ИСТОРИЯ КАЛУГИ В ЛИЦАХ

Калуга купеческая

Из писем профессору В. Я. Филимонову в адрес редакции

КАЛУГА КУПЕЧЕСКАЯ

В старой Калуге купечество играло существенную роль практически во всех сферах городской жизни, несло огромный вклад в развитие города. Именно купечество дало России не только экономическое процветание, но и оставило заметный след в духовной сфере деятельности, искусстве, архитектуре, благотворительности. Многие из калужских купцов выросли в собирателей российского духовного и культурного наследия, предпринимателей в высоком смысле этого слова. России широко известны имена братьев Щукиных и Рябушинских, купеческий род которых складывался на калужской земле. Жемчужинами древнего зодчества обозначены палаты калужских купцов Коробовых, Макаровых, Золотаревых. Богатством и добродетелью прославились Шемякины, Малютины, Цыпулины, Теренины, Фалеевы. Но кто знает о десятках купеческих династий Калуги, внесших неповторимый и достойный вклад в развитие своего города, губернии, наконец, России?

Калужское купечество за свою почти трехвековую историю дало многим своим представителям звание "почетного гражданина города". Одна фамилия династии Билибиных поставила в городские Головы шесть своих представителей, купцов первой гильдии, коммерции советников и почетных граждан. Именно трудами и средствами Билибиных, Золотаревых, Торубаевых, Антипиных, Терениных и других росла и процветала торговая Калуга. Девяносто процентов каменных храмов, богоугодных заведений, домов призрения, учебных заведений в Калуге строилось на средства и пожертвования купцов.

Да и сам купеческий слой города во время его расцвета был весьма значительным. Как сообщает статистика, в 1811 году при общем населении Калуги в 23137 человек купцов было около тысячи. Выходящий в то время в Калуге журнал "Урания" в 1804 году писал, что в Калуге мужского пола 91б0 человек, женского — 9998. А торговых лавок - 159 каменных и 494 деревянных. Вот и получается, что каждый девятый из мужчин — купец; если же брать многодетные купеческие семьи, то выходит, что каждый пятый калужанин принадлежал к купеческой семье.

Теперь мы удивляемся, что палатки и ларьки заполнили улицы Калуги. Следует вспомнить, что еще в 1804 году на 30 жителей Калуги приходи­лась одна торговая лавка! Естест­венно, никаких очередей не наблюдалось, а вот реклама была значительной.

Слева - Фалеев

Но главное, конечно, не число, а капиталы, которыми владело купечество. Тот же журнал "Урания” сообщал, что калужскими купцами в 1804 году объявлено наличного капитала более чем на три ми рублей, а их годовая торговля составляла 123б3100 рублей. По тому времени — сумма огромная.

По свидетельству историков многие калужские купцы “имели обширные сведения о торговле и мануфактурах и бывали сведущи в самых политических переворотах”. Некоторые даже содержали корреспондентов и поверенных в крупных торговых российских и иностранных городах.

Имена братьев Золотаревых, Кашиных, Малютиных были за рубежом маркой чести и достоинства. В своем отчете в “Государеву комиссию” Калужская городская управа сообщала: “Калужское купечество торгует не только во все области Ея Императорского Величества, а также: в Англию, Голландию, Польшу, во многие коммерческие города”.

Мало кому известно о нашем земляке купце Никите Шемякине, повторившего “хождение за три моря Афанасия Никитина”.

А потом он берет в шестилетний откуп все российские портовые, пограничные и внутренние пошлины. Правда, это было в середине 1770-х годов. Вместе с купцом Ярославцевым Никита Шемякин основывает Константинопольскую торговую компанию, носившую название “Великих в чужие земли проходцев”. Видимо, калужским купцам-первопроходцам было хорошо известно, что город их возник на большом торговом пути “из славян в болгары”, чья столица находилась на месте нынешнего Нижнего Новгорода.

Слева - Фалеев

Богатейшие калужские купцы торговали с иностранными государствами и переправляли в С.-Петербург, Ригу и Одессу сала, конопляного масла, полотен, пеньки и других товаров на 12 млн. рублей в год. Довольно значительной была рыбная торговля, которую калужские купцы закупали в Астрахане, на Дону на сумму 226 тыс. рублей и продавали покупателям из Москвы, Витебской, Орловской и других губерний.

Торговля скотом велась на сумму 235 тыс. рублей в год; скот отправляли в Москву, С.-Петербург, Ригу, в Пруссию и даже в Силезию.

Хлеба Калуга закупала на хлебных рынках до 2 млн. четвертей и часть его реализовалась в Гжатске, Зубцове и других городах.

Общая же торговля Калуги в середине XIX века достигала 20 млн. руб. в год.

Расцвет калужской торговли приходится на первую половину XIX-го века, после 1840-х годов намечается резкий и заметный упадок производства. Еще в 1835 году в Калуге насчитывалось 47 купцов 1 гильдии, 95-2-й и 2154 – 3-й гильдии с капиталами на 8.127 тыс. рублей; торговый оборот Калуги оценивался в 75 млн. рублей. К 1860 году картина изменилась – в Калуге насчитывалось лишь 5 купцов 1-й гильдии, 432-й и 993 – 3-й гильдии с капиталом в 2.176 тыс. рублей.

Слева - Антипин

В отличие от торгового оборота, уровень производства существенно отставал по темпам своего развития, что было обусловлено неразвитостью капиталистических отношений. В 1880 году в Калуге насчитывалось 103 фабрики и завода при численности рабочих 1478 человек с уровнем производства на 690 тыс. рублей. Достаточно интенсивно было развито кожевенное производство, в котором было занято 15 заводов; из них на 9 при 75 рабочих производилось продукции на 240 тыс. рублей. С процветанием кожевенного дела связаны имена Грибановых, Коробкова, Посникова, Слобоженинова, Перекалина, Ларина и др. Существенным было рогожное производство, которым занимались в те времена 7 фабрик; на трех из них было 585 рабочих с уровнем производства 56 тыс. рублей. Капиталы в развитие кожевенного дела в Калуге вкладывали Фалеев, Машошин, Вереитинов и др. Щетинным делом занимались Золотарев и Борисов, два их завода при 90 рабочих производили в год продукции на 60 тыс. рублей. Чугунолитейным делом занимались Засыпкины, Лавровы, Киселевы, Барановы.

Однако купцы умели не только торговать. Они много строили, бы­ли благотворителями. Конечно, жили они и одевались богато. Так, проезжая в 1805 году через Калугу в свите графа Разумовского, иностра­нец доктор Гун удивился, что полный наряд калужской купчихи стоит 50 тысяч рублей, а в самом горо­де находится такое количество жем­чуга, что и "на двух добрых возах не вывезти"... Сама императрица Екатерина II с любовью надевала наряд калужской купчихи и в память об этом выбила две медали.

Но тот же купец Коробов, от которого до нас дошли его сказочные палаты, не забыл украсить город и именным храмом Георгия за вер­хом, выделив в 1701 году средства на его воз­ведение средства. Купец Рыжов в 1732 году построил каменную Спасо-Слободскую церковь на Жировке (разобрана в 1932 г., вместо нее построена Детская больница на углу ул. Салтыкова-Щедрина). А купец Золотарев пожертвовал двухэтажный, просторный каменный особняк под городскую больницу и внес средства на ее оборудование. Купец банкир Малютин пожертвовал 200 тысяч рублей на поощрение ремесел, промышленности и торговли, от­крыв в городе первое ремесленное училище. Когда усиливается гонение на старообрядцев и закрывается их церковь, купец Фалеев предоставля­ет старообрядцам молельный дом. В 1720 году купец Ланин на свои по­жертвования ставит храм Варвары. Великомученицы.

На средства калужского купече­ства в 1786 году распахивает двери главное народное училище, а в 1793 году — корпус для 72 солдатских де­тей с публичной библиотекой. Сред­ства на содержание библиотеки шли от продажи книг из открытой куп­цом лавки при губернской типогра­фии. Купец Борисов за свой счет из­дает "Руководство по части бухгал­терии" для учащихся городской гим­назии. Наконец в 1875-1876 годах на пожертвования купцов и почетных граждан Калуги Масленникова, Ко­ровина, Пестрикова открыто городское реальное училище.

Купечество никогда не перекладывало заботу и опеку о сиротах на неимущих, оно само протягивало им руку помощи. Это было в обычае, ставшем доброй традицией. Став бо­гатыми, не забывали о бедняках, о страдающих больных. Хлюстины и Золотаревы за свой счет строят в городе больницы.

Деяния на поприще благотвори­тельности и попечительства отцов города можно опи­сывать и далее. Тот же книгопрода­вец Антипин, который нашел время для встречи с А. С. Пушкиным в 1830 году в Полотняном заводе, открыва­ет при своей книжной лавке бесплатную читальню, создает на свои средства переплетную мастерскую. Его примеру последовал купец Грудаков, открывший в 1846 году пер­вую городскую библиотеку, а затем и сестры Шевыревы, основавшие в 1868 году бесплатную библиотеку-читальню .

Конечно, купцы могли широко погулять, покутить. Но глав­ное время они посвящали они делу. И даже легко добытые деньги они не пус­кали по ветру, не "прожигали". Вот один из характерных примеров. Как-то уже в самом начале XX века ка­лужский купец Ф. П. Власов выиграл 200 тысяч рублей. В кабак он их не понес. А построил на них два каменных магазина, чайную, кафе и синематограф, фотографию. Целый торгово-культурный комплекс. Кста­ти, известный калужанам кинотеатр "Ударник", а теперь Театр юного зри­теля, и соседний ряд магазинов до сих пор служат нам с легкой руки купца Власова целый век.

Назовем еще одно имя. Это купец и владелец пароходства на Оке И. К. Цыпулин. Теперь трудно представить, но Ок­ская пристань Калуги при его правлении простирались от устья Яченки до устья Киевки и была заставле­на баржами и пассажирскими суда­ми, а по берегу громоздились лаба­зы, склады, ангары и множество ма­газинов. Река была судоходной на всем своем протяжении. Она заме­няла и возникшую позднее желез­ную дорогу. Но избранному в город­ские Головы владельцу пароходства и этого казалось мало. При училище воспитания сирот он открывает цер­ковь и библиотеку духовной литера­туры, жертвует деньги на строительство Работного дома, на помощь бедным и сиротам. Он жертвует свой собственный каменный дом, стоимостью 70 тысяч рублей для устройства профессионально-технического училища, выделял собственные денежные средства на ремонт здания Николаевской гимназии, дал беспроцентную ссуду городу в сумме 2 тысяч рублей на основание Общества страхования имущества калужан от огня и 9 тысяч рублей на строительство Работного дома.

Да, большинство купцов оправдывало свое высо­кое звание покровителей и отцов го­рода. Традиционно в среде калужского купечества выделялись самые богатые торговые люди и целые фамильные династии купцов первой, второй и третьей гильдии, кто владел финансовыми капиталами в сотни тысяч и даже миллионы рублей. Из этой социального сословия вырастали и будущие предприниматели, заводчики и фабриканты, крупные акционеры, благотворители и меценаты. Но не следует забывать и главного - многие из знатных калужских купеческих фамилий – выходцы из простого народа.

Олег МОСИН,

Светлана МОСИНА