ИСТОРИЯ КАЛУГИ В ЛИЦАХ

ДЕЛО ЛОПУХИНА

Дворянский род Лопухиных занимал важное место в социальной иерархии тогдашнего общества. Но нельзя сказать, что Лопухиным везло в жизни. Замешанные в придворные перевороты, авантюры и интриги Лопухины все чаще испытывали удары судьбы. Над родом Лопухиных висел злой рок, который зловещей мистической тенью окутал всю их историю. В связи с этим особенно интересно скандально известное дело о служебных злоупотреблениях Калужского губернатора Дмитрия Ардалионовича Лопухина, всплывшее в результате проверки губернии сенатором Г. Р. Державиным и вошедшее в основу знаменитого Гоголевского ревизора.

Древний род Лопухиных насчитывает 1000-летнюю историю. Его основатель — Касожский князь Редеди – владетель Тмутаракани, погиб в 1022 году в единоборстве с князем Мстиславом, сыном великого князя Владимира. Фамилия Лопухиных пошла от Василия Варфоломеевича Лопуха Лаптева, жившего в конце XIV века. К роду Лопухиных принадлежала и царица Евдокия Федоровна, первая жена Петра I. Многие Лопухины связаны с Калужским краем, имели здесь свои владения. Так, племянник царицы генерал-аншеф Василий Авраамович Лопухин, герой Семилетней войны, имел родовое имение в селе Щелканово Калужской губернии. Здесь на его средства был даже построен храм Рождества Христова, сохранившийся до наших дней. Современницей и дальней родственницей Дмитрия Ардалионовича была и светлейшая княжна Анна Петровна Лопухина, в замужестве княгиня Гагарина. Статс-дама императорского двора, имевшая большое влияние на Павла I, питавшего к ней сердечную привязанность.

Отец Дмитрия Ардалионовича, Ардалион Гаврилович был крупным калужским помещиком, владельцем имений в Мещовском и Жиздринском уездах. Мать — Надежда Федоровна, урожденная княжна Волконская – из старинного рода Рюриковичей. Сам Дмитрий Ардалионович был женат на Марии Александровне, урожденной графине Шереметевой.

Калужским губернатором Лопухин был назначен 23 декабря 1799 года. В годы его правления продолжалась работа по перепланировке и реконструкции старой Калуги по утвержденному Екатериной П плану города, шло строительство корпусов Гостиного двора, Троицкого собора, обновлялись постройки древнего Лаврентьевского монастыря. Однако более всего Дмитрий Ардалионович “прославился” не своей деятельностью на посту губернатора, а так называемым “делом Лопухина” — расследованием его служебных злоупотреблений, проведенным Особой комиссией во главе с Г. Р. Державиным, посетившим наш город в 1802 году.

Злоупотребления со стороны крупных чиновников встречались и раньше, но такого противоправия со стороны губернатора калужане еще не видали. "Шалости"Лопухина были широко известны в губернии. Так, Лопухин ложно обвинил И. Н. Гончарова, брата А. Н. Гончарова, владельца Полотняного Завода, в том, что в его доме происходит незаконная карточная игра, и на этом основании, грозя ему ссылкой в Сибирь, заставил Ивана Николаевича уничтожить вексель на 20000 рублей, которые Лопухин был должен Гончарову. Сверх того, еще 3000 рублей он взял у него "взаймы". По приказанию помещика Хитрово был убит его брат, но убийца смог откупиться, дав губернатору взятку кредитными билетами на 75 тысяч рублей. А у помещицы Хвостовой Лопухин отнял ее имение в пользу городничего Батурина. Совершил губернатор и много других должностных преступлений. Была известна калужанам и склонность Дмитрия Ардалионовича к пьянству с весьма своеобразными развлечениями во время кутежей. Поздними вечерами после пирушек губернатор гулял по Калуге в сопровождении своей свиты и пугал калужан, бросая им камни в окна. Однажды подобным образом он разбил стекла в доме известного заводчика Демидова, владельца дугнинского и людиновского чугуноплавильных заводов. Оскорбленный Демидов подал жалобу императору через близкого ко двору В. Н. Каразина, жившего тогда в Москве. Это была одна из первых жалоб на губернатора, "от чего все и дело началось", но далеко не последняя. В обе столицы тотчас посыпались многочисленные жалобы на бесчинства и притеснения со стороны губернатора. К тому же всеобщее возмущение калужан вызвал тот факт, что с горожан брали "излишние поборы на содержание полиции и отягощали их отводом квартир по произволу для таких лиц, которым, по закону, не следовало". Все это массовое негодование противоправными действиями губернатора вылилось в челобитную царю городского Головы Ивана Ивановича Борисова.

Александр I поручил расследовать деятельность Лопухина своему другу сенатору Г. Р. Державину, известному своей принципиальностью и неподкупностью. 25 декабря 1801 года Гаврил Романович получил особое распоряжение императора: "По секрету. Господину действительному тайному советнику Державину. Вы отправляетесь под видом отпуска вашего в Калужскую губернию; но в самом деле поручаются вам от меня изветы, частью от безымянного известителя, а частью от таких людей, которые открытыми быть не желают; вы усмотрите из них весьма важные злоупотребления, чинимые той губернии губернатором Лопухиным и его соучастниками...".

Дотошный Державин с восторгом принял эту миссию, воодушевленный доверием императора. В его гениальной голове созрел свой великолепный план расследования этого дела. Чтобы не дать Лопухину возможность замести следы своих преступлений, Державин отправился 5 января 1802 года в Калугу из Петербурга как частное лицо. Заехав в Москву, Гавриил Романович получил от В. Н. Каразина "нарочито важные бумаги", касающиеся дела Лопухина. 17 января ревизор Державин прибыл в Калугу инкогнито и остановился в доме калужского городского головы Ивана Ивановича Борисова, "человека честногo и великую доверенность в городе имеющего".

Занимаясь порученным делом, Г. Р. Державин попутно зна комился с городом, дважды посетил Главное народное училище, богоугодные заведения и больницу, ходил в Покровскую церковь. И только подкрепив фактами жалобы горожан, он явился в губернское правление с объявлением своей миссии губернатору. Нечего говорить как был ошеломлен калужский губернатор и его чиновники этим извещением. Донесение Державина императору о результатах ревизии было строгим и нелицеприятным. 15 февраля специальный курьер доставил Державину собственноручный императорский указ об отстранении губернатора Лопухина от должности и передачи полномочий вице-губернатору. Одновременно Державин получил оскорбительный рескрипт, в котором император сообщал о поступившем доносе Лопухина, обвинявшем Державина в применении пыток в ходе следствия и в гибели у него на допросе И. Н. Гончарова.

26 февраля Державин отбыл из Калуги. По прибытии в Петербург он настоял на создании особого комитета для рассмотрения итогов ревизии и жалобы на него губернатора Лопухина. По приказанию императора в комитет вошли графы А. Р. Воронцов, В. А. Зубов, Н. П. Румянцев и сам Державин, "для объяснения в случае каких неясностей". После четырехмесячного рассмотрения дела комитет полностью оправдал Державина, признав все доносы на него ложными, обвинения же против калужского губернатора Лопухина подтвердились. Всего важных "уголовных и притеснительных" дел было доказано 34, среди них покрытие смертоубийства, отнятие собственности, тиранство и взяточничество. А кроме них, множество мелких, "изъявляющих развращенные нравы, буйство и неблагопристойные поступки губернатора, как-то: что напивался пьяным и выбивал по улицам окна, ездил в губернском правлении на раздьяконе верхом, привел в публичное дворянское собрание в торжественный день зазорного поведения девку, и тому подобное, каковых pacпутных дел открылось 12, да беспорядков по течению дел около ста".

16 августа 1802 года Сенат по итогам ревизии издал два указа: "О непреступлении губернаторами пределов власти" и "О воспрещении гражданским палатам принимать и рассматривать частные жалобы". А всего Сенатское дело Лопухина за № 742 от 19 августа 1802 года насчитывало около 200 страниц. Разгневанный Александр издал указ, в котором говорилось: "Губернатора Лопухина, ныне же отреша от должности, приказать ему явиться в Сенате, где, взяв с него по вышеописанным и прочим, касающимся до него делам, надлежащие ответы, судить по законам". Был отстранен от должности и губернский прокурор Чаплин, знавший о злоупотреблениях Лопухина. А его ближайшие приспешники - городничий Батурин и секретарь Гужев и вовсе были отданы под суд. Расследовалась деятельность и других приспешников губернатора. Однако с помощью своих многочисленных друзей и родственников Лопухин смог избежать правосудия. Надо сказать, что длилось оно семнадцать долгих лет. Окончательное же решение по делу Лопухина было вынесено Сенатом лишь 28 января 1819 года. Оно гласило: "...по исследованию каждого из дел, до бывшего калужского губернатора Лопухина касающихся, ни в одном из них не усматривается умышленных злоупотреблений власти, ему вверенной, и не находится доказательств на заключающиеся в изветах на него поданных преступления, то, освободив его от суда, во всех сих обвинениях посчитать оправданным " и только "...не определять его Лопухина к должностям".

Дальнейшая судьба Дмитрия Ардалионовича нам неизвестна. Однако в столичном архиве за май 1803 года сохранилась любопытная запись московского reнерал-губернатора графа Ростопчина, в которой сказано: "Калужской истории конца до сих пор нет. Лопухин, бывший губернатор, живет очень весело в Петербурге"...

Олег МОСИН,

Светлана МОСИНА

Литературные источники: О вступлении губернатора Д.А. Лопухина в управление Калужской губернией // AKO, ф. 54, оп.1, д. 33; Державин Г. Р. Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — Изд. 2-е, акад. — СП6, 1876. — Т.б.; Четыркин И. О последствиях ревизии в Калуге в 1802 г. Г. Р. Державина // Известия КУАК. — 1895; Коротков И. Крах губернатора Лопухина // Знамя. — 1989. — 22 авг.; Морозова Г. М. Прогулки по старой Калуге. — Калуга, 1993; Краевский Б. П. Лопухины в истории Отечества: К 1000-летию рода. — М.: Центрполиграф, 2001.