Николай Китаев

Родился 22 ноября 1917 года в селе Пичуга Саратовской губернии, ныне Дубовского района Волгоградской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов, школу ФЗУ и аэроклуб в Сталинграде. Работал слесарем по ремонту оборудования в литейном цехе Сталинградского тракторного завода. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков и в звании младшего лейтенанта направлен в части ВВС Западного Особого военного округа.

Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, произвёл несколько десятков вылетов на штурмовку войск противника.

Свои первые боевые вылеты в Великой Отечественной войне Китаев выполнил на И-16 в декабре 1941 г. в составе 131-го истребительного авиационного полка (после переименования - 40 гиап). Прошел с боями от Москвы до западной границы страны. Воевал на Северном Кавказе, сражался на Курском направлении, освобождал Украину.

Командир эскадрильи 40-го гвардейского истребительного авиационного полка гвардии старший лейтенант Китаев к марту 1943 года произвёл 183 боевых вылета, в 45 воздушных боях лично сбил 8 и в группе 5 самолётов противника.

1 Мая 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

И присвоено не зря. В 1943 г. его боевые вылеты были особенно результативны, он одерживал победы в каждом втором бою, а среди сбитых им машин более половины бомбардировщики. Так, с мая по ноябрь 1943 года Китаев в 118 боевых вылетах провел 48 воздушных боев, лично сбил 17 (5 He-111, Ju-88, 4 Ju-87, 4 Bf-109, 3 Fw-190) и в группе 3 самолета (2 He-111 и Ju-87). Только в ходе оборонительного сражения на Курской дуге он сбил 5 самолетов противника. В 1944 году гвардии майор Китаев был назначен командиром 40-го гвардейского истребительного авиационного полка.

Еще немного удачи и везения и может его имя гремело бы в Истории как имена Покрышкина и Кожедуба. Но его боевой путь трагически прервался в одном из июльских вылетов. В паре с гвардии майором А.Шваревым он вылетел на рекогносцировку войск противника в районе Тернополя. На обратном пути, неподалеку от линии фронта, они сделали штурмовой заход на неприятельскую колонну. При этом самолет Китаева был подбит шальным снарядом, он приземлил его, не выпуская шасси, но при посадке потерял сознание и попал в плен. В плену он не потерял присутствия духа, с честью вынес все его тяготы и в 1945 г. был освобожден советскими солдатами.

Из книги знаменитого летчика Михаила Девятаева «Полет к солнцу»:

«Из новичков сразу запомнился майор Николай Китаев, невысокого роста, очень худой, с обезображенным ожогами и шрамами лицом. Как потом стало известно, Китаев приземлялся в поле на поврежденном истребителе и ударился лбом о прицел. Китаев привлек к себе внимание всех присутствующих. Он сразу же стал излагать свой продуманный план, который нам показался легко осуществимым. Мы безоговорочно поверили Китаеву, потому что прежние планы побега не могли осуществиться. Старожилы лагеря рассказали нам, что Китаева возили на допросы в Берлин, что в ставке Гитлера ему, Герою Советского Союза, командиру, предлагали высокую должность, но Китаев наотрез отказался изменить своей Родине. И вот сейчас, в тесной комнате лазарета, обступив Китаева, мы слушали его так внимательно, как слушали на аэродроме командира, когда он перед нами ставил боевую задачу.

— Сделаем подкоп под проволочное заграждение и ночью выйдем из лагеря. Рыть нужно с субботы на воскресенье. Вы слышите? — Китаев обращался через головы к тем, кто стоял подальше. — В воскресенье немецкие летчики молятся богу в кирхах, а на аэродроме остается только охрана. Если нам удастся захватить «юнкерс», мы заберем всех, кто доползет до стоянки. Я хорошо знаю «юнкерс», «Дорнье», «мессершмитт», «фокке-вульф», смогу завести моторы, поднять самолет в воздух. Научу этому и других. Если я не дойду до аэродрома, кто-то из вас запустит моторы и поведет самолет. Возьмемся за подкоп, открою ночные курсы.

Слушая Китаева, я с горечью корил себя за то, что плохо знаю немецкие самолеты, поверхностно изучал их. Я смотрел на Китаева и думал о том, что вот такие люди и в плену не сдаются. Позже, когда окончится война, наш народ должен узнать о каждом, находившемся в плену советском человеке, как он себя вел: боролся, рвался ли на свободу, вредил врагу или отсиживался, заботясь лишь о том, лишь бы выжить. Об этом должны позаботиться те, кто доживет до победы.»

К сожалению, не все в этой истории было так просто и трагично. Оказывается может быть еще хуже.

Из воспоминаний гвардии майора А. Шварева:

"К лету 1944 года Китаев уже был Героем Советского Союза, имел более 30 сбитых, командовал 40-м ГИАП, в котором я был штурманом полка. Летом 1944-го он уехал в отпуск. В это время мой полк перебазировали в Сбарож на Западной Украине. Полевой аэродром Сбарож находился на возвышенности. Из отпуска он приехал прямо туда. Мы переночевали. Утром я его ввел в курс дела. Над аэродромом висела облачность, полетов не было. Я рассказал Китаеву, что рядом есть спиртовой завод. Говорит, поехали туда. Я сначала не соглашался, но он уговорил, мол, поедем, посмотрим.

Поехали. Там нам по 100 грамм дали. Я пригубил и поставил. Говорю: «Не могу пить перед полетом». Он выпил. Приехали на командный пункт. Немножко облачность поднялась. «Полетим, — говорит он. — Надо доложить командиру дивизии, что я прибыл». Я говорю: «Николай, какая необходимость сейчас лететь? До штаба всего километров 15». А до линии фронта километров 20—25. «Нет, полетим, я ему доложу», — возражает Китаев. Взлетели. Несмотря на облачность, видимость отличная. Летим под облаками. Слева полевой аэродром, на котором сидит командир дивизии, справа линия фронта. Что-то горит, дым идет, упирается в облака. Китаев говорит: «Пойдем, покажешь мне линию фронта». Я соглашаюсь, разворачиваюсь. Я иду ведущим, он ведомым, прошлись по линии фронта. Он предлагает: «Давай штурманем». Я возражаю: «Какой смысл? 200 метров высота». — «Нет, пойдем». Думаю: «Твою мать, неразумно». Но поскольку он командир полка, Герой, еще скажет, что сдрейфил, решаю: «Черт с тобой, пойдем». Начинаем штурмовать. Очередь дал. Все в дыму, ничего не видно. Разворачиваемся. Из дыма вышли, я ему: «Коля, ты где?» Он говорит: «Я на первом развороте». Все ясно. Второй заход делаем, я первым, он за мной идет. «Коля, ты где?» — «я на втором развороте». Все ясно. Третий заход. «Коля, ты как?» Молчок. Говорю: «Коля, где ты есть? я тебя не вижу, отзовись!» Виражу над этим местом, но уже не стреляю. Крутился, крутился, не отвечает. Я лечу на аэродром, где должны были сесть. Спрашиваю: «Садился Китаев?» — «Нет». Лечу к себе на аэродром, спрашиваю: «Садился Китаев?» — «Нет». Я опять на линию фронта. Нигде его нет. У меня уже горючее на исходе. Сел.

Китаев тогда был знаменит на фронте, сам командующий воздушной армии Красовский его лично знал.

И вот наутро к нам прилетает начальник политотдела. Сразу на меня: «О, ядрена мать, ты трус, ты его подставил, ты сдрейфил и бросил его». У меня от возмущения рука сама поднялась, и я ему съездил по морде. К нам подбежали, разняли, но он молодец, не пожаловался. Когда страсти улеглись, я ему рассказал, как все было. Он говорит: «Машину мне!» Берет техника самолета Китаева, еще нескольких человек и едет на передний край. Вернулись они под вечер, мы уже ужинали. Заходит в столовую, в комнату руководящего состава. Подходит ко мне: «Саша, ты меня извини! Как вы там хорошо штурмовали, вся пехота вам аплодирует. Мне сказали, что его сбили из танка, и он сел у противника».

После войны, я уже был на втором или третьем курсе академии, бывший командующий Второй воздушной армии, тогда начальник академии, Красовский собрал руководящий состав, всех ветеранов. Мы сидим, он делает доклад, и тут вдруг открывается дверь и заходит Китаев — в кирзовых сапогах, в порванных брюках, в помятой куртке. У всех глаза на лоб полезли. Все молчат. Я ему говорю: «Николай Трофимович, садись».

Потом, когда я уже в ГУКе работал, собрались заместитель командира дивизии, командир дивизии, и Китаев нам рассказал, что, когда штурмовали на третьем заходе, его сбили, он сел на живот. Его взяли в плен. Награды у него не отобрали. Немцы заставили его летать на «Фокке-Вульфе-190» на Западном фронте. Сделал он два вылета, но, по его словам, ни в кого не стрелял, в облака уходил, и все. Потом после войны он полгода проходил проверку. На летной работе его не восстановили, и получал он самую минимальную пенсию, как бывший в плену. Мне удалось ему помочь отвоевать пенсию 120 лей, это тогда была самая большая пенсия.

Однажды бывший смершевец нашего полка, уже уволившийся в запас, заехал ко мне. Посидели, выпили, он мне рассказал, что, когда Китаев был в отпуске, его пригласили в органы и поставили задачу оказаться в плену у немцев, а оказавшись в плену, пойти на сотрудничество с немцами и сообщать, что делается в авиационных частях. Я не верю: «Не может быть, чтобы Герой Советского Союза дал себя сбить и садился на живот. Ведь при такой посадке очень маленький процент, что ты останешься жив». Но потом командир нашей дивизии мне подтвердил, что Китаев действительно получил такую задачу. А как еще у него могли сохраниться все ордена? И почему его, сотрудничавшего с немцами, так мало держали в лагерях?»

Так ломаются человеческие судьбы. К большому сожелению, более полных данных разыскать пока не представляется возможным. Но будем надеется на лучшее.

По официальным данным в 1946 г. подполковник Китаев был демобилизован. Жил и работал в поселке Белыничи Могилевской области.

P.S. Проведя поверхностный анализ, можно составить примерный ход событий. Операцию СМЕРШа не следуюет считать выдумкой и военной фантастикой - нечто подобное задание имел знаменитый белорусский партизан Константин Заслонов. Какие виды имели на него немцы неизвестно - однозначно, публичных выступлений или текстовок для пропаганды не было, иначе при любом раскладе при возвращении его бы расстреляли.
То, что оставили боевые награды и позволяли ему летать на «Фокке-Вульфе-190» на Западном фронте, говорит о недостатке квалифицированных немецких пилотах. Там же намерное, была и авиация РОА.
Но где-то разведка просчиталась и оказался Николай Китаев в концлагере, где и свел вынужденное знакомство с Девятаевым.

Дальше стандартная ситуация - освобождение, проверка, отставка и клеймо пленного на всю жизнь.

Источник информации -