Юрий Смирнов

В самом начале летнего наступления 1944 года советских войск в Белоруссии ожесточенные бои развернулись в районе восточнее Орши. Оборона противника была здесь особенно прочной, глубоко эшелонированной. Оборонялись отборные войска противника, Среди них и 78-я штурмовая дивизия, которой командовал опытный немецкий генерал-лейтенант Ганс фон Траут. Эта дивизия считалась одной из самых боеспособных в немецкой армии. Из документов следует, что 78-я штурмовая немецкая дивизия по своему штатному составу равнялась примерно двум обычным стрелковым немецким дивизиям, была насыщена штурмовой противотанковой артиллерией в таких количествах, которые более свойственны корпусу, а не дивизии, была усилена мощными танковыми частями. Местность, где намечался прорыв, никакого маневра наступающим войскам не позволяла. Поэтому когда генерал Траур заявлял, что на участке его дивизии оборону прорвать невозможно, в этом было не столько традиционное тщеславие гитлеровского генерала, сколько убеждение опытного командира.

О Гансе Юлиусе фон Трауте в гитлеровской армии говорили, что он «мастер обороны», «железный генерал». Это он обещал Гитлеру: "… на участке, который обороняет его 74-я штурмовая дивизия, не только русские солдаты— мыши не проползут!.." А сам Траут хвастливо заявлял: «Пока я под Оршей — Германия может быть спокойна». В траншеях 78-й штурмовой дивизии даже висели таблички: «Где стоит Траут — русские не пройдут».

В ночь с 24 на 25 июня 1944 года на командный пункт немецкого генерала Траута, расположенный в селе Шалашино под Оршей, был брошен танковый десант в составе батальона 4-ой танковой бригады полковника Лосика и стрелковой роты старшего лейтенанта Зеленюка из 77-го гвардейского стрелкового полка 26-й гвардейской стрелковой дивизии. В скоротечном ночном бою немцы успели организовать прочную оборону и отбили нападение на свой штаб. Танковому десанту пришлось отступить, оставив на поле боя тяжело раненного рядового Юрия Смирнова. Гитлеровцы схватили раненого солдата. Его немедленно доставили в штаб 78-й штурмовой дивизии. Длительное время его допрашивали «специалисты», принимал в этом участие и сам командир дивизии фон Траут. Разумеется, раненный боец не объект для допросов и ему не ведомы планы командования, ни тактические, ни стратегические. Но немцев это не остановило. Ночной десант был настолько внезапен, а сплошная линия обороны трещала по швам, что через пытки решили хоть как-то прояснить ситуацию, узнать о целях так ошеломившего их танкового десанта. Очень тяжело отвечать на вопросы тяжело раненным, еще сложнее – если ты не знаешь ответов. Тогда по приказу генерала Траута взбешенные гитлеровцы раненного советского воина исполосовали ножами и штыками, оставив кровавое месиво, руки и ноги прибили ржавыми гвоздями, в лоб вбили железный костыль. Садизм никогда не доводил до добра и не укреплял собственную стойкость, это – удел слабых.

Следующая атака советского десанта была гораздо успешной. В одном из немецких штабных блиндажей и было обнаружено распятое на стене блиндажа тело рядового Юрия Смирнова. На полу валялись брошенные фашистами штабные документы, солдатская книжка и окровавленный комсомольский билет Юрия Васильевича Смирнова.

Президиум Верховного Совета СССР присвоил гвардии рядовому Юрию Васильевичу Смирнову звание Героя Советского Союза посмертно.


Ни зверские пытки, ни принятый на грудь изрядная доля шнапса, уже не могли спасти гордого генерал-лейтенанта Ганса Юлиуса фон Траута. Его закономерный конец как генерала и командира был ужасен. Фортуна не смогла вынести всей жестокости его поведения и преподнесла последний сюрприз. Умереть на поле боя – что может быть почетнее для боевого генерала. И немецкие, и не только немецкие генералы, это неоднократно доказывали. Но в их числе не может быть подонок и садист. Через несколько дней после кровавой расправы над раненным рядовым Юрием Смирновым, генерал-лейтенант фон Траут был взят в плен вместе с двадцатью штабными офицерами всего шестью советскими воинами: двумя разведчиками, шофером хозяйственной машины корпусного разведбата, писарь, кладовщик и повар-девушка. И взяли их в плен совершенно случайно, так, по пути. Нелепое такое пленение. Только закономерно одно - в плен гордый садист попал, лишив себя всех званиев и наград.

Первый допрос провели начальник разведотдела корпуса подполковник Рытов, его заместитель майор Мендражицкий и военный переводчик младший лейтенант Верников. Через несколько дней группу пленных немецких генералов отправили в Москву.

На полевом аэродроме Крупки сели два самолета Ли-2 и двенадцать истребителей Як-1. Второй, рядом с ним, — высоченный, этак около двух метров, — генерал Траут. Вполне вероятно, он оказался в числе тех знаменитых сорока тысяч немецких военнопленных, которых провели по Москве. И весьма символичны поливальные машины. Надо же кому-то смыть всю грязь.

Источник -