О мужественности и женственности

Добавлю еще несколько слов о том, что же я понимаю под настоящей женственностью и настоящей мужественностью. Начну с женственности. Уверен, что все смотрели фильм «Девчата». Напомню, что главная героиня фильма, Тося, не отличалась красивой внешностью. Илья Ковригин, второй главный герой фильма, поспорил, что Тося будет через неделю бегать за ним, как собачонка. Чтобы выиграть спор, он перестает ухаживать (как он думал, на время) за Анфиской, «царь-птицей» , по выражению одного героя фильма. Анфиска — обворожительная дама, умеющая сражать мужчин наповал своими ужимками, кокетством и другими средствами. Переломный момент фильма наступает тогда, когда вдруг Илья серьезно влюбляется в Тосю и бросает Анфиску. Интересны признания Анфиски во время ночной истерики, после последнего разговора с Ильей:

«Я думала, врут все про любовь, сказочку красивую сочинили, чтоб веселее жить было. А теперь вижу, что есть она... Вот объясните. Всех любят: и Катю, и Надю, и даже Тоську. Одна я как проклятая, что я хуже всех, что ли?» — «Ну, уж тебе-то жаловаться?» —возражает одна из девчат. «Со мной только время проводить, а как жениться или полюбить по-настоящему, так найдут какую-нибудь Машу или Дашу. Вот и Илья к Тоське перебежал. Даже жениться на ней хочет! А что в ней хорошего? Смотреть даже не на что!»

И действительно, за что полюбил Илья Тосю? Напоминаю фильм. Начинаются первые прогулки Тоси с Ильей. Илья пытается обнять Тосю. Что она делает? Она вырывается и прячется за дверью своего дома. Что вырывается из его уст? «Детский сад!» Всего одна фраза, но она многое нам дает. Илья все больше видит в Тосе ребенка. Действительно, она еще не умеет обниматься и боится этого — детский сад! Но это рке не слова надменной насмешки, они произносятся как-то иначе, с любовью. Первоначальная цель — укрощения и обольщения строптивой — все более теряет свою притягательность. Для Ильи уже нет строптивой, есть большой и наивный ребенок — Тося.

Представим себе карточную игру, за которой собралось несколько шулеров. Ясно, что каждый хочет обмануть другого, и если один из них это сделает, то будет крайне рад. Но если к профессиональному шулеру посадить играть ребенка, который не умеет это делать, то вряд ли этот шулер будет радоваться, если обыграет дитя. Также и Илья начинает понимать, что перед ним не прожженная в любовных историях дама, а наивный ребенок, которого он сможет обмануть, окрутить в два счета. Но обмануть доверчивого человека — это гнусно, поэтому Илья все более ухаживает не с целью обмана, а искренне радуясь общению с чистой девушкой.

Проходит время, и Илья все более влюбляется в детскую чистоту души Тоси. Еще раз повторю — в детскую чистоту души. Что такое детская чистота души? Это состояние, когда не веришь, что тебя могут обмануть просто потому, что ты сам никогда не обманывал. Тосе действительно непонятно, как это можно взять и обмануть другого человека. Бывает чистота души, когда человек долгими трудами очищает душу от множества грехов, которые он совершил. А бывает и такая чистота души, когда человек не вкусил греха, не исковеркал свою душу. Вот эта последняя и есть детская чистота души. Тося еще не обманывала, не изменяла, не унижала других людей, и ей непонятно, как это можно вообще сделать.

Отмечу еще один важный момент. Кто помнит, сколько раз целовалась Тося? Вопрос вовсе не праздный. Тося поцеловалась всего четыре раза. В самом конце фильма ее два раза поцеловал Илья, и два раза поцеловала она его. До этого она ни разу не целовалась! И это очень важно! Она сама признается: «Стыдно про такое говорить. Я вот раньше думала: как люди целуются? Ведь носы мешают. Теперь вижу, что не мешают».

Давайте подумаем: оттого что девушка ни разу не целовалась, парень будет к ней лучше или хрке относиться? Смею утверждать, что он полюбит ее еще крепче. Если бы у него была цель просто погулять с девицей-молодицей, приятно провести время, а потом бросить ее, то он бы, скорее всего, отнесся к ней с надмением: «Надо же, даже целоваться не умеет!» Но если он хочет создать семью, то это большой плюс для девушки — она сохранила свою чистоту для него.

Представляем себе следующую картину. Молодой человек впервые пробует поцеловать девушку. Она, насмотревшись развратных сцен по телевизору, бросается ему на шею и целует его так, как будто всю жизнь только этим и занималась. Она думает, что этим доставит удовольствие своему ухажеру. «Ведь целуются для удовольствия», — думает она и пытается доставить максимальное удовольствие своему избраннику. Что происходит в душе молодого человека? Он начинает ее любить крепче? В том-то и дело, что нет! Может, обниматься он и начнет сильнее, но любить будет ее слабее. Представляете себе состояние молодого человека? Он думал, что его девушка целуется первый раз, а она, оказывается, уже матерая, гулящая «баба», которую уже целовал десяток мужчин и которую обнимали десятки рук. «Я не хочу быть одиннадцатым! Я хочу быть единственным!» — вот что понимает подсознательно молодой человек. И относиться к девушке он будет уже не с трепетом и нежностью, а грубо и раздражительно. За что? За то, что она не сохранила свою чистоту. Он даже не побоится бросить ее. «У нее уже был десяток парней, одним больше, одним меньше Ничего, переживет!»

Итак, девушки, храните свою чистоту и целомудрие, за это вас будут любить еще сильнее! Однажды я слышал жуткое признание одной девицы о том, что она бросила парня: «Да он даже целоваться не умеет!» Вместо того, чтобы радоваться такой редкой находке, она еще и недовольна. Ведь если ты у него первая, значит, шанс, что ты будешь единственной и любимой всю жизнь, очень велик. Если ты у него в жизни вторая, шансы в два раза меньше, третья — в три раза меньше, десятая — шансов уже почти нет.

Итак, истинное женское обаяние заключается в чистоте души девушки или женщины, которая не изведала греха. Или, можно сказать, что обаяние это заключается в целомудрии. От этого обаяния может родиться настоящая любовь. Но есть ложное обаяние, которое может привлечь внимание мужчины, обворожить его, заставить его выполнять свою волю. Но от этого обаяния рождается не любовь, а похоть. Это второе обаяние в действительности бессильно. Анфиска в фильме поняла это: своим кокетством она рождает не любовь, а похоть. Она не обаятельна, а развратна. Мужчины не любят ее, а просто хотят попользоваться ею, как вещью.

Вот удивительный пример женского обаяния — Татьяна из «Евгения Онегина». Татьяна влюбилась в Онегина, призналась ему, он ее отверг. Через несколько лет он видит ее на балу. Так Пушкин описывает появление Татьяны:

Она была нетороплива, 
Не холодна, не говорлива, 
Без взора наглого для всех, 
Без притязаний на успех, 
Без этих маленьких ужимок, 
Без подражательных затей...
Все тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок
Du comme й faut...1 (Шишков, прости.
Не знаю, как перевести.)
К ней дамы подвигались ближе;
Старушки улыбались ей,
Мужчины кланялися ниже.
Ловили взор ее очей;
Девицы проходили тише
Пред ней по зале, и всех выше
И нос, и плечи подымал
Вошедший с нею генерал.
Никто б не мог ее прекрасной
Назвать; но с головы до ног
Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar.2 (He могу...
Люблю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас покамест ново,
И вряд ли быть ему в чете
Оно б годилось в эпиграмме...)
Но обращаюсь к нашей даме.
Беспечной прелестью мила,
Она сидела у стола
С блестящей Ниной Воронскою,
Сей Клеопатрою Невы,
И верно б согласились вы,
Что Нина мраморной красою
Затмить соседку не могла,
Хоть ослепительна была.

1благородства (фр.) 2 вульгарное (англ )

Кто заметил, какого роста была Татьяна? Высокая? Статная? Хрупкая? Глаза у нее были светлые? А волосы?.. Мы этого никогда не узнаем. Мы знаем, что никто не мог назвать ее прекрасной. В ее внешности не было ничего, что могло бы быть сопоставлено с красотою Нины Воронской.

А Татьяна в этом смысле совершенно беспечна («Беспечной прелестью мила...»). Она не заботится о том, чтобы произвести впечатление не холодна, не говорлива, без взора наглого для всех, без притязаний на успех, без этих маленьких ужимок, без подражательных затей... Все были покорены этой естественностью, она завораживала всех: к ней дамы подвигались ближе, старушки улыбались ей, мужчины кланялись ей ниже, ловили взор ее очей, девицы проходили тише... Татьяна прекрасна, но не внешностью, а внутренним своим устроением. И эту красоту не может затмить мраморная красота Нины Воронской.

Мне хотелось бы дополнить описание женственности еще одним примером и рассказать не только о том, в чем заключается истинное женское обаяние, но и в чем заключается сила женщины.

Есть замечательный фильм «Мачеха», в котором показывается сила женщины, показывается, в чем она может быть намного сильнее мужчин. Сюжет фильма следующий. Павел Егорыч, муж главной героини Шуры, узнает, что у него есть дочь Света, мать которой, его бывшая возлюбленная, умерла. Он принимает решение взять на воспитание дочку, несмотря на протесты жены и тещи. Но ребенок оказывается тяжелым: мать воспитала в дочери крайнюю настороженность и недоверчивость к людям. Растопить сердце ребенка в новой семье оказывается не так-то легко. И здесь весь труд ложится на плечи жены, то есть мачехи, которая все же согласилась принять девочку.

Несколько раз сам Павел хотел уже серьезно, по-мужски поговорить с дочкой, почему она так плохо к ним относится. Каждый раз Шура (мачеха) бросалась на защиту и практически не давала сказать мужу ни одного обидного или резкого слова. Ситуация в семье накаляется. Вот одна очень важная сцена в фильме. Муж, устав от создавшейся ситуации, начинает упрекать жену: «Вот чего я не понимаю. Чего ты радуешься? Чего ты скалишься? Она тебя не признает, а ты знай прихохатываешь. Вот уж поистине тебя ни хлыстом, ни бревном не возьмешь... Правильно тебя мать определила: легонький умок!» Павел не понимает всей мудрости жены, не понимает, как тяжело ей дается каждое весело произнесенное слово. Своей заботой и лаской она должна растопить сердце его родной дочери, а своей падчерицы. А тут практически муж предает ее. Это он привез дочку, это он взял ответственность за ее судьбу. Но весь груз этой ответственности ложится на плечи жены. И в момент напряжения всех ее сил оказывается, что муж ее не понимает. «А что ты сделал, чтобы она тебя отцом-то признала?» — остается только ответить Шуре на его упреки. Действительно, очень верные слова. «Работаешь, работаешь, можно сказать сутками дома не бываешь...» — это уже Павлу обидно, что он трудится, а от него что-то еще требуют. Но действительно, семейное счастье деньгами не купишь. Квартиру купишь, но нет в этой квартире счастья, если еще не трудиться духовно. Этот труд самый тяжелый. Шура намного сильнее и мудрее Павла.

Очень важные слова произносит старая учительница, к которой за помощью пришла Шура: «Обиду забудь! А что ребенок трудный, так я, когда растение пересаживаю, что нужно? Время и тепло!» Павел, услышав эти слова, повторенные Шурой, через несколько минут, видимо, переварив сказанное, повторит: «Время и тепло!» В конце фильма Света, наконец, обнимает Шуру и называет ее мамой.

Сила женщины — в ее способности терпеть, ждать и незаметно давать тепло, не требуя ничего в ответ. Мужчины на это редко способны. Они умеют решать проблемы иначе: поговорив по-мужски, ясно и четко требуя ответ. Павлу легче отпахать целый день в поле, чем заставить себя быть нежным и внимательным, когда на душе скребут кошки. Ему непонятно, как: может Света насупиться и недоверчиво смотреть на него, когда он взял ее к себе жить. Внимательное же сердце Шуры видит, что Света сама себе не рада, хочет исправиться, но не может. Не может человек себя быстро переделать, да еще если он маленький. «Она старается!» — «Это ты все только стараешься, выдумала тут...» — Павел не верит жене. Но женское сердце Шуры все видит, все понимает. Итак, сила женщины — в способности терпеть и в душевной теплоте ее сердца. Мужчина может терпеть физическую боль или собрать все свои силы в какой-то ответственный момент, но терпеть, ждать неизвестно чего в неопределенности, да еще долго, неизвестно сколько времени — здесь он, как правило, бессилен.

Теперь несколько слов о мужественности. Я бы выделил следующие черты мужественности: способность защищать, способность гфинимать решения и способность отвечать за каждое из них. Как правило, среди молодых людей совершенно другие представления о мужественности. Помню, как однажды, когда мне было лет 10, во время прогулки с друзьями нас поймал на улице один хулиган лет 17-18. Будучи пьяным, он стал учить нас жить: «Настоящий мужик — это тот, кто хоть один раз напился, переспал с женщиной и посидел в тюрьме». Думаю, что многие из молодых людей в своих стремлениях недалеко ушли от этого идеала и стремятся к чему-то подобному. На самом деле этот идеал не имеет ничего общего с мужественностью.

Попробую прокомментаровать три названные мною черты мужественности.

Принимать решение. Мужчине Богом дано право принимать решение. Он и именно он должен делать это. Мы уже немного говорили об этом в беседе о главе семьи. Но это вовсе не значит, что он должен полностью игнорировать других членов семьи, и прежде всего свою супругу. Например, у царя есть много советников. Задача советников — давать советы. Они являются специалистами в какой-то области, знают ситуацию лучше, чем царь, который не может охватить один все проблемы. Они советуют, но принимает решение царь. В том, что он советуется с другими людьми, не его недостаток, а, напротив, свидетельство его мудрости. Царь, который будет пренебрегать советами, вскоре прослывет самодуром.

«Папа, можно погулять?» — спрашивает сын у вернувшегося с работы отца. «Конечно, иди погуляй, сынок». Но неожиданно дорогу преграждает супруга: «Ты что? Он уроки не выучил и не поужинал, а рке собрался с мальчишками гулять, я его не пускаю!» — «Если я сказал: можно, значит: можно! Я — глава семьи!» Начинается ссора между родителями. Кто виноват в этой ссоре? Наверное, оба. Обычно мать гораздо лучше знает все проблемы детей. И мужчинам всегда — прежде, чем принимать решения, связанные с членами семьи, — лучше посоветоваться со своей супругой. Тогда решение будет более верным и авторитет отца гораздо весомее. А жене, с другой стороны, не стоит устраивать разбирательства при детях и ронять авторитет отца.

Если же в каком-то важном и запутанном вопросе мужчина откажется принимать решение, говоря: «Я не знаю, на что решиться. Милая, принимай решение сама», — то он сам отказывается от своего звания мужчины. Это недопустимые слова для человека, который считает себя настоящим мужчиной.

Но такое сейчас все же часто происходит. Вот муж говорит жене, чтобы она сама принимала решение. И теперь решение, принятое женой, муж должен считать своим решением. Если вдруг это решение окажется неправильным, то муж не имеет право обвинять в этом жену. «Я передал тебе свое право принимать решение, и я буду отвечать за него, как за свое собственное», — так должен думать настоящий мужчина.

Ответственность. Мужчина несет ответственность в своей семье за все! Даже за то, что совершается без его разрешения или даже вопреки его запрету. Если сын разбивает окно, то отец не имеет права говорить: «Это же не я разбил, вот с сына и спрашивайте». Мужчине неприлично извиняться перед внезапно пришедшими гостями: «Простите за беспорядок. Вот жена чего-то не успела убраться». Если даже действительно именно жена не успела убраться, то все равно мужчина должен произнести: «Простите, что мы не успели убраться». В этом мы заключено очень многое. Там, где муж способен на такую ответственность за все, что происходит в семье, жена будет чувствовать себя поистине как за каменной стеной.


Защита. Мужчина должен защищать свою семью от любого чуждого вмешательства, которое может нарушить мир в семье. Здесь имеется в виду и чисто материальное благополучие семьи, и душевное спокойствие. Например, если отец семейства чувствует, что телевизор оказывает дурное влияние на ребенка и тот становится неуправляемым, то он обязан пресечь просмотр вредных для ребенка передач и стоять на страже его душевного здоровья. Кстати, про телевидение. Я бы дал совет родителям оградить детей от современных видеои телепрограмм, допустив для домашнего просмотра только видеокассеты со старыми советскими фильмами и мультфильмами, которые в огромном количестве свободно продаются в наше время.

Муж должен защищать свою семью и от вмешательства в семейные дела своих близких родственников. Вспомним слова Библии: потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть (Быт. 2, 24). Очень часто родители (особенно матери) вмешиваются в семейные дела своих детей. Слушаться родителей — это долг каждого христианина, но если родители вносят раздор в семью детей, дети имеют полное право проявлять непослушание. Также, когда родители требуют от детей греха. Если мать заставляет дочь идти на аборт, то проявлять здесь послушание родителям уже неуместно. Послушание Богу, который заповедовал «не убий», выше послушания родителям. Например, мать начинает ревновать своего сыночка, которому уже 28, к невестке. Это отчасти понятно, ее кровинушка теперь принадлежит какой-то чужой женщине. Мать начинает наедине указывать сыну на недостатки его жены, требует, чтобы он поругал ее, исправлял ее. Но сын должен вставать на защиту своей семьи и пресекать подобные разговоры с матерью.