Аксиньинское болото

Чуть западнее уникального Никологорского соснового бора расположено столь же уникальное для Московской области Аксиньинское ключевое болото. Здесь ещё до недавнего времени сохранялись популяции чрезвычайно редких вблизи Москвы растений - берёзы приземистой и копеечника альпийского. Было много и других интересных видов.

Берёза приземистая - кустарник высотой до 3 - 5 м. Крошечные листья, нет белой бересты... И за берёзу-то не сразу признаешь! Тем не менее, у этого редкого обитателя низинных болот вполне "берёзовые" двуполые серёжки, и есть в нём ещё что-то безусловно "берёзовое" - или в ветвлении, или в окраске веточек, или в общем облике. Берёзка, но маленькая, молодой кустик, как бы подрост, хотя это совершенно взрослое растение. В начале XX века известный московский ботаник Д.П.Сырейщиков упоминает заросли приземистой берёзы на Аксиньинском болоте [Игнатов, 1984]. В последний раз автор очерка видел экземпляр этой берёзки в 1988 г. В 1998 г. найти её не удалось. Будем надеяться, что просто не повезло, и она ещё скрывается где-нибудь в кустах на остатках Аксиньинского болота.

А вот копеечник исчез безусловно. Впервые он был найден на болоте в 1914 г. Д.П.Сырейщиковым и регулярно регистрировался другими ботаниками до 1963 года. К 1980-ым годам Аксиньинское болото уже состояло из отдельных гряд, почти сплошь заросших крапивой и прорезанных глубокими дренажными канавами. В эти годы копеечник упоминался в литературе как исчезающий подмосковный вид, но всё-таки 43 его экземпляра были найдены на одной из довольно сухих гряд среди молодого берёзового подроста [Игнатов, 1984]. Это травянистое растение из семейства бобовых интересно своими округ лыми плоскими бобами, напоминающими по форме ряды монеток.

Не надо думать, что Аксиньинское болото было везде одинаковым,этакие топи, поросшие тростником и рогозом. Нет, это, скорее, комплекс самых различных по своей природе маленьких участков, отделённых один от другого топями, выемками торфоразработок и "стенами" из крапивы. Здесь были и заросли кустарников, и россыпи сухого торфа, и выжженные солнцем луговые загривки, и водоёмы, и совсем небольшие перелески, и бегущие среди них ручейки. Отдельные участки (в основном, со стороны р. Москвы) постепенно осушались и распахивались. Так, однажды под гусеницами бульдозера исчез единственный в округе участок сухого луга с луговой земляникой (полуницей). Не имея сил и возможностей достойным образом использовать уже имеющиеся пашни, мы, тем не менее, в течение ряда десятилетий "отвоёвываем" у болота участок за участком и уничтожаем то заросли дикой чёрной смородины, то малинник, то сырые луга с белыми звёздочками болотного белозора... Уничтожая болото, мы тесним птиц, стрекоз и бабочек, многие из которых могут существовать только здесь. Но даже современные остатки этого уникального болота всё ещё интересны во флористическом и фаунистическом отношении. Окраинные участки болота сейчас всё более и более приобретают лесной облик: берёза, дуб, кое-где даже ель, а под деревьями - ландыш, вороний глаз, копытень, лютик кашубский, купальница...