Рыцари и горожане

Очевидно, достаточно непросто складывались отношения между рыцарством и горожанами. Так, довольно-таки бесцеремонно Сид пытался разместиться на ночлег вместе со своей дружиной в доме какого-то горожанина; обнаружив, что хозяин не желает его впускать, Сид попробовал вышибить дверь . И неизвестно, чем закончилось бы для хозяина дома его упрямство, если бы его маленькая дочка не растолковала Сиду, что грозит ее отцу за помощь изгнаннику.

Наиболее рельефно отражает отношения между рыцарями и городскими ростовщиками тот эпизод поэмы, в котором рассказывается о получении Сидом ссуды у евреев Рахили и Иуды. Вместо наполненных золотом сундуков Сид дал им в залог два ящика с песком, взяв с них обещание целый год не раскрывать ларцы . Сид утверждает, что лишь крайняя необходимость кормить вассалов вынудила его пойти на этот обман .

Далее в поэме нигде не упоминается о том, что Сид отдал свой долг субсидировавшим его ростовщикам. Некоторые ученые полагали, что в этом эпизоде поэмы проявляется свойственный массовому сознанию средневековой Европы антисемизм. Более обоснованным представляется линия Менендеса Пидаля, который считал, что расплата Сида с ростовщиками просто опущена поэтом, не любившим повторов .

Как бы то ни было, тот факт, что Сид просто-напросто забыл о выручивших его в трудную минуту ростовщиках и поставил их на грань разорения, свидетельствует о принебрежитель-ном отношении рыцарства к занимавшимся торговлей и ростовщичеством горожанам.

Сведений о взаимоотношениях рыцарства с крестьянством в поэме почти нет; но имеющиеся в ней упоминания о крестьянах не лишены почтительности. Так, жителей Сант-Эссебана, которым правил Минайа, поэма называет «мужами с умом» Сам Минайа с большим уважением относится к жителям подвластного ему города и в благодарность за выхаживание дочерей Сида освобождает их от уплаты оброка и от души благодарит .

Возможно, такое почтительное отношение рыцарства к крестьянству, прослеживаемое в поэме, объясняется тем, что многие рыцари сами были выходцами из этого сословия, да и по своему хозяйственному положению не существенно отличались от мелких земельных собственников .

Несмотря на то, что рыцарство нередко предстает в поэме как единый сословный коллектив, нельзя не заметить глубоких различий в общественном положении подлинных категорий рыцарей. Высшая знать — рикос-омбрес — состояла из крупных землевладельцев, приближенных короля, в руках у которых фактически находилась государственная власть. Вторым слоем рыцарства были инфансоны, также владевшие вотчинами, получавшие пожалования от короля, участвовавшие в работе кортесов. Хотя правовой статус инфансонов не сильно отличался от правового статуса рикос-омбрис, в общественной жизни между ними была огромная дистанция, определявшаяся большим влиянием рикос-омбрес при дворе и благородством происхождения. Низший слой знати составляли caballeros, многие из которых получили это звание за личные заслуги.

Очевидно, рикос-омбрес с презрением относились к инфансонам и кабальерос, понимая их права и привилегии. Подобное положение вызывало недовольство среди низших слоев испанского рыцарства. Составляя основную воинскую силу государств Реконкисты, мелкие рыцари требовали справедливого отношения к себе со стороны высших дворянских кругов. Для их социального сознания было характерно непризнание знатности как главного достоинства человека, определяющего его общественное положение. В противовес они выдвигали такие личные качества, как мужество и честность, полагая, что они отсутствуют у большинства представителей аристократии. Социальное положение и общественное признание человека они ставили в прямую зависимость от его личных заслуг на ратном поприще.

Вместе с этим испанское рыцарство, походя в том на представителей благородного сословия других стран феодальной Европы, с пренебрежением относилось к городским торговцам и ростовщикам.

Особенно обращает на себя внимание достаточно почтительное отношение мелкого рыцарства к крестьянам, что, возможно, объясняется схожестью их хозяйственного положения.