Внутренний уклад семьи

Народ — это живой организм, клеточками которого является семьи. Если семейный уклад народа нарушается, то общество начинает серьезно болеть. Именно в семье происходит передача опыта от одного поколения другому. Сын работает рядом с отцом — плечом к плечу — и именно здесь он получает живой опыт жизни. Мы как народ слабеем, поскольку крепость народа — в крепости семьи, а семья в России практически уничтожается. Любовь к чему-либо (к Родине, ко всему миру, к случайному человеку и т.д.) начинается с любви в семье, поскольку семья — это единственное место, где человек проходит школу любви.

Современный же уклад жизни никак не способствует укреплению семьи, а, напротив, разрушает ее. Отмечу несколько сторон в вопросе внутреннего уклада современной семьи.

Статус семьи
Начну с того, что сама семья должна иметь очень высокий статус прежде всего для самого человека. Если семья не занимает одно из важнейших мест в жизни человека, то ему никогда не удастся создать крепкую семью.

В советское время очень часто применялся лозунг «Общественные интересы выше личных». Эта совершенно ложная установка путала всю иерархию ценностей в советском человеке. Семьи в этой иерархии вообще нет. Есть какие-то абстрактные общественные интересы и есть личные. А семейные интересы к каким относятся: к общественным или личным? Тут начиналась путаница. В зависимости от ситуации семейные интересы относились то к общественным, то к личным. Но все же чаще семейные проблемы объявлялись личными, то есть менее важными, чем общественные, поскольку для строительства коммунизма были нужны надежные люди — не связанные никакими личными интересами. Человек, привязанный к семье (как, впрочем, и к земле), был ненадежен для коммунизма. Поэтому эпоха строительства коммунизма или социализма сильно подточила все семейные устои русского человека. А после перестройки уже сильно ослабленная семья и вовсе дошла до состояния полного упадка. Хотя идеал крепкой семьи еще жив в нашем народе, но живой опыт того, как создается такая семья, во многом нами потерян.

У православного современного семьянина семья занимает вполне ясное и четкое место в иерархии ценностей. Система этих ценностей такова: Бог — семья — общественное служение (или служение людям) — личные интересы. Семья стоит на втором месте после Бога, намного выше общественного служения, а тем более личных интересов. Что означает такая система ценностей? Если муж толкает жену на аборт (то есть на убийство), то послушание Богу выше, чем послушание мужу. В данном случае, если муж настаивает на аборте, супруга может даже пойти на развод. Разрушение семьи в данном случае меньшая беда, чем нарушение заповеди «Не убий!». Или другой подобный пример. Если человек, чтобы спасти от заслуженного наказания сына, хочет пойти на должностное преступление, то лучше остановиться, ибо соблюдение заповедей Божиих выше заботы о ближнем.

Но вот другой пример. Муж категорически протестует против посещения женою храма. Как лучше поступить жене? Может ли она также пойти на развод, как в случае с абортом? В данном случае все же разводиться нельзя. Если в данном случае муж не толкает жену на нарушение заповедей и не заставляет ее отречься от Бога, то жене лучше уступить и не ходить в храм некоторое время. Посещение храма в данном случае нужно отнести к личным интересам жены. Поэтому лучше сохранить семью, не посещая храм, но при этом оставаясь верной Богу в своем сердце. В данном случае семья важнее. Если семейные интересы вынуждают мужа или жену уйти с важной должности и от этого, может быть, даже пострадает предприятие, нужно уходить не сомневаясь, так как семья важнее. И т.д. Еще раз повторю: семья выше всего, кроме Бога. К сожалению, такое отношение к семье встретишь нынче крайне редко.

Среда обитания
Семейный опыт передается от родителей детям. Поэтому несколько замечаний сделаю относительно воспитания детей. Нормальной средой для воспитания является семья. Но где воспитываются современные дети? Разве в семьях? С раннего возраста ребенка отдают в детский сад и потом в школу. В детском саду ребенок проводит около 8 часов в день, с родителями он общается примерно столько же. Детсадовский возраст — наиболее важный в формировании личности, а половину всего времени ребенок проводит в среде, совершенно не похожей на семейную домашнюю обстановку.

Чем отличается обстановка семьи от детского сада? Во-первых, в семье есть четкая иерархическая структура. Есть взрослые, есть старшие братья и сестры, есть младшие. Ребенок имеет определенное место в этой иерархии. Во-вторых, дома все окружающие люди — близкие родственники, с которыми ты связан на всю жизнь. В детском саду все не так. Ребенок находится в коллективе сверстников. Иерархической структуры почти нет. Есть один воспитатель на всю группу, поэтому большая часть всех коллизий в жизни ребенка происходит при общении со сверстниками. В коллективе сверстников все равны, здесь нет старших и нет младших. Это совершенно неестественная обстановка. Неестественная хотя бы потому, что Господь не дал женщине способности за один раз рожать сразу пятнаднать-двадцать детишек, которые бы были равны в семье. Все воспитание в семье построено на том, что младшим прививается послушание старшим, а старшие приучаются заботиться о младших. Ребенок, пройдя двойную школу (школу послушания и школу заботы), вырастает нормальным человеком — послушным и заботливым. В детском саду ребенок проходит совсем другую школу — школу равноправия. Все дети имеют равные права и обязанности. Дети учатся сосуществовать без конфликтов: не драться, не ссориться. Не больше! Это все есть и в семье. Но в детском саду нет духа послушания и заботы, которыми проникнута семейная обстановка. Если бы мы готовили ребенка к тому, что он никогда не будет создавать семьи, всю жизнь будет жить в общежитиях, никогда не будет занимать начальственной должности и никогда не будет подчиненным, то тогда воспитание в детском саду вполне приемлемо. Если же мы хотим вырастить будущего семьянина, то детский сад крайне вреден.

Если мы хотим вырастить настоящего гражданина, то крайне желательно воспитание именно в семье. Все общество устроено иерархично. Есть начальство, есть подчиненные. У каждого свои права и свои обязанности, и у каждого своя ответственность Ребенок именно в семье впитывает правильное отношение к старшим и младшим, и то, что он встречает во взрослой жизни, уже было им освоено еще в детстве.
В детском саду все люди временные. Воспитатели чередуются по определенному графику, сами дети не привязаны друг к другу ничем, кроме детской дружбы. Сегодня дружим, завтра поссоримся. Дети не отвечают друг за друга. В семье же дети не могут долго жить в ссоре, особенно если они маленькие. Этого просто не позволят родители, которые всеми силами помирят детей. Брат и сестра остаются близкими на всю жизнь, и родители с раннего детства приучают их, что ссора — это ужасное и совершенно недопустимое в их жизни событие. В детском саду конфликты могут иметь совершенно другой исход: долгая озлобленность друг на друга, можно разойтись с бывшим другом, можно даже перевестись в другую группу или другой детский сад.

Правильная иерархия семьи
Семья иерархична, и это очень важно, но для воспитания требуется правильная иерархия: отец — мать — дедушка и бабушка — старшие братья и сестры — я — младшие. У каждого члена должно быть свое место в этой иерархии. Кстати, в приведенной схеме дедушка и бабушка стоят на втором месте после родителей. Такое положение дел имеет место в том случае, если старшее поколение уже состарилось и само передало старшинство своим детям. Я слышал рассказы пожилых людей о том, что в старых семьях обязательно наступал момент, когда состарившийся глава семьи призывал своего сына и передавал ему свои обязанности.

Эта правильная иерархия не должна нарушаться. Если жена становится на первое место, то это уродует семью. Об этом мы уже говорили в беседе о том, кто является главой семьи. Но есть еще одно частое искажение в устройстве современных семей. Оказывается, часто негласной главой семьи является ребенок. Попробую пояснить, что имеется в виду.

Один православный психолог отмечает, что в советской педагогике в 50-х годах произошел переворот. Был объявлен всем нам известный девиз: «Все лучшее — детям». Мы настолько к нему привыкли, что не сомневаемся в его справедливости. Чтобы пояснить родителям, откуда идут их беды с детьми, этот психолог задавал родителям вопрос: «Кому в вашей семье достается лучший кусок?» — «Конечно, ребенку», — следует ответ. А это и есть признак того, что в семье все отношения перевернуты. Начнем с того, что лучших кусков в семье быть не должно вообще. Первый и самый большой кусок должен доставаться отцу. Отмечу еще раз: не лучший, а первый и самый большой. Второй кусок и поменьше — матери, а далее всем остальным — дедушкам и бабушкам, и, наконец, деткам. Так всегда было в семьях с традиционным православным укладом. Я часто расспрашивал пожилых людей о том, как протекал обед в старых семьях. Каждый раз я слышал нечто подобное. На стол ставился чугунок с супом. Один на всех! Никаких лучших кусков, все ели из одного чугунка. Первым начинал есть отец, до него никто не мог лезть своей ложкой за супом. Мяса никто вначале из супа не брал. Наконец, когда же вся жидкость будет выхлебана, отец стукнет один раз по чугунку, и это было сигналом к тому, что можно есть мясо. За столом никто не разговаривал, и до окончания обеда самовольно выходить из-за стола никто не мог. Такое положение в русских провинциальных семьях держалось до конца 40-х годов. Только в начале 50-х годов в деревенских семьях появляется посуда для каждого члена семьи. До этого у каждого была только своя ложка. Если в деревне совершалась свадьба, то посуду для этого собирали по всей деревне. Так было во всех сословиях. И в купеческих, и в дворянских семьях почитание старших пронизывало весь уклад жизни.

Одна прихожанка рассказывала, что когда они семьей впервые уехали из Москвы на все лето в деревню, то она для себя сделала много открытий. Однажды они вернулись с огорода домой с одной соседкой, местной жительницей. Она первым делом, как всегда, стала сразу готовить на стол детям, чтобы подкрепить их после работы. «Ты что делаешь-то?!» — с удивлением спрашивает соседка. «Как что? Детей кормлю» — «Ты мужика-то сначала накорми! Вот дает!» Только тогда эта прихожанка впервые задумалась, что в семье должен быть глава семьи, которого надо уважать и что надо приучать детей уважать отца. Элементарные правила семейной жизни, которые знала обычная деревенская женщина, были откровением для горожанки, получившей высшее образование, много читающей и считавшей себя вполне хорошей супругой.

В приходе, где я делал первые свои шаги церковной жизни (да и во многих других приходах), я почти всегда видел одну картину. Во время Причастия первыми подходили дети, потом взрослые — и мужчины, и женщины вперемежку Я считал это вполне нормальным и правильным. Но читая однажды древние церковные памятники, я встретил описание порядка, в каком подходили к Причастию в древней Церкви. Сначала причащались клирики (певцы, чтецы), потом миряне: мужчины, женщины и только в конце — дети. Вначале я был удивлен: как же так?! Бедных детишек заставлять ждать! Позже удивление сменилось пониманием, что только так и должно быть. Кстати, совсем маленькие дети причащались, видимо, все же не в конце, а просто на руках своих отцов и матерей, вместе с ними приступая к Причастию, а самостоятельные детки, которых не надо постоянно держать за ручку, шли действительно в конце. Так должно быть, если мы хотим вырастить хороших детей, которые знают свое место в жизни.

За что ребенок в семье получает самый лучший кусок? За то, что он маленький? Тогда берегитесь, родители! Ребенок очень легко усваивает, что он имеет некие привилегии просто за то, что он маленький. Вместо того, чтобы повзрослеть уже к 16-17 годам, современные парни взрослеют только к 25, а девушки, которые в прошлые века подчас венчались уже в 14 лет, взрослеют только к 20 годам. До 17 лет родители балуют свое дитятко, а потом удивляются, почему их сыночек не хочет зарабатывать себе на жизнь, а все продолжает требовать от родителей помощи как нечто само собой разумеющееся. Причем физически взросление наступает в том возрасте, когда ему и положено: девушка физиологически уже способна стать матерью, парень физиологически способен стать отцом. Но они не готовы к этому морально.
У ребенка не должно быть никаких привилегий, никаких особых прав, которые возвышали бы его над родителями. Он должен знать свое место в семье. У ребенка должны быть четкие представления об иерархии в семье: «отец — мать — дедушка и бабушка — старшие братья и сестры — я — младшие братья и сестры». Если в течение 17 лет ребенок или уже подросток постоянно впитывает: «Мне положен лучший кусок, потому что я маленький. Мне можно не работать на огороде, потому что я маленький. Я могу не помогать маме, потому что я маленький и еще не умею подметать», — то такое отношение к окружающему миру у него останется до конца жизни. Сначала он маленький, потому что еще не ходит в школу. Потом он маленький, потому что еще только учится в школе. Затем он маленький, потому что еще только учится в институте. Далее он все еще маленький, потому что он молодой специалист. И все это время человек требует себе особых привилегий за то, что он маленький.

Конечно, надо учитывать возраст детей и не требовать от него то, что он еще неспособен делать, но бесплатных привилегий быть не должно.