Аборт

Напомню, что на прошлой беседе мы рассматривали грехи, которые бывают до знакомства, у жениха и невесты и у мужа и жены. Теперь коснемся грехов на следующем этапе семейной жизни: отец и мать. Сейчас я коснусь не тех грехов, которые связаны с воспитанием детей, а тех, которые препятствуют супругам стать отцом и матерью. Прежде всего это аборты.

Мы уже касались темы абортов, говоря про телесную связь родителей с детьми. Напомню, что ребенок в утробе матери с самого момента зачатия не может считаться органом материнского организма, это совершенно отличный от нее организм, данный матери на питание в утробе.

Сейчас мы посмотрим фильм про аборт, где все необходимое будет рассказано и показано. Но перед фильмом я отмечу один момент. Несколько раз вы будете слышать из уст разных людей фразу, которой оправдывают аборты: «Ребенок должен быть желанным».

Мы привыкли к тому, что вокруг много демагогии, но от этого не стали более опытными. И вновь, и вновь нас начинают обманывать. Один из главных приемов демагогии следующий. Из правильных, казалось бы, фраз строятся нужные умозаключения, но при этом логика, по которой делаются выводы, совершенно ложная. Одной такой правильной фразой, которой пользуются для того, чтобы заморочить голову, является фраза о желанности детей. Эта фраза звучит красиво, смысл ее почти очевиден и не вызывает никаких сомнений. Конечно же, ребенок должен быть желанным! Ложь начинается тогда, когда из этой мысли начинают делать выводы. Действительно, можно сделать два совершенно противоположных вывода из этой мысли.

Нормальным выводом из этой фразы, который и отражает истинный смысл ее, является следующий. Как только ребенок появляется (а это происходит по учению Церкви в момент зачатия) он с этого момента должен стать желанным. Ребенок не может не быть желанным. Даже если он был нежеланным до своего появления (то есть зачатия), то он становится таковым, когда он уже появился. Пусть ему только 2-3 дня, неделя или месяц, но для матери это уже ее человечек, ее кровинушка, и не любить его рке нельзя. Это нормальный вывод.

Но есть еще и ненормальный вывод. «Я его не желала, не хотела его появления, но он появился. Он должен был быть желанным, но я его так и не желаю, поэтому пусть его не будет». Ну, не получился ребенок желанным, и значит, его надо вычеркнуть из списков живых; просто надо подождать, пока не появится желание иметь ребенка — тогда буду рожать. А пока желания нет, можно с чистой совестью убивать всех своих зачатых детей. Ведь ребенок должен быть желанным!

Вспоминаю рассказ одной женщины о своей семье. Первый ребенок уже взрослый, второй родился инвалидом, отстает в развитии и требует много сил по уходу. Несмотря на предохранение от беременности рождается третий ребенок. Сил не хватает, денег тоже, на работу не устроишься с такими детьми (один инвалид, другой грудной). «Да и рожать было стыдно — возраст уже, засмеют: вот, на старости решила рожать». Но мысли об аборте не было. «Может, в детский дом придется отдать», — вздыхает мать, указывая на младшего ребенка. Предлагаю: «У меня есть знакомая семья, они хотят усыновить ребенка. Может, отдадите?» «Да что вы! Я ни за что ребенка не отдам. Это я только так хочу отдать, чтобы видеться можно было, а когда полегче будет — обратно взять. Да, может, и не отдам я его еще в детдом».
Это нормальная позиция нормальной женщины. Да, тяжело, да, не хотела ребенка, но он уже есть, и это мой ребенок, я его люблю и никому никогда не отдам. Для этой женщины ребенок не может быть нежеланным.

Но, к сожалению, сейчас не во всех женщинах живет такая нормальная позиция. И все чаще появляется другая логика, логика человека очень жестокого и самолюбивого. Но жестокость пытаются спрятать за красивыми правильными фразами.

Попробую проиллюстрировать все безумие при попытке оправдать аборты фразой о желанности детей. Предположим, я говорю: «Я должен жить со всеми в любви». Никто спорить не будет. Очень правильная мысль. Но дальше я сделаю следующий вывод: «Поскольку некоторых людей я не люблю, то я их буду убивать, ведь я должен со всеми жить в любви». От такого вывода становится страшно. Но тогда страшно должно быть и от фразы: «Я иду на аборт, потому что ребенок должен быть желанным».

Ложь заключается в том, что фраза «Я должен жить со всеми в любви» предполагает мой труд над собою, а не право на убийство других людей. Если я кого-то не люблю, я должен заставить себя примириться с этим человеком и жить с ним в мире. И фраза «Ребенок должен быть желанным» тоже предполагает труд над своей душой. Мать должна преодолеть свое нежелание иметь ребенка: «Он появился, и я должна заставить себя его полюбить».

Женщина, которая идет на аборт, должна понимать, что она совершает это злодеяние не потому, что ребенок должен быть желанным, а потому, что она так и не захотела полюбить свою кровинушку, чье сердечко бьется под ее сердцем.

После фильма
Конечно, убить легче, когда еще не видишь свою жертву. Стоит ребенку родиться, как его убивать уже жалко.

Обращаю ваше внимание на то, что говорилось в фильме. Абортом женщина наносит вред здоровью своих будущих детей больший, чем вред своему здоровью. Аборт — это очень жестокая операция для того нежного органа, где должен развиваться ребенок. Матка — словно рыхлая земля, готовая принять в себя зачатый плод и питать его во время беременности. После аборта, когда после удаления ребенка матка буквально выскабливается, чтобы в ней ничего не осталось, как правило, остаются рубцы. Новый зачатый, рке «желанный» ребенок попадает в израненный орган. И во время беременности он будет развиваться гораздо хуже. В лучшем случае он родится просто слабеньким, в худшем — с серьезными нарушениями в работе каких-нибудь органов, нервной системы и т.д.

Я бы давал всем, идущим на аборт, следующий совет: роди и оставь в роддоме. Всех детей-отказников (от которых отказались родители в роддоме) усыновляют в течение шести-восьми месяцев. Это будет лучше и ребенку, который найдет любящих родителей, и самой родившей, которая сохранит свое здоровье и здоровье своих будущих детей.