ГОНЧАРОВЫ И ПОЛОТНЯНЫЙ ЗАВОД

Полотняный завод – небольшой рабочий поселок Дзержинского района, расположен в 9 километрах от районного центра Кондрово. Раннее значился селом Спас на Взгомонях Полотнянозаводской волости Медыньского уезда. Этот поселок занимает видное место в истории русской промышленности. Здесь в Петровские времена была основана одна из первых полотняных фабрик России.

Д. И. Малинин так рассказывает об этом знаменательном событии: “Когда Петр I искал людей, сведущих в делах торговых и промышленных, он обратил внимание на трех посадских жителей Калуги: Тимофея Филатова сына Карамышева, Афанасия Абрамовича Гончарова и Г. И. Щепочкина. В 1718 году указом Петр I велел Тимофею Филатову Карамышеву для делания парусных полотен построить завод на том месте, которое он найдет удобным, и в случае, если место будет во владении государевом, то Филатов за землю и за устроенные на ней мельницы обязывался платить оброк, а если место будет частновладельческое, то он должен быть взять его в наем. Филатову для производства работ на заводах дозволялось нанимать рабочих людей, сколько понадобится. Полотна же ему разрешалось продавать в Российском государстве и посылать для продажи в чужие края с платежом пошлин”.

Первая калужская полотняная мануфактура была заложена в 1718 году Т. Ф. Карамышевым на земле церковнослужителей церкви Спаса на Взгомонях в Малоярославецком уезде. В этом же году Карамышеву было разрешено по его выбору принять в компанию двух человек из купечества, а для лучшего преуспеяния начинаемого дела “велено было Карамышева и товарищей его с детьми не выбирать к государевым делам”. Одновременно ему было разрешено на свои собственные средства построить бумажную мельницу для производства разных сортов бумаги. В марте 1726 года Екатерина I повелела отдать в собственность полотняной и парусной фабрикам Карамышева село Товарково с числившимися при нем бобылями и угодьями.

27 января 1732 года Т. Ф. Карамышев заключил контракт с А. А. Гончаровым и Г. И. Щепочкиным о совместном владении кампанией с принятием паевого взноса со стороны Гончарова 15 тыс. руб., а Щепочкина - 5 тыс. руб. Через несколько дней после этого Т. Ф. Карамышев скончался, а весь капитал его из предприятий перешел к вдове. Главными владельцами предприятия стали Гончаров и Щепочкин. В 1732 году Указом Екатерины им было велено «производить фабрики в наилучшее и доброе состоянии, на которых делать парусные полотна, в заморский отпуск достойныя»; чтобы делать картузную, оберточную, книжную и писчую бумагу и «какая может в действо произойти и была бы против заморской», и «ту бумагу и те полотна отпускать за море, а для распространения рабочих людей принимать им вольных с уговором достойной платы». Также рекомендовалось «чтобы ученики обучались в художестве своем совершенно против иностранцев действовать.

В 1735 году Гончаров и Щепочкин разделили фабричное имущество. Тремя годами позже Аф. Абр. Гончаров подал в сенат прошение «учинив ему против его братьи фабрикантов награждение - записать я ним приписанных к его фабрике крестьян вечно», так как «он собственным своим и заемным капиталом распространил свои фабрики, не требуя от казны, как прочие фабриканты, знатной сумма денежного вознаграждения», и «те фабрики приведены в такое доброе содержание, что парусные полотна продаются в заморский отпуск с немалою похвалой, а бумага в Россию с немалою в деле пред другими фабриками убавкою». 27 марта 1739 года сенат удовлетворил просьбу Гончарова. Кроме того, к фабрике Гончарова приписали всех пришедших к нему крестьян помещичьих, дворцовых, архиерейских и монастырских; отставных же солдат позволено было держать по их желанию. Гончарова обязали внести за семейство рабочего по 50 руб., за мужчину по 10 руб., а за «девок» старше 15 лет по 2 руб. 50 коп. В 1740 году камер-коллегия, инспектирующая Калужскую губернию свидетельствовала, что фабрики Гончарова “осмотром оказались в добром состоянии и в немалом размножении находятся, но за недовольством мастеровых и работных людей немалое число станов стоят праздны без действия”. Через два года в 1742 году Аф. Абр. Гончаров «за распространение фабрик, особливо бумажной, к пользе государственной» был пожалован “титулом коллежского асессора рангом майорским” с правом на потомственное дворянство и покупку большой вотчины с крепостными. В ее состав входили: производственные корпуса, господский дом, церковь Спаса, службы, конный и скотный дворы, амбары, плотины, регулярный и пейзажный парки, парковые сооружения. Но недовольство рабочих, отмеченное инспекторами в 1740 году, росло, и в 1752 году Гончарову пришлось жаловаться калужскому губернатору….. Губернатор послал в Полотняный завод полицейскую команду, которую местные крестьяне, численность которых достигла около 900 человек, встретили с оружием в руках; “у них были ножи, и многие ходили в гренадерских шапках”. Они напав на полицейских, разбили их и отняли пушки. Для усмирения восставших крестьян пришлось послать бригадира Хомякова с тремя армейскими полками. Только благодаря артиллерии ему удалось разбить заводских крестьян и привести их в повиновение. Однако, полного спокойствия на фабрике установить не удалось. 22 февраля 1754 года неизвестными было предпринято покушение взорвать фабрику. Властями был найден горшок, полный пороха в амбаре и «понеже та фабрика состоит близ того амбара, с немалым деревянным строением, то она от того без остатка сгореть могла». Не было спокойно у Гончарова в Полотняном и во время Пугачевщины. Многие фабричные рабочие и крестьяне к мерам предосторожности властей и хозяина фабрики против Пугачева «оказались не согласны» и ждали с надеждами «батюшку Петра Федоровича».

В 1740 году камер-коллегия, инспектирующая Калужскую губернию свидетельствовала, что фабрики Гончарова находятся “в добром состоянии и в немалом размножении, но за недовольством мастеровых и работных людей немалое число станов стоят праздны без действия”. Через два года в 1742 году Гончаров за развитие отечественного полотняного производства был пожалован титулом коллежского асессора с правом на потомственное дворянство и покупку большой вотчины с крепостными. В ее состав входили: производственные корпуса, господский дом, церковь Спаса, службы, конный и скотный дворы, амбары, плотины, регулярный и пейзажный парки, парковые сооружения. Неподалеку находилась сделанная из белого мрамора родовая усыпальница Гончаровых. В начале 20-го века в усадьбе были оперный и драматический театры, библиотека.

16 декабря 1775 года Полотняный завод посетила Екатерина II. Вплоть до революции 1917 года в усадьбе хранился стул, покрытый алым бархатом с серебряным орнаментом, на котором сидела императрица. В память об этом событии Афанасий Абрамович отлил в Германии бронзовую статую императрицы, решив поставить в Полотняном заводе, но почему-то не успел. Памятник пролежал до конца 40-х гг. ХIХ в. в кладовых фабрики, когда он был куплен властями г. Екатеринослав, где находился в сквере на Соборной площади.

В 1812 году на Полотняном заводе во время Малоярославецкого сражения находилась главная квартира главнокомандующего русской армии – М. И. Кутузова. 18 и 19-го октября 1812 года чрез Полотняный завод шли непрерывно русские армейские отряды, которые принимал и отправлял внук Афанасия Абрамовича, Афанасий Николаевич Гончаров. «Утром (15 октября) вся дворня и фабричные» - пишет в своем дневнике Афанасий Николаевич, - «разбежались с заводу в разные места, а к вечеру главная наша армия пришла ко мне на завод, где учреждена Гаупт квартира. Я же, отдав весь свой дом под оную, сам выехал ночевать в Товарково (8 верст от завода). 16-го по утру рано ездил на завод в главную квартиру, был у Светлейшего, коим весьма хорошо был принят, благодарен за порядок, нашедший у меня на заводе, и им даны мне караулы расставить при всех магазейнах и фабриках, также и по садам для сбережения всего имущества... 17-го. После обеда вышла армия и главная квартира в с. Адамовское 12 в. oт Медыни). Провожал светлейшего, который для моего сбережения оставил мне эскадрон кирасиров на мое содержание и 4-х пленных... граф Morset, st. Haiv и двух женщин». 18 и 19-го. октября 1812 года чрез Полотняный завод шли непрерывно русские армейские отряды, которые принимал и отправлял А. Н. Гончаров.

В середине 18 века почетный калужский дворянин Аф. Абр. Гончаров становится одним из богатейших людей в России. Когда он умер (1788 г.) его состояние оценивалось в 6 млн. руб. серебром. Он владел примерно 70 селениями в 4 губерниях, железоделательными и чугунолитейными заводами в Калужской и Брянской гy6ернии, полотняной и бумажной фабриками. Во второй половине XVIII века Гончаровым принадлежали полотняная, бумажная, металлургическая мануфактуры и ряд крупных поместных вотчин. Основным промышленным предприятием была крупнейшая в России полотняная и бумажная мануфактура майорат Полотняный завод. В 60-80-х гг. XVIII века ее обслуживало до 3500 человек, ежегодно вырабатывалось 300-500 тыс. аршин полотна. Парусное полотно высокого качества вывозили за границу, а бумагу продавали на внутреннем рынке.

Сын Афанасия Абрамовича - Николай Афанасьевич Гончаров (1741-1785) служил в армии, в 1777 году вышел в отставку в чине секунд-майора. Его сын - надворный советник Афанасий Николаевич (1760-1832), в октябре l789 года пожалован дипломом на дворянское достоинство и гербом. Сын последнего, коллежский асессор Николай Афанасьевич (1787-1861) от брака с Натальей Ивановной Загряжской, 1785-1848, имел трех сыновей (Дмитрия, Ивана и Сергея) и дочерей (Екатерину, Наталью и Александру). Одна из его дочерей - Наталья Николаевна Гончарова (1812-1863), с 1831 была замужем за великим русским поэтом А. С. Пушкиным, с которым она познакомилась будучи 16-ти летней девушкой на балу у танцмейстера Йогеля, в доме которого собиралась вся московская знать. По этому поводу А. С. Пушкин пишет стихи “средь шумного бала”. С 1844 года Наталья Николаевна была во втором браке за генерал-лейтенантом, генерал-адъютантом Ланским. Детские годы Н. Н. Гончаровой прошли в имении ее отца Н. А. Гончарова в Полотняном заводе. В 30-х годах XIX в. Пушкин часто бывал на Полотняном заводе Гончарова. Впервые поэт посетил завод в конце мая 1830 года. А. С. Пушкину так понравился Полотняный завод, живописный парк и прилегающие местности, что он даже хотел купить у Гончарова деревни Никулино и Образцово (но сделка оборвалась смертью поэта). К этому времени относятся эти стихи:

«Я влюблен, я очарован, Я совсем огончарован,

С утра до вечера за нею я стремлюсь

И встреч нечаянных и жажду, и боюсь».

Вторично Пушкин был в Полотняном 28 ноября 1834 года. Поэт гостил здесь две недели, работал в богатой библиотеке Гончаровых над историей Петра I, которую поэт начал писать еще в 1832 году. В дневнике поэт записал 28 ноября 1834 года: «в заводах я прожил две, недели, потом привез Нат. Ник. в Москву…».

Знакомство А. С. Пушкина с семейством Гончаровых, оказалось роковым для поэта. 27 января 1837 году он был смертельно ранен на дуэли мужем сестры, Екатерины Николаевны Гончаровой (1809-1843), бароном Ж. Дантессом-Гаккерном

Сестра Натальи Николаевны - Александра Николаевна Гончарова (1811-1891) вышла замуж за австрийского дипломата барона Г. В. фон Фризенгоффа. Генерал-майор Иван Николаевич (1810-1881) участвовал в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. и Польской кампании 1831 г., служил в лейб-гвардии Гусарском полку, неоднократно избирался волоколамским уездным (Московская губ.) предводителем дворянства. Сергей Николаевич Гончаров (1815-1865) также служил в армии и вышел в отставку в чине поручика, затем был чиновником особых поручений в Московской конторе Государственного коммерческого банка, заседателем Московского совестного суда. Старший брат Натальи Николаевны – надворный советник Дмитрий Николаевич Гончаров (1808-1860), в 1825 году «по знанию им разных языков» определен в государственную коллегию иностранных дел актуариусом с причислением к Московскому архиву. В 1829 году, камер-юнкер двора его имп. вел-ва Дмитрий Николаевич, был прикомандирован к генерал-майору князю Долгорукому, проходившему службу в Тавриде. Дмитрий Николаевич был титулярный советник (1831), старший переводчик с европейских языков Московского главного архива (с 1833), коллежский асессор (1835). После смерти деда Афанасия Николаевича Гончарова 8 сентября 1832 года стал из-за нездоровья своего отца фактическим владельцем поместья и фабрик в Полотняном Заводе. В 1833 А. С. Пушкин писал ему: «Вы глава семейства, в которое я имел счастье войти, и являетесь для нас настоящим добрым братом». В это время за Гончаровыми значилось 3222 крепостных крестьян в Московской, Калужской, Нижегородской, Рязанской, Новгородской губерниях. Однако Полотняный Завод, перешедший к старшему сыну Николаю Афанасьевичу Гончарову, был разорен «от глупости и беспечности» его деда, поэтому дела Гончаровых шли плохо. Д. Н. Гончаров принимал у себя летом 1834 сестру Наталью Николаевну с детьми и поэта, сопровождал в сентябре того же года сестер Екатерину и Александру, переезжавших, по решению семьи, в Петербург, где они должны были стать фрейлинами при царском дворе, получая от брата денежные средства. По специальному заказу А. С. Пушкина, приступившего к изданию журнала «Современник», Д. Н. Гончаров поставлял поэту бумагу. Он присутствовал 10 января 1837 года на обряде венчания сестры Елены Николаевны и Ж. Дантеса-Гаккерна в Петербурге. После гибели поэта сопровождал Наталью Николаевну с детьми из Петербурга в Полотняный Завод, где она провела два года в трауре. С 1839 года Гончаров был почетным смотрителем гимназий Калужской губернии, с 1848 по 1857 гг. почетным смотрителем Медыньских училищ. В 1853 и 1856 гг. дважды избирался медыньским уездным предводителем дворянства. Награжден орденами Св. Владимира IV ст., Св. Анны II ст., персидским шахом ему пожалован орден Льва и Солнца. Был женат на княжне Елизавете Егоровне Назаровой. От этого брака имел детей: Дмитрия (род. 10.07.1838), Евгения (род. 24.04.1840) и Екатерину (род. 30.06.1841).

После смерти деда Афанасия Николаевича Гончарова 8 сентября 1832 года фактическим владельцем поместья и фабрик в Полотняном Заводе стал старший брат Натальи Николаевны – надворный советник Дмитрий Николаевич Гончаров (1808-1860). В 1833 году А. С. Пушкин писал ему: «Вы глава семейства, в которое я имел счастье войти, и являетесь для нас настоящим добрым братом». В это время за Гончаровыми значилось 3222 крепостных крестьян в Московской, Калужской, Нижегородской, Рязанской, Новгородской губерниях. Однако Полотняный Завод, перешедший к старшему сыну Николаю Афанасьевичу Гончарову, был разорен «от глупости и беспечности» его деда, поэтому дела Гончаровых шли плохо. Д. Н. Гончаров принимал у себя летом 1834 сестру Наталью Николаевну с детьми и поэта, сопровождал в сентябре того же года сестер Екатерину и Александру, переезжавших, по решению семьи, в Петербург, где они должны были стать фрейлинами при царском дворе, получая от брата денежные средства. По специальному заказу А. С. Пушкина, приступившего к изданию журнала «Современник», Д. Н. Гончаров поставлял поэту бумагу. Он присутствовал 10 января 1837 года на обряде венчания сестры Елены Николаевны и Ж. Дантеса-Гаккерна в Петербурге. После гибели поэта сопровождал Наталью Николаевну с детьми из Петербурга в Полотняный Завод, где она провела два года в трауре. С 1839 года Гончаров был почетным смотрителем гимназий Калужской губернии, с 1848 по 1857 гг. почетным смотрителем Медыньских училищ. В 1853 и 1856 гг. дважды избирался медыньским уездным предводителем дворянства. Награжден орденами Св. Владимира IV ст., Св. Анны II ст., персидским шахом ему пожалован орден Льва и Солнца. Был женат на княжне Елизавете Егоровне Назаровой. От этого брака имел детей: Дмитрия (род. 10.07.1838), Евгения (род. 24.04.1840) и Екатерину (род. 30.06.1841).

Гончаровы прославились меценатством и благотворительность, жертвуя деньги на строительство и ремонт калужских церквей и соборов. На средства Аф. Абр. Гончарова в 1739 году произведен ремонт Верхней церкви Лаврентьева монастыря. Гончаровы также жертвуют деньги на внутреннее убранство Кафедрального собора, постройка которого обошлась казне в 200 тыс. рублей, не считая икон, церковной утвари и ризницы, пожертвованных разными лицами. Гончаровы совместно с Небольсиными, Демидовыми и Черновыми пожертвовали Кафедральному собору 1.500 пудов связного железа.

Заводчики Гончаровы, многие из которых в Калуге имели дома, принесли городу много пользы. Владельцу Полотняного завода Аф. Абр. Гончарову в середине XVIII века принадлежал каменный одноэтажный дом №3 с большим садом по ул. Декабристов. В 1784 году сыновья Афанасия Абрамовича, Николай и Иван подарили этот дом приказу общественного призрения, который, в свою очередь продал его купцу Ивану Пименовичу Золотареву. Кто-то из последних владельцев дома достроил его вторым этажом. По архивным материалам 18 века установлено, что дом № 29 по ул. Кутузова, описанный в книге А. А. Тица “Русское каменное жилое зодчество 18 века”, принадлежал в 18 веке Аф. Абр. Гончарову. В 1752 году Гончаров продал его купцу Т. И. Шемякину. В дальнейшем старинный дом продан Чистоклетовым. Пережив благополучно революции и войны, дом сломан в 60-х годах прошлого века. На бывшей Сурниковской улице есть два дома, представляющие интерес как памятники архитектуры. Дом № 46 принадлежал племяннику писателя И. А. Гончарова – Александру Николаевичу Гончарову (1843-1907), который служил в Калуге в Дворянском земском банке членом-оценщиком, губернским казначеем, состоял в правлении женского благотворительного общества. Он окончил Дерптский университет, занимался минералогией и литературой, но попал в число неблагонадежных и переехал в Калугу. Может быть, этим объясняется его стремление оставаться инкогнито в деле издания трудов К. Э. Циолковского. Он оказывал делу издания значительную финансовую помощь, но сердился, когда при этом обнародывали его имя. А. Н. Гончаров был связан с Л. Н. Толстым, А. Ф. Кони, Боборыкиным, Венгеровым, Острогорским, Арсеньевым. Еще один дом на Тиличеевской улице (теперь это обл. тубдиспансер на ул. Революции 1905 г., д. № 8) принадлежал жене племянника Натальи Николаевны Пушкиной - заводчице Ольге Карловне Гончаровой, которая сдавала флигель дома организованному в 1897 году Обществу бесплатной библиотеки-читальни. С 1883 года Ольге Карловне принадлежал и дом № 11 на Воскресенской (Георгиевской) улице, которая сдавала его разным лицам. В 1900 году семь комнат в доме занимал генерал-майор Дебогорий-Мокриевич, командир бригады 10-го Пехотного Ингерманландского полка. В 1909 году здесь поселились Елена Федоровна и Николай Васильевич Писаревы, которые участвовали в освободительном движении и подвергались преследованиям полиции за пропаганду революционных идей среди рабочих завода Рота в Санкт-Петербурге.

В XIX веке полотняное производство Гончаровых пришло в упадок, а бумажное производство превратилось в капиталистическую фабрику, поскольку внук основателя мануфактуры надворный советник Афанасий Николаевич Гончаров (ум. в 1832), дед Натальи Гончаровой (жены А. С. Пушкина), растратил состояние семьи. К началу XX века в Полотняном функционировала лишь писчебумажная фабрика. На ней работало около 500 человек, которые производили до 500 пудов писчей бумаги в день на сумму около 800 тыс. руб. в год. На фабрике введен 8-часовой рабочий день. Местные жители, как пишет Д. И. Малинин, кроме фабричной работы, занимались ремеслами и оригинальным промыслом - разведением канареек. В прежнее время жители ездили торговать ими по разным отдаленным местам России, а некоторые добирались даже до Китая. Промысел давал до 12 тыс. руб.

Кроме фабрики, в Полотняном заводе большой исторический интерес представляли дом Гончаровых и дом его компаньона - Щепочкина. В доме Гончарова небольшой кабинет был обставлен старинной мебелью в стиле “Жако”; там же находился стул Екатерины II. Гостиная была обставлена белой старинной мебелью и украшена семейными портретами, принадлежащими выдающимся художникам-портретистам 18 века (Левицкий). В ней находилась диковинная восковая группа оркестра Гончарова, предназначенная для Румянцевского музея. В доме находилась спальня Екатерины II со старинными хрустальными люстрами конца 18 века. Из других ценностей выделялся расписной потолок и фламандские пейзажи над дверями, старинный немецкий и голландский фарфор и хрусталь XVIII века в столовой. Не менее интересным был и дом Щепочкина, большинство комнат которого были расписными. Стенная живопись местами была очаровательна, как, например, двойная арка на колоннах с капителями коринфского стиля, карнизы и фризы зала, превосходные печи с изразцами и др. В усадьбе находился храм с иконами и паникадилом 18 века, в котором располагалась родовая гробница Гончаровых, высеченная из белого мрамора.

Последний владелец усадьбы Д. Д. Гончаров с супругой обладали незаурядными артистическими талантами; тут начался творческий путь актрисы О. Л. Книппер-Чеховой, жил и работал А. В. Луначарский, гостили врач Н. И. Пирогов, музыканты сестры Гнесины. С 1922 года дом Гончаровых стал домом отдыха. В суровую осень 1941 года архивы, картины и мебель из усадьбы были эвакуированы в Калугу, в октябре 1941 года дом был сожжен. Спустя 27 лет в 1968 году началось восстановление памятника истории и культуры. Церковь Спаса не сохранилась: она была разобрана еще в 30-е годы. Был отреставрирован дом Гончаровых (второй парадный этаж отведен под музейную экспозицию), благоустроен парк. В усадьбе с 1979 года в первое воскресенье июня проводятся ежегодные Пушкинские праздники.

Олег МОСИН,

Светлана МОСИНА

Литература: Энциклопедический словарь. Изд. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. - СПб., 1894. Т. IX. С. 205; БСЭ. - М., 1970 - 78. Т. 7. С. 72; ГАКО, ф. 62, оп. 1, д. 5166; Пушкин А. С. Полн. собр. соч.