ИСТОРИЯ КАЛУГИ В ЛИЦАХ

ИХ ИМЕНА - ГОРДОСТЬ РОССИИ

В старой Калуге купечество играло существенную роль всех сферах городской жизни. Именно купечество дало нашему городу да и всей России экономическое процветание, оставив заметный след в духовной сфере, искусстве, архитектуре, благотворительности. Многие из калужских купцов выросли в собирателей российского духовного и культурного наследия, предпринимателей в высоком смысле этого слова. Традиционно в среде калужского купечества выделялись самые богатые торговые люди и целые фамильные династии купцов первой, второй и третьей гильдии, кто владел финансовыми капиталами в сотни тысяч и даже миллионами золотых рублей. Из этого социального сословия вырастали будущие предприниматели, заводчики и фабриканты, крупные акционеры, благотворители и меценаты.

По-разному складывались в XVIII-XIX веках судьбы калужских купцов-предпринимателей. Одни, идя на обдуманный риск, оказались процветающими. Другие не сумели увидеть перспектив торгового дела, и, избегая банкротства, продали или заложили свои предприятия, третьи подыскивали компаньонов для развития промышленного производства товаров, пользовавшихся большим спросом на рынке. Так, например, поступил калужский купец Тимофей Филатов-Карамышев, открывший в 1718 году первым в нашем крае полотняную фабрику по производству парусины. Развивающийся русский флот нуждался в прочном и надежном парусном полотне. И тогда Филатов-Карамышев привлек в компаньоны двух посадских людей из Калуги — Афанасия Гончарова и его племянника Григория Щепочкина. Рядом с предприятием вырос целый рабочий поселок Полотняный Завод, а Афанасий Гончаров стал знаменитым производителем Российского парусного полотна.

В самой же Калуге купцы первой гильдии Михаил и Иван Фалеевы в 1740 году по указу комерц-коллегии открывают полотняную фабрику на 60 станов. Двадцать лет владели ею братья, потом продали известному калужскому купцу Ивану Большому Торубаеву.

Фото слева - Фалеев.

Калужская парусина не уступала заморской, как не уступала по качеству и писчая бумага четырёх фабрик Гончарова, производство которой было налажено несколько позднее. Сам А.С. Пушкин заказывал стопы бумаги в Полотняном Заводе для издания своих произведений. Поставлялась она и царскому двору.

Примеру братьев Фалеевых в 1740 году последовал купец первой гильдии Степан Золотарев, чья полотняная фабрика выдерживала конкуренцию маститых соперников. Позже она переходит в руки купца Петра Шершнева. Но Степан Золотарев в 1743 году строит и запускает бумажную фабрику — первую в нашем городе. И только к старости передает ее по наследству другим семейным владельцам — Ивану и Максиму Золотаревым, ставшимм впоследствии купцами первой гильдии.

Именно это высшее звание в купеческой табели о рангах давало право вести оптовую торговлю не только в России, но и за ее рубежами. И лишь купцы первой гильдии — звание, приравненное к генеральскому— по указу Екатерины Великой могли владеть частными предприятиями. Их капиталы составляли от 10 до 50 тысяч рублей. Купцам же второй и третьей гильдии разрешалось заниматься мелкой торговлей в пределах России. Но они имели реальную возможность выйти в первые, так как освобождались от пошлин, государственной службы и рекрутской повинности. Им давались льготы, кредиты. И выплачивали они всего 1 процент налога от объявленного капитала.

Постепенно калужское купечество набиралось опыта. Его начинающие представители становились фабрикантами и заводчиками. Таким стал, Петр Коробов, владевший во второй половине XVIII века фабрикой по производству голландского мыла марки "Зеф" и первой в Калужской провинции сахарной фабрикой. Только за три десятилетия с 1740 по 1770 годы в Калуге выросло 8 новых фабрик и их владельцами стали купцы. Всего же в России к 1801 году было открыто 2423 промышленных предприятия со 100 тысячами занятых в производстве рабочих. Особое развитие в нашем городе получила кожевенная отрасль производства. Здесь среди предпринимателей зазвучали новые имена купцов Грибановых, Лариных, Постниковых, Слобоженниковых и других. Их кожевенные заводы располагались в районе Жировского ручья и тянулись почти до самой пристани, принадлежащей тоже городским фабрикантам, имевшим здесь не только свои суда, но и склады леса, пеньки, пакли и сала, выделанной кожи и изделий из нее, уходивших даже на экспорт.

Ока вплоть до второй половины Х1Х века оставалась главной торговой дорогой. Вслед за грузовыми судами на ней появились и пассажирские. С 1872 года пассажирские пароходы "Ока" и "Проворный" курсируют между Калугой и Серпуховом. А когда пароходство перешло от полковника Щербачева к купцу-предпринимателю Цыпулину, он продлевает пассажирское сообщение до Каширы, до Перемышля, Лихвина и Белева.

Фото справа - Барановы.

Недавно Россия отметила 300-летие своего морского флота. История же речного флота перевалила уже за свое первое тысячелетие. Киевский князь Олег брал Константинополь ратью со своим речным флотом. А калужский князь Симеон Иванович отбил от города крымских татар с реки Оки на насадах (крытых водоходных судах) в 1512 году. Еще ранее со своей "судовой ратью" опустился по Оке в Волгу Юрий Долгорукий, воевавший против "волжских болгар".

Теперь даже трудно вообразить, какие крупные грузовые суда проходили Окой еще в середине XIX века. Одно из таких событий, связанных с деятельностью купцов и заводчиков-предпринимателей, произошло в 1858 году, когда выпущенные Мальцовскими заводами в Людинове "три колосса в 230 футов длины, по 300 лошадиных сил каждый были спущены по Жиздре и Оке, вызывая удивление всего прибрежного населения".

Такое грандиозное событие было бы невозможно без развитого частного предпринимательства. Только на Мальцовских заводах в середине XIX века работало почти 100 тысяч человек. Столько же было занято на всех частных предприятиях России в 1801 году. С 1870 по 1881 годы заводами Мальцова было выпущено паровозов на 9 миллионов рублей, платформ и вагонов — на 15 миллионов рублей и много другой продукции, в том числе речных судов, плавающих по Оке и Волге, Десне и Днепру.

Многие калужские купцы – выходцы из простого народа. Таковыми были и известные купцы-заводчики, братья Никита и Сергей Гаврилович Барановы – имена которых к сожалению забыты потомками. Их дед – Антип Баранов, родом из Дугны, начинал работать мастеровым у самого Никиты Никитича Демидова. Одним из первых он начал осваивать чугунолитейное дело в Калужском крае - с самого образования Дугненского чугунолитейного завода. По его стопам пошел и сын – Гаврила Антипыч Баранов, а когда настало время уходить с завода, он передал трудовое ремесло своим детям – старшему Сергею и младшему Никите. За годы работы они освоили технологический процесс литья, став как их дед и отец квалифицированными специалистами чугунолитейного дела.

Наверное, они никогда не вошли бы в Калужскую историю, если бы не дарованная после крестьянской реформы 1860-го года свобода, которая позволила им заняться торговлей и предпринимательством. Барановы, имея усадьбу возле торговой площади в п. Дугне, открывают трактир “Белую харчевню”, за счет чего в 1870-х годах выкупают от Дугненского общества свою усадебную оседлость. Прошло еще совсем немного времени и новоиспеченные купцы Барановы пополняют ряды калужского купечества. Свою дочь Синклитью Сергеевну Баранову они выдают замуж за калужского торговца Александра Александровича Шевырева. Но Барановы не только купцы, они еще и меценаты. Денежные средства они вкладывают в благотворительность - жертвуют деньги в основанное в Дугне в 1915 году церковное общество “Отрада и утешение”, на их средства в Дугне возведена “Барановская” церковь, открыта больница-лечебница при Ханинском заводе.

Уже к началу 20 века братья Барановы получают известность, выкупая в аренду Дугненский, Ханинский и Богдано-Петровский заводы, заложенные самими Демидовами. Расцвет металлургической промышленности Калужского края был связан с этими заводами. Основатели отечественного чугунолитейного дела – заводчики Демидовы выбрали наши места не случайно. И сейчас эту местность называют Калужской Швейцарией. Богата она полезными ископаемыми – запасами каменного и бурого угля, серным колчеданом, нерудными строительными материалами (известняками, керамзитовыми и огнеупорными глинами), фосфоритами и железорудными месторождениями, которые встречаются в Калужской области повсеместно (главные месторождения в Жиздре и на реке Протве). Наличие такого хорошего топлива как каменный уголь, способствовало деятельности чугунолитейных заводов в Калужском крае. Близость реки Оки и соседство с Тульской областью создавали благоприятные предпосылки для доставки тульской железной руды к заводам по сплавной реке Оке. Наличие постоянных запасов воды было крайне необходимо для функционирования доменных печей.

Еще в 1702 году вблизи реки Оки, в 50 км. от Калуги на месте заложенного в 1690 году Львом Нарышкином “железного завода” Никита Демидов начал строить Дугненский чугунолитейный завод. В 1715 году завод унаследовал Евдоким Никитич Демидов, первую плавку чугуна завод произвел в 1720 году. Руду для Дугненского завода поставляли из под Тулы, а леса были поблизости. Главной транспортной артерией являлась река Ока. В 1766 году завод выработал 189 тысяч пудов чугуна и 29 тысяч пудов железа. В расцвет Калужского наместничества в 1785 году на заводе были установлены еще две доменные печи, выпускавшие за год 140 тысяч пудов чугуна который частью сбывался на месте, а большею частью отвозился для переплавки на железо в Людиновский и другие заводы. 

Фото справа - Золотарёв.

В 1796 году недалеко от старого Акинфий Демидов построил Ново-Дугненский завод с плотиной и домной, который продолжал развиваться в последующие времена. Во время Отечественной войны 1812 году Дугненские металлурги по заданию М. И. Кутузова отливали для нужд русской армии картечь и ядра. Позднее завод выпускал и известное на всю Россию художественное литьё. Дугненскими мастерами отлиты барельефные плиты для постамента памятника князю Владимиру, установленного в середине 19 века в Киеве на Подоле. В 1861 году на заводе работали 180 литейщиков, 4 горновых, 6 кузнецов, 30 молотобойцев, 13 слесарей, 6 мастеров. Условия работы в те времена были очень тяжелыми. 16 мая 1861 года член комитета по устройству быта помещичьих крестьян Калужской губернии П. Н. Свистунов, ревизовавший завод, доносил о жалобах рабочих на тогдашнего арендатора завода Новикова - на плохие условия труда, низкой заработной плате, незаконных штрафах и вычетах. Недовольства рабочих переросли в стихийные волнения в феврале 1862 г. и в сентябре 1865 г., и прекратились лишь после вмешательства полиции и военных частей калужского гарнизона. Забастовки рабочих, социально-экономические условия тех лет, революционная агитация, моральная атмосфера в обществе – все это приводило к спаду производства. В середины 19 века завод часто переходил из рук в руки, одно время принадлежал купцу Д. Д. Лаврову и бездействовал, в 1910 г. – Шарутину, генерал-майору Е. А. Погожину. В начале 20-го века главным арендодателем на Дугненском чугунолитейном заводе значился калужский купец Никита Гаврилович Баранов, родители которого были оседлыми жителями Дугненского завода - отец и дед работали мастеровыми на этом заводе. Работало в те времена на заводе 450 рабочих с зарплатой - 87 тыс. рублей в год. В 1912 году годовой выпуск продукции составлял 154 тыс. рублей в год. Из домны выплавлялось 90 тыс. пудов различных изделий, включая горшки, сковороды, котлы и печи.

В 1815 году сын Евдокима Никитича – прапорщик Петр Евдокимович Демидов строит Ханинский чугунолитейный завод на реке Черепети, недалеко от калужского села Ханино. В 1840 году завод перешёл к братьям Засыпкиным, а с 1910 года – к заводчику Н. Г. Баранову. Мощность домны Ханинского завода позволяла производить в год до 80 тыс. пудов чугуна, из которого завод изготавливал до 60 тыс. пудов изделий, в том числе эмалированной посуды. В 1912 году на заводе работало 357 рабочих с годовой зарплатой - 64 тыс. руб. Из домны выплавлялось 78 тыс. пудов изделий. В начале 20-го века в селе Ханино Богдановской волости при чугунолитейном заводе, арендуемом купцами Барановыми была организована лечебница с земским врачом и фельдшером на 5 коек. Лечебница позднее преобразована в Ханинский лазарет братьев Киселевых.

Третий свой завод прапорщик П. Е. Демидов заложил в 1788 году в вотчинном селе Русанове Калужского уезда, в четырех верстах от села Ханино. Численность рабочих на этом заводе по данным 1912 года составляла 172 человека с зарплатой - 30 тыс. руб. Литья на нем выплавлялось около 65 тыс. пудов в год, которое сбывалось по всей России - в Сибирь, Закаспийский край, Закавказье.

Благодаря стараниями калужских купцов-промышленников, Калуга превратилась в процветающий город губернии. Характерно, что к началу XX века купечество Калуги имело в банках капитала не меньше столичных купцов или купцов древних торговых городов: Новгорода, Твери, Смоленска. 313 из них были признаны "именитыми гражданами", владеющими очень крупными капиталами. Были среди них и миллионеры-предприниматели, торговцы лесом и лесными дачами, крупные лесопромышленники. Не случайно Окская пристань в Калуге тянулось на 3 версты и была заставлена штабелями строительного леса и дров. А по соседству выросли крупные для Калуги тех лет лесозаводы, изготовлявшие лес, доски, оконные рамы, двери и другой строительный материал.

Умели купцы-предприниматели устраивать и свой быт. Так, первый из владельцев пароходства Калуги купец Цыпулин строит свою дачу в селе Любутском на Оке, куда на лето приплывала на собственной яхте вся большая его семья. Здесь Цыпулин отреставрировал древний сельский храм и возвел новую колокольню. Он же снабжал и всех селян доставляемыми из Калуги по Оке дровами. Большинство же калужских дворян, заводчиков и фабрикантов— выходцев из купеческих родов— приплывали на пароходах "Цыпулин" и "Цыпулин II” или на красавце "Дмитрий Донской" на пристань Алексин, а оттуда направлялись в Алексин бор", половину которого занимали дачи калужан, а вторую половину — туляков.

Так было до 1917 года, пока советская власть не отняла у предпринимателей их предприятия, а само частное предпринимательство поставило вне закона. В 1920-е годы более 100 тысяч предпринимателей России вынуждены были покинуть Родину. Россия лишилась своего накопленного веками промышленного потенциала. Тысячи промышленных предприятий в 1920-е годы пришли в полный упадок.

ОЛЕГ МОСИН,

СВЕТЛАНА МОСИНА

Литературные источники: Пухов В. История города Калуги, Калуга, Золотая аллея, 1998; Калужская энциклопедия / под ред. В. Я. Филимонова, Калуга, изд-во Н. Бочкаревой, 2000.