Быт русской женщины

Русские женщины ловко обустраивали различные сделки, защищали служебные интересы супругов, решая попутно и хозяйственные вопросы с практической сметкой, решительностью и самостоятельностью, но (в допетровской Руси) ели они не более двух раз в день. Какая несправедливость! Но, может быть, так и надо?… Заслуживает внимания описание косметических средств далекого прошлого. Нужно было чистить зубы для белизны квасцами, солью или даже порохом, а вычищать остатки пищи "костками из курячих голенен". Вместе с тем "положение женщин весьма плачевно, - записал в середине XVI века немецкий барон Сигизмунд Герберштейн. - Московиты не верят в честь женщины, если она не живет взаперти и не находится под такой охраной, что никуда не выходит".

Для женщин строили специальные "терема" и прятали там от посторонних глаз. "Держи деньги в темноте, а девку в тесноте" или "В клетках птицы - в теремах девицы". Но, конечно, никакие запоры не могли удержать двух влюбленных. Такая ситуация подробно рассматривается на примере искусителя Арефы и девицы Аннушки. Сохранились уникальные документы времени - подлинная переписка этой пары, чья история, впрочем, закончилась трагично. Отсутствие телевидения с мыльными сериалами и политическими сплетнями сыграло огромную роль в средневековой жизни русских женщин. Без mass-media повседневный и отчасти случайный обмен информацией был для них формой социализации, особенно в период детства и юности.

Несколько страниц монографии посвящено женским обжорству и пьянству. И - как следствие - неутешительный вывод исследовательницы Пушкаревой: "Причиной обыденности женского пьянства XVI-XVII вв. была сохраняющаяся скудость духовной жизни женщин, безрадостность досуга, безысходность жизни с нелюбимыми, тяжесть повседневного труда". Но утешением для женщин в их безрадостной жизни была баня. Банились женщины каждый день, обычно вечером, после трудов, и зимой, и летом. Прошло не одно столетие, прежде чем в общественных банях были выделены "мужские" и "женские" половины и дни. Иностранцы, которых банные обычаи русских поражали с незапамятных времен -"не мучими никим же, сами ся мучат", - вынуждены были в конце концов признать, что эти обычаи способствуют закалке организма, позволяя женщинам ходить в "нестерпимые морозы босоногими, точно гуси".

Порывы всякой веселости у высших сословий были подчинены правилам церковного порядка. И во время праздников, самыми почитаемыми из которых считались Рождество и Пасха, девушкам и женщинам позволялись некоторые «вольности». В крестьянском быту, помимо церковных, существовали и празднества, связанные с определенными сельскохозяйственными периодами. Летом в праздники девицы и женщины водили хороводы и собирались, как правило для этого близ селений. Русские пляски были однообразны: они состояли в том, что девицы, стоя а одном месте, притопывали, вертелись, расходились и сходились, хлопали в ладоши, выворачивали спину, подпирались руками в бока, махали вокруг головы расшитым платком, двигали в разные стороны головою, подмигивали бровями. Все эти движения делались под звуки какого-нибудь одного инструмента.

В высшем обществе пляска вообще считалась неприличной. По церковным воззрениям, пляска, особенно женская, почиталась душегубительным грехом. «О, злое проклятое плясание (говорит один моралист) о, лукавые жены многовертимое плясание! Пляшущи то жена прелюбодейца диавола, супруга адова, невеста сатанинина; ви бо любящи плясани бесчестие Иоану Предтече творят – со Иродьею неугасимый огнь и неусыпаяй червь осудить!»Даже смотреть на пляски считалось предосудительным: «Не зрите плясания и иные бесовских всяких игр злых прелестных да не прельщены будете, зряще и слушающе игор всяких бесовских; таковыя сут нарекутся сатанины любовницы».

Любимым препровождением праздничного времени женского пола во всех классах был качели и доски. Качели сооружали следующим образом: к веревке прикреплялась доска, на нее садились, другие веревками качали. Женщины простого звания, посадские и крестьянки, качались на улицах, знатные – во дворах и садах. Качанье на досках происходило так: на бревно или доску две женщины становились по краям, подпрыгивая, подкачивали одна другую. Встречалось, что девушки и женщины качались на колесе. Зимним увеселеньем было катанье на коньках по льду: делали деревянные подковы с узкими железными полосками.По русским понятиям тех лет красота женщины состояла из толщины и дородности. Женщина стройного стана не считалась красивой. Для того, чтобы поправиться, представительницы слабого пола натощак выпивали водки.

Церковь на протяжении веков упорно формировала идеал женщины - многодетной матери. Свидетельства о семейной жизни "простецов" рисуют не слишком привлекательный с современной точки зрения образ матери того времени. Сыновьям отдавалось предпочтение перед дочерьми. "Сын домашний гость - а дочь в люди пойдет". «Домострой" запрещал матерям поднимать руку на чад, эта была обязанность отцов. Сравнительно долго держалась на Руси традиция давать некоторым детям не "отчества", а "матерства" - Настасьич, Маринич, Еленич... По словам Костомарова, русские любили женщин с длинными ушами, поэтому некоторые из них вытягивали себе уши специально.

Русские женщины любили румяниться и белиться: «Женщины, сами по себе красивые, белились и румянились до того, что совершенно изменяли выражение своего лица и походили на размалеванных кукол. Кроме того они размалевывали себе шею и руки белою, красною, голубою, и коричневою красками; окрашивали ресницы и брови и при том самым уродливым образом – чернили светлое, белили черное. Даже те из женщин, которые были хороши собою и сознавали, что они хороши и без разных посторонних прикрас, должны были белиться и румяниться, чтобы не подвергнуться насмешкам. При Михаиле Федоровиче одна русская боярыня, княгиня Черкасская, красивая собою, не хотела румяниться, так тогдашнее общество издевалось над нею; так силен был обычай; а между тем церковь его не оправдывала и в 1661 году новгородский митрополит запрещал пускать в церковь набеленных женщин».

Основу женского костюма по-прежнему составляла длинная рубаха, поверх которой надевали летник с длинными широкими рукавами (эти рукава назывались накапки). В зависимости от социального статуса запястья рукавов рубахи и накапки, а также подол летника могли расшиваться как простыми нитями или тесемками, так и золотом, жемчугом. Цвета летников были различны. Упоминаются летники лазоревые, зеленые, желтые, но чаще всего красные.

Вдоль одежды, на передней стороне делался разрез, который застегивался по самое горло, потому что приличие требовало, чтобы грудь женщины была застегнута как можно плотнее.

Женский опашень шили, как правило из сукна красных цветов; рукава были длины до пят, но пониже плеча были проймы, сквозь которые легко проходили руки, а остальная часть рукава висела.

В торжественных случаях женщины надевали на себя сверх обыкновенного наряда богатую мантию, называемую подволокою. Она делалась из шелковой материи и использовалась лишь боярынями.
Из верхней одежды распространены были шубы, которые. В зависимости от покроя носили названия однорядок, охабней, ферязей.

Как правило одежду кроили и шили дома, так как за стыд считалось для хорошего семейства отдавать одежду на сторону. Обычно при малейшей возможности муж не скупился приодеть свою жену.
Женщины любили украшать голову и вместе с тем прикрывать волосы (замужние). По понятиям XVI-XVII вв., для замужней женщины считалось и стыдом, и грехом оставлять на показ свои волосы. Женщина боялась, чтобы кто-либо из членов семейства, исключая мужа, не увидел ее волос. Необходимо отметить, что для этого существовало достаточное количество головных уборов: волосники, подъубрусники, убрусы, кики, кокошники.

Как женщины, так и девицы носили серьги. Как только девочка начинала ходить, мать прокалывала ей уши и втыкала в них серьги или кольца. Самая обычная форма серег была продолговатой. Бедные женщины носили серьги медные, более зажиточные – серебряные и позолоченные. Что же касается богатых, то они предпочитали серьги золотые, украшенные алмазами и другими камнями.
На руках женщины носили зарукавья или браслеты, а на пальцах – перстни и кольца. Шея женщины или девицы была украшена множеством крестиков и образков.