент может возрастать, получая приращения извне системы. Точно так же, какие-то приращения любого из компонентов могут тем или иным образом покидать пределы системы.

Сколько времени назад этот процесс начался — неизвестно. Считается только, что в момент его начала — компоненты А и В имели начальные величины Ао и Во.

Если величины Ат и В, измерить в момент времени Т, то значение Т будет «расчётным возрастом» системы или, по крайней мере, временем с момента начала изменений в системе. Его можно вычислить специальной формуле, анализ которой показывает идеалистический характер подобных вычислений. Ведь реально измерить можно только величины Ат и Вт и rт (скорость реакции в момент времени Т). Таким образом, это уравнение содержит пять неизвестных величин и не может быть решено без произвольной их оценки. Одна из них, R, может быть вычислена из равенства, если известна функция, но последняя включает еще и другие неизвестные.

Теперь можно произвести вычисления расчетного возраста из уравнения (1), подставляя вместо пяти неизвестных принятые значения из равенств (4) —(9). В результате получим следующее выражение для Т:

T=B1-B0/rt=Br/rt

(Конечно, при других допущениях формула будет сложней.)

Принятые нами предположения фактически сводятся к следующим:

1. Униформизм (в высшей степени маловероятен)

2. Изолированная система (на практике не существует)

3. Известные начальные условия (определить невозможно)

4. Сохранение массы (соответствует действительности).

Со столь нереалистическими предположениями вполне можно сначала выбрать желаемый возраст, а затем изменять предположения так, чтобы расчетный возраст совпал с желаемым.

На практике именно так эволюционисты и поступают, когда сознательно отбрасывают любые замеры и расчеты, говорящие о молодом возрасте Земли или отдельных ее систем.

При этом их даже нельзя обвинять в научной недобросовестности. Ведь все подобные вычисления так или иначе зависят от этих произвольных допущений. Поэтому для них вполне логично выбирать именно те, которые согласуются с их основным постулатом об эволюции. Но назвать их добросовестными учеными можно только в том случае, если они понимают и признают, что все такие расчеты целиком зависят от их произвольной веры в эволюцию, требующую огромного периода времени.

Но и креационисты имеют точно такое же право исчислять расчетный возраст посредством допущений, согласующихся с их верой в специальное творение (опять-таки, если они этот факт осознают).

После всего сказанного в этой главе, у читателя может сложиться впечатление, что стоит эволюционисту взяться за исчисление возраста Земли, как у него получаются астрономические цифры. Как ни удивительно, но это не так. Достаточно просмотреть научные публикации, чтобы увидеть:

Даже на основе обычных униформистско-эволюционных допущений (см. выше) расчеты гораздо чаще приводят к молодому возрасту Земли, чем к старому.

То есть, если проанализировать любой процесс изменений, охватывающих весь земной шар (например, падение внеземных материалов на нашу планету, или эрозия почв, или поступление химикалий в океан, и т. д.), а затем принять стандартные эволюционные предположения (начальные величины равны нулю, скорости процессов меняются без скачков, система закрыта), — то обнаружится, что почти все такие расчеты покажут возраст Земли значительно ниже, чем миллиард лет.

Здесь приведены 70 типов расчетов. Все они независимы друг от друга и относятся или ко всей Земле, или к ее важнейшим составным частям, или к Солнечной системе.

Все они дают возраст слишком молодой, чтобы отвечать эволюционной модели. Все они основаны на тех же типах расчетов и предположений, которые применяются эволюционистами только на очень немногих системах (уран, калий, рубидий), чей радиоактивный распад, казалось бы, указывает на миллиарды лет. Но, как отмечено в пунктах 21 и 22, табл. 3, даже эти методы, когда они основываются на реальных экспериментальных данных, дают короткие сроки. (Ведь если бы эти процессы шли достаточно долго, то в исследуемых минералах нам бы хватало и свинца, и аргона для любых измерений.)

Первое, что в таблице бросается в глаза, — это необычайный разброс результатов: от 100 до 500 000 000 лет. Разумеется, этот разброс просто отражает ошибочность основополагающих униформистских допущений. Тем не менее, с учетом всего, величины на нижнем конце спектра представляются более близкими к истине, чем на верхнем конце, и вот почему:

1) в этих случаях уменьшается вероятность того, что на результат повлияли начальные концентрации или позиции, отличные от нуля;

2) допущение, что система оставалась закрытой, более вероятно для коротких промежутков времени, чем для длинных;

3) в то, что скорость процесса могла быть достоянной, — также легче поверить, если время короче, а не длиннее.

Отсюда можно сделать заключение, что весь вес научных данных подтверждает предположение, что Земля молода — намного моложе, чем это необходимо для происхождения жизни и человека путем эволюционных процессов. Таким образом, хронометрические сведения подтверждают то же, к чему приводят и многие другие научные соображения, — а именно то, что все появилось в результате акта специального творения.