Геологическое строение местности

В геологическом отношении местность не однородна - благодаря р. Москве. Вдали от реки один под другим последовательно залегают те же геологические слои, что на большей части Московской области [Даньшин, 1947; Дик, Соловьёв, 1947]. Сверху - покровные безвалунные суглинки послеледникового времени, чуть глубже - ледниковые и водно-ледниковые отложения (в основном, глины и суглинки с валунами и галькой), ещё глубже - отложения мелового периода (в основном, пески, без валунов), под ними - отложения юрского периода (в основном, чёрные глины), а далее вглубь до самого кристаллического фундамента Русской равнины уходят известняки и доломиты каменноугольного и девонского периодов (до глубины в 1,5 - 3 км). Так как верхние слои представлены суглинками и глинами, то здесь преобладают суглинистые почвы, как почти везде на Смоленско-Московской возвышенности. Специфика этой возвышенности проявляется также в том, что слой меловых песков залегает не везде, а фрагментарно(отличие от Теплостанской возвышенности на юге Москвы). Кое-где эти пески содраны наступающим ледником или смыты талыми водами отступающего ледника. Такое строение в общих чертах имеет приподнятое пространство, где берёт начало Масловский ручей, то есть окрестности посёлка Градостроитель и вообще большая часть лесного массива, который тянется от Николиной горы на север до долины р. Беляйки.

Разнообразие в эту геологическую картину вносят р. Москва с её долиной, Аксиньинское болото и, конечно, сама Николина гора. Сразу же бросается в глаза, что почвы этого холма песчаные и супесчаные. Здесь хорошо чувствуют себя сосны, а после дождя почти не бывает грязи. В Чёрном овраге (вблизи Дипломатического пляжа) видно, что холм образован желтоватым песком, который лишён примеси гальки и валунов. Холм слишком высок (чуть более 160 м над уровнем моря и чуть более 30 м над уровнем реки), чтобы мы посчитали его останцем высокой надпойменной террасы р. Москвы, который сложен аллювиальными (речными) песками. Вероятнее, что это коренной берег. Видимо, в формировании холма принимали участие водные потоки, устремлявшиеся приблизительно вдоль долины р. Москвы во время таяния ледников и отложившие здесь пески. Менее вероятно, что имеются также каким-то чудом уцелевшие под напором талых ледниковых вод морские пески мелового периода мезозоя.

Под склоном холма близ р.Москвы кое-где на поверхность выходят чёрные глины юрского периода мезозоя (морской ил) - местный водоупорный горизонт. На поверхности глин скапливается вода, просочившаяся через вышележащие пески, нижние слои которых водоносны. Эти глины и образованные ими почвы хорошо видны в низовьях Чёрного оврага прямо на дорожке к Дипломатическому пляжу. Здесь имеются небольшие роднички, а также маленькие ключевые болотца, где разрослись чёрная ольха и другие характерные растения подобных мест.

Холм круто обрывается к р. Москве и Аксиньинскому болоту, занимающему расширение её долины. Относительно полого понижается он к р. Масловке и связан чуть пониженной перемычкой с приподнятым водораздельным пространством между р. Москвой и р. Беляйкой.

Пойма и надпойменные террасы р. Москвы сложены аллювиальными (речными) отложениями. В пойме преобладает суглинистый аллювий. Надпойменные террасы образованы, в основном, супесями, но попадаются суглинки или камни (галечник). Материал рассортирован по размеру частиц текущей водой. Почвы на этой территории почти везде окультурены, так как длительно использовались под пашни и огороды.

В обширном Аксиньинском болоте сверху залегает мощный слой торфа, местами встречаются ярко-синий вивионит и другие породы,свойственные низинным торфяным болотам. Есть, например, большой участок, где дно осушительной канавы (дно бегущего по ней ручейка) устлано серовато-белой глиной. Здесь на протяжении двухсот метров по канаве можно идти босиком, не проваливаясь в чёрный пропитанный водой торф. Это удобнее, чем продираться через заросли крапивы рядом с канавой. Много также на Аксиньинском болоте буроватого пережжённого торфа: в жаркое сухое лето 1968-го года в ряде мест начались торфяные пожары, и торф горел несколько лет. Под торфом на какой-то глубине залегают глины, служащие водоупорным слоем. Возможно, это те же юрские глины, что и в основании Николиной горы.

Не исключено, что в далёком прошлом на месте Аксиньинского болота протекала р. Москва, делая здесь, между Аксиньином и Николиной горой, петлю. Она даже могла "блуждать" по этому месту, так как болото было шире современной реки в несколько раз. Тем не менее, болото вытянутое и изогнутое (почти подковообразное), причём оба конца приближены к современной реке, и в каждом из этих мест имеется сток в реку (два ручья). Потом р. Москва потекла южнее, а здесь долго оставалась старица, или старое русло. Оно постепенно обособилась от реки и превратилась в петлеобразное старичное озеро, о котором ещё в 1970-х годах помнили старожилы. По краям озера издавна были болота, отлагался торф. Потом озеро заросло или в ходе торфоразработок было спущено (в XX веке), а весь болотный массив подвергся осушению. Его избороздила густая сетка дренажных траншей, которые имеются и сейчас, и по которым текут иногочисленные непересыхающие ручейки. Как уже говорилось, они, сливаясь, образуют два водотока, впадающие в р. Москву. Один из них, нижний, впадает у Коровьего пляжа, пробегая перед устьем несколько десятков метров по тыловому шву низкой москворецкой поймы.

Во многих местах Аксиньинского болота видны также следы торфоразработок. Осушенные участки постепенно распахивались, и в настоящее время от прежнего болота сохранился совсем маленький участок, "прижавшийся" к пологому склону - к так называемым Окнам. Именно здесь, под склоном, на поверхность просачиваются грунтовые воды, питающие болото и дающие начало ручьям. Этим низинное Аксиньинское болото резко отличается от переходного Масловского болота и низинных приречных болот. Подобные болота относят к категории ключевых, или родниковых. Кроме того, это уникальный ботанический объект, и к рассказу о нём мы ещё вернёмся.