А зори здесь тихие...

В повести изображен смертельный бой пяти советских девушек и старшины Васкова с отрядом диверсантов-гитлеровцев...

Пять совершенно различных девичьих характеров представляет нам писатель. Что, казалось бы, общего между строгой Ритой Осяниной, натурой сильной и чистой, и ребячливой фантазеркой, неуверенной в себе Галкой Четвертак? Какая может быть близость между выросшей на лесном кордоне молчаливой Лизой Бричкиной и поклонницей Блока Соней Гурвич? Что общего между всеми этими девушками и озорной, дерзкой Женькой Комельковой, "сосланной" на 171-й разъезд после штабного романа? Между тем девчата не просто ладят между собой, нет и тени непонимания или психологической несовместимости между ними.

И пришлось всем им сложить головы в том карельском лесу. Пусть не все девушки гибнут с оружием в руках, пусть их бой всего лишь "местного значения", повествование перешло рубеж, где уже все меряется простой и высокой мерой, жизнь одна и смерть одна, где все они - подлинные героини войны - встают рядом со своими родными сестрами: Зоей Космодемьянской, Лизой Чайкиной, Любой Шевцовой и многими другими. Взбалмошная Комелькова погибает, чувствуя себя победительницей оттого, что запутала фашистов, увела далеко от раненой Осяниной, оставшейся со старшиной. А Осянина в свою очередь просит Васкова уйти, помочь Женьке. Даже "негероическая" смерть Лизы Бричкиной или Сони Гурвич при всей ее кажущейся случайности связана с самопожертвованием: в одном случае - это желание поскорей перейти болото и привести подмогу, а в другом - естественное душевное движение сделать приятное заботливому и доброму старшине - сбегать за оставленным им кисетом. И старшина Васков, что Блока не читал, которого девушки считали (в 32-то года) стариком, а подметив его пристрастие к порядку и воинской дисциплине, - служакой, уставным формалистом и придирой, оказывается просто незаменимым в их походе. И не только потому, что по-солдатски опытен, находчив, но и потому, что старшина совестлив и надежен. Васкову суждено было схоронить всех своих "бойцов", превозмочь горе, раны и нечеловеческую усталость и в последней исступленной схватке с гитлеровцами жестоко отомстить им. Но потом, до конца дней своих, носил он в душе тяжесть, что не уберег девчат. Он и его "бойцы" выиграли войну: немцы не прошли.