Индия и португальцы

Принц Энрике Мореплаватель: путь к владычеству на морях У истоков морского могущества Португалии находится замечательная фигура неутомимого вдохновителя и организатора морских путешествий принца Энрике (Генриха) Мореплавателя (1394 - 1460). В 1415 г. юношей он участвовал во взятии североафриканского порта Сеуты (с этого события как раз и принято отсчитывать начало морской экспансии Португалии). Узнав в этом городе, что отсюда проложены через Сахару караванные пути, в страны, богатые золотом, принц решил достичь их морским путем, отправляя корабли вдоль западного берега Африки. Всю свою жизнь он упорно стремился к этой цели. С 1420 г. он возглавлял могущественный португальский духовно-рыцарский Орден Христа и имел возможность использовать для своих исследований немалые ресурсы Ордена.

Хотя Энрике Мореплаватель не принимал личного участия ни в одной из многочисленных организованных им морских экспедиций и ступал на борт корабля лишь ради участия в военных походах в Северную Африку, свое почетное прозвище он получил по праву. С 1416 по 1460 г. многие десятки кораблей были посланы к островам Атлантики и к берегам Африки по его приказу и В течение многих лет экспедиции были явно убыточными и продолжались исключительно благодаря энтузиазму принца. Мысль о возможности морского пути в Индию тогда еще не возникала. Правда, к концу жизни принца, когда усилилось турецкое наступление на Европу, христианские державы в поисках союзников против ислама вспомнили о легендарном христианском царе-священнике Иоанне, который некогда в глубинах Азии разгромил мусульман в крупном сражении. В основе этой легенды лежали реальные события XII в. Но к XV веку европейцам было уже определенно известно, что в Азии такого государства нет. И тогда они отождествили державу священника Иоанна с Эфиопией, которая действительно была христианской. Вот это мифическое царство пытались найти и принц Энрике, и его последователи.

А о морском пути в Индию заговорили еще позже, сравнительно незадолго до того, как он был проложен. Сначала убыточные предприятия принца не пользовались в стране особой популярностью. Но затем ситуация изменилась. Пройдя сотни километров вдоль необитаемых берегов, португальцы неожиданно встретили местных жителей, да еще не привычные им берберские племена Северной Африки, а негров, которых до этого в Европе почти не знали. Первые захваченные в плен и обращенные в рабство негры были привезены в Португалию в 1441 г., вызвав настоящую сенсацию. В последующие годы позорная и бесчеловечная охота за черными рабами стала главной целью многих португальских экспедиций. Рабов называли "черной слоновой костью", работорговля приносила огромные доходы. Но она же оказалась и мощным стимулом для дальнейшего продвижения на юг. Местные жители быстро убедились в том, что появление португальцев грозит им гибелью. В ужасе они бежали от берегов в глубь континента, и португальцы в поисках рабов должны были плыть дальше.

Вскоре было сделано еще одно открытие, удивительное для людей того времени. После бесконечной полосы пустынь португальцы открыли мыс, покрытый растительностью и названный ими Зеленым (ныне мыс Альмади). Стало ясно, что вопреки представлениям древних авторов жизнь возможна и в самой жаркой зоне. А десятилетием позже, в результате бури, отбросившей на запад от берегов Африки корабли венецианца Альвизе да Кадамосто, были открыты и острова Зеленого Мыса.