Что такое семья?

Чему можно уподобить семью? Представим себе два камня — острых, твердых. Пока они не соприкасаются друг с другом, то вроде все хорошо, никто никого не задевает, но положи их в мешок и потряси сильно и долго. Возможны два варианта развития событий: либо камни обтесываются и уже не ранят друг друга, либо не хотят избавляться от своих острых углов, и тогда рвется мешок, и камни вылетают из него. Мешок — это семья. Либо супруги через «мелкие» самопожертвования притираются, либо разлетаются в злобе друг на друга.

Огромное количество разводов происходит через 2-3 года после вступления в брак. Человек, разводясь, убежден: «Такая сварливая жена (муж) попалась! А говорила — люблю! Как меня только угораздило жениться на ней!» И не понимает человек, что не было еще любви, была только влюбленность. За любовь надо было еще бороться. Просто никто из супругов не захотел избавиться от своих острых углов. Человек вступает в новый брак, а там продолжается то же, что было в первом. Он своими колкостями задевает новую супругу, а она, задетая этим, раздражается и задевает мужа в свою очередь своими колкостями. И мужчина наивно полагает, что ему опять попалась плохая жена, а сам так и не видит своих недостатков.

Но самое удивительное происходит через 10-15 лет. Первоначальная притирка в первые 2-3 года — это не предел того единения, которое может возникнуть. Хотя многие семьи именно на этом уровне и остаются. Мне хотелось бы, чтобы вы не забывали главную тайну брака и любви: два в плоть едину. Если всеми силами супруги будут преодолевать все искушения и достойно нести все тяготы семейной жизни, то через 10-15 лет эти два гладких камня сливаются во единый и не разделимый никакими силами камень.

И последнее Я сам только что дал определение любви, где говорится, что любовь надо взращивать в течение 10-15 лет. Любой из вас может спросить: «А вы сами уже любите по-настоящему?» Тут я должен признаться: «Мы с супругой прожили в браке только 6 лет. Согласно своему определению я не могу похвастаться тем, что уже достиг совершенной любви в своей семье». Еще одна иллюстрация, на которой я, собственно, и закончу сегодняшнюю беседу.

Кухня. Мы сидим с моей матушкой за столом напротив друг друга. Ложки и вилки у нас лежат на соседнем столе. Чтобы мне достать ложку, нужно встать, сделать пять шагов и вернуться на место. Чтобы моей супруге достать ложку, нужно встать, сделать всего один шаг и вернуться. Мне нужна чайная ложка. Конечно же, я не пойду ее доставать сам. Вот еще! Мне десять шагов, а супруге всего два. Я прошу ее дать мне ложку. Она встает и идет за ней. И тут только до меня доходит, что матушка уже на последнем месяце беременности, что она устала за весь день с двумя другими детьми, что вообще эта беременность была очень тяжелая и ей было трудно даже подниматься из-за стола, а я, здоровый и беспечный, жду, когда она принесет мне ложку. Конечно, своим умом я понял, что поступил плохо, и больше не буду делать так, но если бы я достиг совершенства в любви, то я бы просто постоянно чувствовал ее боль, не просто знал своим умом, а своим телом бы чувствовал ее, и мне бы даже не пришла в голову мысль просить ее о чем-либо.