08. 8-ой очевидец гибели царевича

Спустя некоторое время нашелся восьмой очевидец гибели царевича. Приказной царицы Протопопов на допросе показал, что услышал о смерти Дмитрия от ключника Толубеева. Ключник, в свою очередь, сослался на стряпчего Юдина. Всем троим тотчас устроили очную ставку. В результате выяснилось, что в полдень 15 мая Юдин стоял в верхних покоях "у поставца" и от нечего делать смотрел в окно, выходившее на задний двор. По словам Юдина, царевич играл в тычку и. накололся на нож, а "он (Юдин)... в те поры стоял у постав-ца, а то видел ". Юдин знал, что Нагие толковали об убийстве, и благоразумно решил уклониться от дачи показаний следственной комиссии. Если бы его не вызвали на допрос, он так ничего бы и не сказал.

Версия нечаянной гибели царевича содержит два момента, каждый из которых поддается всесторонней проверке. Во-первых, болезнь Дмитрия, которую свидетели называли "черным недугом", "падучей: болезнью", "немочью падучею". Судя по описаниям припадков и их периодичности, царевич страдал эпилепсией. Как утверждали свидетели, "презже тово... па нем (царевиче) была ж та болезнь по месяцем беспрестанно". Сильпый припадок случился с Дмитрием примерно за месяц до его кончины. Перед "великим днем", показала мамкаВолохова, царевич во время приступа "объел руки Андрееве дочке Нагова, едва у него... отнели". Андрей Нагой подтвердил это, сказав, что Дмитрий "ныне в великое говенье у дочери его руки переел", а прежде "руки едал" и у него, и у жильцов, и у постельниц: царевича:"как станут держать, и он в те поры ест в нецывенье за что нопадетца". О том же говорила и вдова Битяговкого: "Многажды бывало, как ево (Дмитрия) станет бити тот недуг и станут ево держати Ондрей Нагой и кормилица и боярони, и он... им руки кусал или, за что ухватил зубом, то объест".

Последний приступ эпилепсии у царевича длился несколько дней. Он начался во вторник. На третий день царевичу "маленько стало полехче", и мать взяла его к обедне, а потом отпустила на двор погулять. В субботу Дмитрий второй раз вышел на прогулку, и тут у него внезапно возобновился приступ.

Во-вторых, согласно версии о самоубийстве, царевич в момент приступа забавлялся с ножичком. Свидетели описал забаву подробнейшим образом: царевич "играл через черту ножом", "тыкал ножом", "ходил по двору, тешился сваею) (остроконечный нож..) в кольцо". Правила игры были несложными: в очерченный па земле круг игравшие поочередно втыкали нож, который следовало взять за острие лезвием вверх и метнуть так ловко, чтобы он, описав в воздухе круг, воткнулся в землю торчком. Следовательно, когда с царевичем случился припадок, в руках у него был остроконечный нож. Жильцы, стоявшие подле Дмитрия, показали, что он "набросился на нож". Василиса Волохова описала случившееся еще точнее: "... бросило его о землю, и тут царевич сам себя ножом поколол в горло". Остальные очевидцы утверждали, что царевич напоролся па нож, "бьючися" или "летячи" на землю. Таким образом, все очевидцы гибели Дмитрия единодушно утверждали, что эпилептик уколол себя в горло, и расходились только в одном: в какой именно момент царевич уколол себя ножом - при падении или во время конвульсий на земле. Могла ли небольшая рана повлечь за собой гибель ребенка? На шее непосредственно под кожным покровом находятся сонная артерия и яремная вена. При повреждении одного из этих сосудов смертельный исход неизбежен. Прокол яремной вены влечет за собой почти мгновенную смерть, при кровотечении из сонной артерии агония может затянуться.

После смерти Дмитрия Нагие сознательно распространили слух о том, что царевича зарезали подосланные Годуновым люди. Правитель Борис Годунов использовал первый же подходящий случай, чтобы предать Нагих СУДУ. Таким случаем явился пожар Москвы. Обвинив Нагих в поджоге столицы, власти заточили Михаила Нагого и его братьев в тюрьму, а вдову Грозного насильно постригли и отправили "в место пусто"на Белоозеро. В момент смерти Дмитрия никто из современников не подозревал о том, что десять лет спустя "убиенному младенцу" суждено будет стать героем народной утопии.