Чёрные дни острова Пасхи

1722... 1770... 1774... 1786... 1804... Даты первых посещений острова Пасхи европейцами. И буквально на глазах у водителей фрегатов происходил процесс деградации, разрушения древней культуры. Каменные идолы низвергались со своих постаментов. Аху разрушались.

Адмирал Роггевен сообщил, что гигантским идолам поклонялись. Кук заметил, что многие статуи повалены и лежат у подножия раз-рушенных аху и жители острова не заботятся о том, чтобы восстановить древние святыни. Казалось, что они уже и перестали быть святынями. В описаниях Кука, Ла-Перуза, Форстера эти памятники именуются просто древними могильниками.

Мореплаватели XIX века, посещавшие остров Пасхи, замечали, что древние постройки не только не реставрируются, но, наоборот, разрушаются островитянами. Все меньше и меньше каменных гигантов оставалось на платформах. Французский адмирал Дюпети-Туар видел в 1838 году лишь девять каменных фигур, которые располагались на аху. А вскоре на острове Пасхи не осталось ни одного гиганта, который стоял бы на каменной платформе, - все они были повалены. И лишь врытые в землю статуи, расположенные вблизи древних каменоломен у вулкана Рано-Рараку, не удалось повалить разрушителям статуй.

Междоусобные войны, к сожалению, истощали остров. Но самобытную и загадочную культуру Рапа-Нуи погубили не они. На острове еще жили знатоки древнего письма кохау ронго-ронго; сильны были прежние традиции, бытовали мифы, когда не внутренние смуты, а вмешательство извне положило конец рапануйской культуре.

В 1862 году, во второй половине «века гуманности», остров подвергся неслыханному варварскому набегу перуанских пиратов, поставщиков «живой силы». В результате чего почти все мужчины были насильно вывезены работорговцами и проданы для работ по добыче гуано у берегов Южной Америки, на островах Чинча. Тем самым Рапа-Нуи был нанесен смертельный удар.

Епископ Тепано Жоссан, живший на Таити, обратился к правительствам Англии и Франции с протестом против такого неслыханного насилия и разбоя. Протест был поддержан, и около ста человек оставшихся в живых, были возвращены работорговцами на остров. По дороге домой среди островитян вспыхнула эпидемия оспы. Из ста человек выжило лишь пятнадцать. Вернувшись на родину, они занесли эпидемию к себе домой. И как следствие болезнь косила сохранившееся на Рапа-Нуи население. Очевидно, что мертвых некому было хоронить. Когда на острове поселился первый миссионер - брат Эжен Эйро, там оставалась жалкая кучка обнищавших, деморализованных жителей.

До прихода европейцев население острова Пасхи исчислялось в несколько тысяч человек; различные исследователи называют цифры от двух до двадцати тысяч. После набега перуанцев и эпидемии там сохранилось всего-навсего 111 человек. «Нигде в Полинезии туземное население не подвергалось такому жестокому обращению и такому разлагающему воздействию, как на острове Пасхи, - пишет известный ученый, лучший знаток Полинезии Те Ранги Хироа. Не удивительно, что местная культура была так сильно разрушена, и записи, произведенные со слов оставшихся в живых, дают самые скудные по всей обитаемой Полинезии материалы».

В результате набега перуанских работорговцев погиб последний потомок легендарного вождя Хоту Матуа, первого правителя острова Пасхи. Погибли «люди ронго-ронго», ученые знатоки иероглифического письма. Едва рапануйцы оправились от набега пиратов и эпидемии, на их головы обрушилась новая беда. Остров Пасхи захватил французский авантюрист Дютру-Борнье. Правление ново-явленного «владыки» было настолько жестоким, что, когда на Рапа-Нуи прибыл плантатор-вербовщик с Таити, островитяне согласились ехать работать на плантациях, лишь бы не оставаться в подчинении Дютру-Борнье.

Вскоре хозяйничанью пирата пришел конец - кто-то из островитян прикончил его. Бежавшие от притеснений французского авантюриста миссионеры вернулись на остров Пасхи. Они-то и довершили гибель его самобытной культуры. Бесценные памятники местной письменности, «говорящие дощечки» - кохау ронго-ронго были навсегда сожжены Принятие христианства окончательно подорвало старые традиции, пресекло связь с древней культурой.

В 1888 году остров Пасхи был присоединен к владениям Чили. Впоследствии на Рапа-Нуи организуется исправительная колония. В 1897 году остров был сдан в эксплуатацию скотоводческой фирме. С тех пор и по сей день он является гигантским пастбищем для овец и крупного рогатого скота. Скотоводы довершили разрушение древних постаментов - аху, из каменных плит которых они делали загоны для скота. Местное население служит пастухами у хозяев острова. Многие зарабатывают себе на хлеб тем, что изготовляют различные сувениры для туристов, падких до «тайн острова Пасхи».

На острове даже развилась своеобразная «промышленность для иностранцев», «Посетителям предлагают дрянные туфовые скульптуры, выдавая их за древнейших идолов и обстоятельно рассказывая всякие небылицы об их происхождении и об истории их находки».

Для продажи изготовляются и маленькие скульптуры из дерева. Но от блестящего мастерства древних резчиков не осталось и следа. Как ни трагично, умирают последние старики, помнящие прежние мифы и предания.

Безуспешны попытки разыскать даже среди самых старых жителей людей, которые хоть в какой-либо мере владеют искусством письма кохау ронго-ронго. Вот уже шестому поколению ученых не удается прочесть эти таинственные иероглифы.

Каменные гиганты, сброшенные с аху, молчат... Древние традиции мертвы. Самобытная культура умерла, оставив «загадку острова Пасхи», загадку, неразрывно связанную с искусством этого маленького клочка земли, затерянного в просторах Тихого океана.

Но сегодня ни один из великанов не стоит на своем алтаре. Уже капитан Кук, а по всей вероятности даже Роггевен, приплыли сюда слишком поздно, чтобы застать все статуи на первоначальных местах, но большинство идолов еще стояли с красными пукао на голове. В середине прошлого века последний великан был сорван с алтаря, и красный “пучок волос”, будто окровавленный паровой каток, прокатился по мощеной площадке. Теперь и вы увидите стоящими только слепых безволосых истуканов у подножия вулкана с вызывающе задранным кверху подбородком. Они ушли в землю так глубоко, что их никто не мог повалить, а попытка срубить одну голову топором кончилась полной неудачей, палач смог высечь лишь чуть заметную борозду в каменной шее великана.

Последнего идола свергли с аху примерно в 1840 году, во время стычки каннибалов, поселившихся в пещере по соседству. Десятиметровую фигуру венчал пукао (шапка из красного туфа, водружавшаяся на голову каменных гигантов) объемом в шесть кубических метров, а сама она стояла на каменной стене почти в рост человека. Измерив поверженного богатыря и определив его вес в пятьдесят тонн, команда Тура Хейердала решила, что такую махину притащили сюда за четыре километра от Рано-Рараку. Думается, что рыжеволосые богатыри классического типа - народ, которой издавна привык работать с тяжелыми монолитами.