Кузнец - мистический персонаж

В мифах разных народов кузнец – это мистический персонаж, наделенный сверхъестественной созидательной силой, связанной с огнем, и обладающий функциями демиурга: кузнец создает не только любые орудия из разных металлов, но и волшебное оружие героев, и даже самих героев закаливает в металле, чтобы они стали неуязвимимыми. В различных обществах вокруг фигуры кузнеца складывался особый ритуал, связанный с многочисленными поверьями и мифами. Наиболее развиты были такие обряды и мифы у тех многочисленных народов, где существовала особая каста кузнецов – в древней Ирландии, Индии, Шри-Ланке и у многих африканских народов.

Но – удивительное дело – если у зулусов, например, кузнечное ремесло было самым почитаемым из всех, то у сомалийцев кузнецы, напротив, были неприкасаемыми, подобно тому, как в Индии бродячее племя железоделателей (асуры, связанные с доарийским населением Индии) считались париями. В то же время в Индонезии, Бирме, Китае кузнецы пользовались особым почетом, например, на острове Бали они выделялись в отдельную высокую касту («панде»), имеющую собственных богов-покровителей и сложные культовые ритуалы. В Европе повсюду – от Кавказа до Скандинавии и Дальнего Запада – кузнеца, особенно мастера-оружейника, чрезвычайно уважали. В русских деревнях кузнец всегда был особой фигурой: вспомним хотя бы о том, что одна из самых распространенных русских фамилий – Кузнецов или Ковалев.

Именно кузнецы стали первыми специалистами, выделившимися среди других древнерусских ремесленников. Они были окружены множеством различных легенд и поверий: кузнец-колдун, «хытрец», может не только выковать плуг или меч, но и врачевать болезни, устраивать свадьбы, ворожить, отгонять нечистую силу. В эпических сказаниях именно кузнец предстает победителем дракона – змея Горыныча, которого он приковал за язык. Кузница располагалась на отшибе не только из-за опасности пожаров, но и потому, что человека «огненного ремесла» считали колдуном, любимцем забытого, но все еще могущественного языческого Перуна и признавали за ним сверхъестественные способности. Кузнец внушал страх: он тесно общался с духами огня и умел превращать камни в металл. Изолированность кузнеца, сходная с положением шамана или знахаря, была связана с отношением к нему как к человеку, обладающему сокровенными способностями, носителю высшего знания и сверхъестественной силы.

Особым вниманием была окружена всегда и везде работа мастера, кующего оружие. В древнем Уэлльсе, например, кузнец-оружейник пользовался высшей привилегией знати – «правом табурета»: ему разрешалось сидеть в присутствии короля. На Востоке – в Индии и Японии - искусство оружейника считалось унаследованным от богов или, в крайнем случае, от героев. Оружейник готовился к работе над клинком как к подвигу.

Индийские источники VII – XII веков рассказывают нам о многоступенчатых очистительных ритуалах подготовки кузнеца перед созданием клинка, включавших пост (абсолютное воздержание от горячительных напитков, мяса, рыбы, не говоря уже о жене, которая вообще не имела права переступать порог кузни) и бесконечные омовения, ибо лучший клинок можно создать лишь при помощи богов, и только с чистой душой.

В кузнице, которая воспринималась как святилище, в сложное взаимодействие включались пять мистических элементов Вселенной: огонь, металл, вода, дерево (уголь) и земля (глина). В средневековой Японии «мастер меча» работал в парадных одеждах, присвоенных ему как привилегия, а перед его наковальней находились изображения богов, благословляющих место высокого служения. На один клинок уходили месяцы, иногда и годы: малейшее отступление от мистических предписаний – и клинок погиб, в какой бы стадии производства он не находился. Готовый клинок обожествлялся, ему и богам, которые участвовали в его рождении, приносились жертвы и, наконец, клинку давали имя.

Сайт о кузнецах и кузнечном деле -