ИСТОРИЯ КАЛУГИ В ЛИЦАХ


Е. П. КАШКИН


О тульском и калужском генерал-губернаторе, генерал-аншефе Евгении Петровиче Кашкине (1738-1796) известно немного. Бесстрашный полководец, умный образованный дипломат и ловкий царедворец, он заслужил доверие двух императриц и императора. Скромный талантливый руководитель и организатор, он заслужил себе любовь не только сильных мира всего, но и простого народа. О доброте его среди жителей Калуги и Тулы ходили легенды, а один из известных поэтов В. А. Левшин написал в его честь пролог «Тула и Калуга образованные».

Старинный дворянский род Кашкиных происходил от грека Корбуши, приехавшего в 1473 году в Россию с невестой Ивана III княжной Софьей Палеолог. Прадед Евгения Петровича, Василий Тихонович, был видным деятелем при царе Алексее Михайловиче, служил воеводой в Кокчайске и на Балахне, в 1677 году царь Федор возвел его в стольники и пожаловал поместье в Углицком уезде. Отец Евгения Петровича, Петр Гаврилович, дослужился до чина генерал-адмирала и командира галерного флота в Санкт-Петербурге. Мать Евгения Петровича — Евфимия Федоровна, происходила из знатного рода Заборовских.

Евгений Петрович родился 12 января 1738 года в Брянске. В семье Кашкиных образованию детей уделялось особое внимание. Получив основательную подготовку дома, молодой Кашкин с отличием закончил Сухопутный шляхетский корпус. Он свободно владел языками, и Степан Федорович Апраксин, отправляясь в 1756 году командовать войсками против Пруссии, взял поручика Кашкина "для дел, производящихся на иностранных языках, в его канцелярии". Там молодого талантливого офицера заметил граф 3. Г. Чернышов и отослал его к императрице Елизавете Петровне с сообщением о взятии Швейдница с такой лестной аттестацией, что Евгений Петрович заслужил похвалу императрицы и тысячу рублей, сумму по тому времени значительную.

В начале царствования императрицы Екатерины II Кашкин находился с частями русских войск на польской границе, руководя действиями небольшого отряда на Польской территории. В 1764 году он участвовал в следствии по делу Мировича, чем заслужил одобрение императрицы. Екатерина II писала графу Панину о Кашкине, что "...никто лучше сего последнего дела изъяснить не может". Видимо поэтому вскоре Евгений Петрович был назначен командовать Ярославским полком с присвоением ему чина полковника.

В 1769 году Кашкин со своим полком участвовал в турецкой войне, в который раз отличившись храбростью и военной смекалкой. Вот что писал его протеже граф 3. Г. Чернышов в письме от 22-гo сентября того же года: "...весьма приятно мне было слышать здесь отдаваемую справедливость заслугам вашим, которые вы отличною храбростью, мужеством и отменным в военном деле искусством... оказали. Не с меньшим же удовольствием и порадованием имею я теперь честь принести вам и поздравление с полученною от ее величества милостью, пожалованием вас в бригадиры".

В битве под Хотином Евгений Петрович был тяжело ранен и вынужден был просить уволить его "по неспособности нести службу до полного выздоровления". Однако Екатерина не хотела отпускать своего любимого полководца. Но даже выделила ему средства на лечение. Прибыв в Петербург 8 января 1770 года, Евгений Петрович получил письмо с собственноручной подписью государыни: "Евгений Петрович! Сего января 1-гo дня взяла я вас в Семеновский полк в премьер-майоры. А как я притом знаю и болезнь вашу, от полученной раны, и домашнее состояние ваше, то желаю только, чтобы вы скорее выздоровели, а впрочем, вы можете надеяться, что я вас не оставлю. Екатерина".

После выздоровления в августе 1770 года Евгений Петрович был отправлен встречать прусского принца Генриха и состоял при его свите во время пребывания последнего в России. А в начале 1772 года он отправился вместе с адмиралом Нольсом на Дунай для постройки российской флотилии. Характеризуя Кашкина, императрица самым лучшим образом писала о нем адмиралу: "С душою честною он соединяет большую деятельность".

В 1775 году Кашкин был произведен в генерал-поручики, состоя в свите принца Генрихе, вторично посетившем Петербург. Все эти годы Евгений Петрович входил в число лиц, особо приближенных к императрице. Ловкий царедворец, Кашкин был не только любимцем Екатерины II, но и сохранял хорошие отношения с тогда опальным великим князем Павлом Петровичем, будущим императором Павлом I. За услуги, оказанные ему, Павел очень ценил Кашкина и в 1772 году пожаловал ему голштинский орден Святой Анны. 28 июня 1778 года, не без участия Павла, императрица подписала указ о назначении Кашкина губернатором в Выборг, пожаловав ему большое имение в Сердобольском уезде Выборгской губернии. Неполных два года пробыл Евгений Петрович на этом посту, пока не был назначен на вновь учрежденную должность наместника пермского и тобольского. Секретарь императрицы граф Александр Безбородко лестно сообщал в письме Кашкину от 7 мая 1780 года: "Государыня тут повторяла, что она о добре Вашем и дому Вашего не преминет мыслить, радуясь, что для сего отдаленного края нашла она верховного правителя, в коего ревности, бескорыстии и способности она совершенно уверена. Дай Бог, чтобы место сие вам принесло столько пользы, сколько ожидают от Вас блага для вверенной Вам страны все, знающие Вас персонально".

На новом посту предстояла огромная работа. Губерний, как таковых, в России тогда не существовало, их необходимо было создать. Новый губернатор должен был объехать обширный край, выбрать поселения для объявления их городами, открывать губернии, вводить штаты, строить новые присутственные места, назначать на должности надежных и достойных людей.

В ноябре 1780 года Кашкин приобрел в казну Ягошихинский завод, на месте которого вырос город Пермь. В следующем году была учреждена Пермская губерния, состоящая из двух областей— Пермской и Екатеринбургской. Годом позже, в августе 1782 года, была учреждена Тобольская губерния, в которую входили Тобольская и Томская области. Центром наместничества стал город Тобольск. В этой должности Евгений Петрович пробыл долгие восемь лет. За эти годы он занимался разнообразными вопросами, управлением, поднятием промышленности, особенно металлургии и горного дела. За свои заслуги перед Отечеством Евгений Петрович в 1782 году был пожалован орденом Святого Александра Невского, а в 1784 году — Святого Владимира I-й степени. Первого марта 1788 года Евгений Петрович по просьбе императрицы был вызван в Петербург. А через два месяца в Тобольске случился страшный пожар, уничтоживший чуть ли не всю деревянную часть старого города. Бесследно сгорела и вся переписка Евгения Петровича Кашкина – свидетельство его пребывания в Тобольском крае.

Вскоре императрица пообобрала своему любимцу новую должность - 13 июля 1788 года Евгений Петрович был назначен ярославским и вологодским генерал-губернатором. Назначению этому Евгений Петрович был весьма рад. В Ярославле он имел гораздо больше свободного времени, чем на Урале и в Сибири. Он любил проводить время за чтением книг, предпочитал литературу историко-философскую, занимался переводами. Существует семейное предание, что он одним из первых перевел на русский язык "Севильского цирюльника". Книга затем была издана в Калуге в 1794 году. А один экземпляр хранился в имении Кашкиных в селе Нижние Прыски Козельского уезда, где ее читал правнук Евгения Петровича, Николай Сергеевич Кашкин.

В 1790 году Евгений Петрович получил чин генерал-аншефа. Однако в любимом губернатором Ярославле произошло событие, навсегда погубившее служебную карьеру Кашкина. Некий помещик Ярославов за свои дела был отдан губернатором под суд и отстранен от должности. Не желая мириться с этим, Ярославов отправился в Петербург и, подкупив отца фаворита императрицы Платона Зубова, подал в Сенат просьбу о пересмотре дела. И вышло (чего только не бывает в Российском правосудии), что он сам ни в чем не повинен, а оказались виновными судьи. В результате Сенат оправдал Ярославова, а его судьи были уволены со службы. Кашкину же был сделан выговор. Евгений Петрович немедленно отправился в Петербург просить справедливости у императрицы. Екатерина II отменила решение Сената, дело было отправлено на пересмотр, Кашкину же строжайше запрещено было вмешиваться в ход следствия и даже находиться в Ярославле до полного разрешения этого дела. Так он приобрел врага в лице могущественного Платона Зубова. Следствие затянулось на долгий срок, Евгения Петровича мучила неопределенность его положения. Он поселился в Вологде. Там он пишет покаянное письмо П. Зубову и принимает предложенную ему должность губернатора тульского и калужского, хотя это считалось явным понижением.

Указ о назначении Кашкина был подписан 2 сентября 1793 года, а прибыл новый генерал-губернатор в Тулу в декабре. И в том же месяце он побывал в Калуге, о чем свидетельствует сочиненный В. А. Левшиным "Пролог на случай прибытия Его Высокопревосходительства господина Генерал-Аншефа, Тульского и Калужского Генерал-Губернатора, лейб-гвардии Семеновского полку Премьер-Майора и разных орденов кавалера Евгения Петровича Кашкина 1793 года в декабре". Произведение это, написанное в стихах и прозе, называлось "Обрадованные Калуга и Тула" и даже было поставлено в калужском театре. Оканчивался "Пролог" всенародным прославлением императрицы Екатерины II за назначение Кашкина и обращением к нему:


Способности здесь ты обретаешь

Сердца к покорности, любви,

Что нам дано в тебе, мы знаем!

Утрату нашу забываем;

Удобен ты к сему один.

Астрею к нам с тобой послали!

Имеем то, чего желали!

Живи, возлюбленный Кашкин!


Евгений Петрович вновь прибыл в Калугу в первой половине 1795 года, когда его сын Николай женился на единственной дочери калужского губернского предводителя дворянства Гавриила Петровича Бахметьева Анне, девушке "редких душевных качеств, и притом знатной и богатой". Свадьба была отпразднована в великолепной усадьбе Бахметьевых в селе Нижние Прыски Козельского уезда. В Калуге Кашкин жил в большом деревянном генерал-губернаторском доме на берегу Оки, построенном еще по указу графа Кречетникова. О других посещениях Евгения Петровича Калуги достоверных сведений нет. Сохранились лишь отрывочные данные о деятельности Кашкина на посту наместника тульского и калужского.

Как и везде, Кашкин занимался продовольственным обеспечением губернии, распорядился устроить три хлебных склада, расположенных по течению Оки — в Алексине, Калуге и Белеве. Он предписал из Тулы Калужскому Наместническому Правлению "озаботиться увеличением числа постоялых дворов и трактиров по Калужским уездным городам и экономическому селу Сухиничам".

Издатель "Экономического Магазина "Андрей Тимофеевич Болотов был принят в доме Кашкиных и неоднократно упоминает Евгения Петровича в четвертом томе своих "Записок". В начале декабря Болотов написал о приезде наместника в Тулу, о том, что он "живет, занимаясь делом, уединенно и никого к себе не пускает, а впрочем оказывает всем нелицеприятное и строгое правосудие". 21 декабря Болотов был принят наместником. "Он показался мне очень радушным, степенным, тихим и от всякого непомерного высокомерия и гордости удаленным и скромным, почтенным вельможею". Губернатор, по свидетельству Болотова, "любил угощать у себя людей и жил довольно пышно", очень любил псовую охоту. Но больше всего он любил чтение книг. По просьбе Евгения Петровича Болотов неоднократно привозил ему книги на немецком языке, в том числе книгу Бенгеля "Истолкование Апокалипсиса". Также известно, что Болотов пробовал лечить своим "электрическим прибором" больную дочь Кашкина и его жену.

Здоровье самого Евгения Петровича к тому времени сильно пошатнулось. К тому же его очень удручало то, что он впал в немилость у императрицы в связи с ярославским делом. В декабре 1795 года, опасаясь гнева Императрицы, он все же выехал в столицу для лечения. Болезнь оказалась серьезной, "...никак не могу поправиться в силах", — писал Евгений Петрович сыну Николаю в письме от 12 июля 1796 года, - "А рана моя еще не совсем закрылась: остается маленькая частица, где прорезь был наиглубже". Больному была сделана операция, но она не помогла. 7 октября 1796 года Евгений Петрович скончался и был похоронен в Александро-Невской Лавре.

Вдова Екатерина Ивановна еще долго оставалась в Петербурге вместе с младшими детьми. Семья оказалась в бедственном положении. Ее покойный опальный супруг не оставил никакого состояния. Роскошное имение в Выборге, пожалованное Кашкину, после его смерти отошло в казну. Но уже в ноябре того же года скончалась Екатерина II, и вступивший на престол император Павел I пожаловал это имение вдове и детям покойного, а двух старших дочерей Кашкина он взял фрейлинами к великим княжнам.

Прямые потомки Евгения Петровича Кашкина проживали в Калужской губернии вплоть до 1917 года. Сын Николай Евгеньевич (1768—1827) дослужился до тайного советника и сенатора. Он получил в приданое за своей женой, Анной Гавриловной Бахметьевой, богатое имение в Нижних Прысках Козельского уезда. Его сын Сергей Николаевич (1799—1869) служил в Павловском полку и в 1820 году вышел в отставку. Из-за родства его с князем Е. П. Оболенским и братьями Муравьевыми-Апостолами, а также из-за дружбы его с Пущиным, он был обвинен в недонесении о заговоре декабристов, на 7 месяцев заключен в Петропавловскую крепость и выслан в Архангельск. В 1827 году он получил разрешение вернуться в имение Нижние Прыски без права въезда в столицы. Умер и похоронен в Нижних Прысках. Сын Сергея Николаевича Николай Сергеевич (1829—1914) блестяще закончил Императорский Александровский лицей, служил в Министерстве иностранных дел, однако увлекся революционными идеями. В 1849 году был арестован по делу Петрашевского, заключен в Петропавловскую крепость, приговорен к смертной казни, но помилован и сослан рядовым на Кавказ. За проявленную храбрость был амнистирован, в 1857 году восстановлен в дворянстве, а в 1858 году вышел в отставку в чине подпоручика и вернулся на родину, в Нижние Прыски. В 1858— 1859 годах он был членом Калужского губернского комитета по крестьянскому вопросу. В 1866—1869 годах избирался Козельским уездным предводителем дворянства. Умер в Калуге, похоронен на семейном кладбище в Нижних Прысках. Его сын Николай Николаевич (1869—1909), писатель, автор книги "Родословные разведки" о роде Кашкиных, похоронен там же.

Олег МОСИН,

Светлана МОСИНА

Литература: Кашкин Н. Н. Родословные разведки / Под ред. Б. Л. Модзалевского.— СП6., 1913; Кашкин Евгений Петрович // Русский биографический словарь / Под набл. А. А. Половцева. — СПб., 1897


На фотографиях ниже - Правнук Кашкина - Петрашевец Н. С. Кашкин