Экспедиция Колумба

Наступил счастливый для Испании 1492 год: кончилось восьми вековое господство мавров. В начале года Колумб получил аудиенцию у королевы Изабеллы. Она рассуждала просто: если затея с плаванием окажется безрезультатной, то корона потеряет лишь затраченное на экспедицию, но если Колумб окажется прав…

17 апреля 1492 г. одобренный королевой Изабеллой и королём Фердинандом договор был подписан Колумбом и секретарём королевского дворца Хуаном де Коломой. Документ гласил, что в случае неудачи мореплаватель не получал никаких вознаграждений, успех же превозносил бы его. Колумб назначался бы вице-королем «всех островов и материков, которые он лично и благодаря своему искусству откроет или приобретет в этих морях-океанах». Он получал бы звание адмирала и десятую часть со всех товаров, «которые будут куплены, обменены, найдены или приобретены». Принимая на себя восьмую часть расходов по снаряжению кораблей, он обладал бы затем восьмой частью вырученной прибыли. В довершение Колумб и его наследники возводились бы в дворянское достоинство.

Одобрение королевской четой проекта Колумба вовсе не убирало все препятствия с его пути к неведомым землям. Когда были урегулированы финансовые вопросы, найдены три небольших судна, вдруг оказалось, что простые моряки также не верят Колумбу и считают его человеком не от мира сего. Тогда ему удается получить от властей разрешение использовать для комплектования экипажей заключенных на оговоренных условиях. Однако такой выход из положения пришелся не по душе трем братьям Пинсонам, решившим принять участие в плавании Колумба. Старший из них, Мартин Алонсо, считался лучшим морским капитаном Испании. Моряки и корабелы, Пинсоны сумели сколотить экипаж и бывалых, опытных матросов, и на рассвете 3 августа 1492 г. корабли взяли курс на Канарские острова. По разным оценкам, экспедиция насчитывала от 90 до 120 человек.

Традиционно все три судна первой экспедиции называют каравеллами. Однако если придерживаться принципов классификации морских судов того времени, то каравеллами были только «Нинья» и «Пинта», водоизмещение которых не превышало ста тонн. Более крупная «Санта-Мария» именовалась «нао» – и самим мореплавателем, и многими хронистами.

Предусмотрительный Колумб, считая, что длительная оторванность от родины может надломить людей, вёл в плавании два бортовых журнала. В выставлявшемся для всеобщего обозрения он записывал несколько «приукрашенные» данные, а в секретный вносил точные сведения. Предчувствие его не обмануло: экспедиции пришлось пережить несколько критических моментов. Так, 16 сентября, когда суда находились в Саргассовом море, наступил длительный штиль. Наименее стойкие пали духом, решив, что здесь вообще не дует ветер, и теперь им никогда не добраться до Испании. У Колумба хватило выдержки переубедить соотечественников. Он использовал только два аргумента, но зато какие – Божью помощь и будущие несметные богатства. Сам Колумб отнюдь не был бессребреником, жажда обогащения переполняла его. «Золото восхитительно, оно создает сокровища и распространяет свою власть даже на чистилище, освобождая из него души», - это его слова. Впрочем, вряд ли стоит упрекать его за них, если вспомнить, что нищета была постоянным спутником мореплавателя, особенно в течение 20 лет, предшествующих экспедиций.

12 октября 1492 г. с каравеллы «Пинта» послышался выстрел: матрос Родриго де Триан увидел долгожданную землю. Христофор Колумб вступил на берег небольшого острова, который местные жители называли Гуанахани. Он упал на колени, заплакал, поцеловал землю, развернул королевский штандарт и, подняв глаза к небу, трижды произнес имена католических королей Изабеллы и Фердинанда. Писарь Родриго де Эскобедо составил акт. Отныне и море с удивительными кораллами, и песок, и скалы, и пальмы, и попугаи, и эти бронзовые люди, ещё не знавшие ни одежды, ни денег и с удивлением наблюдающие за ритуалом «открытия» Западного полушария, - отныне всё вокруг будет принадлежать испанской короне. Во время первого путешествия Колумб открыл также Гаити и Кубу. Он был уверен, что эти острова – настоящая Индия, из числа тех легендарных 7777 островов, которые Марко Поло отнес к восточной части азиатского континента. А потому жители их, вторя Колумбу, с тех пор стали называть индейцами.