Битва за выживание

БИТВА НА ВЫЖИВАНИЕ,

         или как в России борются с инвалидами-колясочниками

  Преднамеренно или нет, но Правительство Российской Федерации делает всё, чтобы у молодёжи сложилось негативное  отношение к службе в армии. Мне часто приходится по роду своей деятельности беседовать с допризывной молодёжью, и их аргументы, несмотря на то, что они патриоты своей Родины, убедительны. Российский военнослужащий на сегодняшний день социально не защищён, он боится своего будущего. Он уже сегодня видит, как он будет жить и работать на гражданке, если, честно и добросовестно служа Отечеству, он станет инвалидом вследствие ранения, травмы, контузии, заболевания или увечья. Ему за примерами ходить далеко не приходится, так как почти в каждом населённом пункте Российской Федерации есть свой национальный герой ьинвалид вследствие военной травмы. Это народ, а не Правительство, присвоил им статус национальных героев, а Правительство – статус изгоев в родном Отечестве! Молодёжь видит, как живут инвалиды силовых структур России : с жильём проблемы, в списке льготных лекарств, лекарств необходимых для эффективного лечения нет. Этот маразм в системе здравоохранения со списками льготных лекарств необходимо ликвидировать. Кто-то очень умело отмывает на этих льготных лекарствах деньги. Любому пациенту, независимо от того, льготник он или нет, врач должен выписывать  то лекарство, которое облегчит его страдания при том или ином заболевании. В стране созданы такие условия, что, несмотря на законы, квотирующие рабочие места на предприятиях и в учреждениях любой формы собственности, даже молодому инвалиду вследствие военной травмы устроиться практически невозможно. Законы есть, а работы нет.

   Я военный учёный, кандидат наук, доцент, специалист в области прикладной микробиологии, биотехнологии, экологии и защите окружающей среды, не востребован органами  местного самоуправления только потому, что я колясочник, а в администрацию колясочнику практически не попасть.  И это не голословные утверждения, это реалии жизни. Всю прелесть российского законодательства я каждый день ощущаю на себе: от арендной платы за кусочек земли под гаражом я не освобождён, моя семья нуждается в улучшении жилищных условий, и как учёный, имеющий учёную степень и учёное звание, и как инвалид-колясочник я имею право на дополнительную жилую комнату или жилплощадь в 25 квадратных метров. Право имею, но меня упорно не ставят даже в очередь даже на улучшение жилищных условий; вопрос о выделении мне участка земли под индивидуальное жилищное строительство решается администрацией города вод уже семь лет, очевидно лишь потому, что по закону это бесплатно, а если бесплатно, то свободных земель нет. Санаторно-курортная путёвка в соответствии с вердиктом ИПР мне и сопровождающему меня лицу (жена тоже инвалид, бывшая служащая Советской а потом и Российской Армии) положена раз в год, но путёвок в Фонде социального страхования в санаторий для инвалидов-колясочников нет. Путёвка положена, но её нет, то есть нет санаторно-курортного лечения. Если государство не обеспечила инвалида положенной ему по закону путёвкой, то должна быть выплачена денежная компенсация, на которую он мог бы сам купить себе  путёвку или же курсовку, но почему-то не выплачивается и денежная компенсация.

  Так распорядился министр здравоохранения России господин М. Зурабов. Он, сидя в Москве в министерском кресле толи с бухгалтерскими  счётами, толи с калькулятором в руках, подсчитал и дал команду к действию: «Так ка 51% российских льготников отказались от социального пакета, то количество санаторно-курортных путёвок необходимо сократить в два раза. В 2005 году выделили 1 миллион 200 тысяч путёвок, в 2006 году планируется всего лишь около 600 тысяч путёвок. То есть на 20 млн. льготников, которые не отказались от социального пакета, всего 600 тысяч путёвок. Почему не те же 1 млн. 200 тысяч и больше? При таком подходе к санаторно-курортному лечению льготник будет дожидаться своей путёвки около 20 лет. Учитывая среднестатистическую продолжительность жизни российского льготника, надобность во второй путёвке отпадает сама собой.

   Целевая федеральная программа «О социальном обеспечении инвалидов в Российской Федерации» с треском провалилась и никто из Правительства Российской Федерации, курирующий эти вопросы не отчитался за выделенные под эту программу деньги. Куда они ушли и в чьи карманы перекочевали?  И в это же время, уже зная печальные итоги реализации данной целевой федеральной программы, правительство лишает военных инвалидов-колясочников  возможности приобретения  личного спецавтотранспорта, машины «Ока», за счёт средств федерального бюджета. У господина М. Зурабова к военным инвалидам  своя особая отеческая любовь и своя министерско-чиновничья  логика : «Если мне нужен автомобиль, то я выбираю и  покупаю себе автомобиль сам, на свои тети-мети. Следовательно, все инвалиды, в том числе и инвалиды вследствие военной травмы личным автотранспортом должны обеспечивать себя сами». Не дают покоя российскому правительству инвалиды-колясочники, бывшие защитники Отечества, так как к месту лечения они едут не сами, а с сопровождающими лицами, которым тоже необходимо оплачивать проезд. Жируют военные инвалидыпришли в выводу народные депутаты Государственной Думы и Правительство Российской Федерации и единогласно, под рукоплескание «единороссов» приняли решение : « Коль припёрла инвалида вследствие военной травмы  к стене жизненная необходимость в госпитализации, то пусть он сам покупает билеты к месту лечения и обратно на себя и сопровождающее лицо . Причём  за свой счёт, а после лечения, по предъявлении справки с места лечения и проездных документов, военкомат оплатит ему транспортные расходы, но только инвалиду, так как у сопровождающего лица  заслуг перед Отечеством нет». Дурдом в родном Отечестве.   

   Много говорится о возрождении авторитета и традиций армии, но на деле всё наоборот. Нет хороших молодёжных программ, мало современных песен о  российском солдате , а те, которые есть и стали лауреатами фестивалей военно-патриотической песни («Звёзды любви», «Солдаты России», «Сапоги солдатские», «Военкомат», «За Россию честь имею!», «Марш женского полка ночных бомбардировщиков», «Салют Победы», «Спаси и сохрани» и др.), почему-то не звучат на концертных площадках, школьных мероприятиях, на призывных пунктах и в воинских частях. Их не услышишь ни по радио, ни по многочисленным каналам ТВ. И правы в своих суждениях  молодые россияне, не желающие служить в армии родного Отечества, и их не убедить в том, что, став инвалидами, служа государству Российскому, они не повторят печальную судьбу своих дедов, отцов и старших братьев. Глядя на нас, они сладким обещаниям верховных правителей не верят, а поверят лишь тогда, когда Россия рассчитается по долгам со всеми своими военными инвалидами и когда убедятся, наблюдая за жизнью инвалидов силовых структур России, в том, что российский солдат до, во время и после государевой службы социально защищён.

 Когда в России настанут такие времена? Я затрудняюсь сказать, так как ещё не все ветераны Великой отечественной войны обеспечены жильём, хотя к каждой юбилейной дате в их адрес звучат слова благодарности за их героизм и самоотверженность и целый воинский обоз всевозможных обещаний. Но праздники и юбилеи проходят, а обещания остаются до следующего юбилея. По природе я оптимист и надеюсь, что доживу до тех дней если Правительство Российской Федерации прекратит необъявленную и бесчеловечную войну против военных инвалидов, бывших защитников Отечества.