Водители фрегатов и Рапа-Нуи

Десятого октября 1770 года из перуанского порта капитан Фелиле Гонсалес отправился в Тихий океан и остров Пасхи был вновь открыт европейцами, после голландца Роггевена и, быть может, англичанина Дэвиса - испанцами.

Шесть дней провели испанцы на острове. В честь тогдашнего короля Испании, Карла III, он был торжественно назван “Землей Сан-Карлоса” и, разумеется, объявлен испанским владением. Местным вождям было предложено засвидетельствовать это “великое благо” официально... и, к изумлению европейцев, вожди поставили под документом свои подписи - странные символические значки. Так впервые стало известно о существовании на острове Пасхи таинственной письменности, которая не прочитана и по сей день.

Другое “чудо острова Пасхи”, приведшее в изумление испанцев точно так же, как адмирала Роггевен и его спутников, - гигантские каменные статуи с цилиндрами на голове. Испанцы не ограничились поверхностным осмотром. Один из них с силой ударил киркой по гигантскому идолу. Посыпались искры. К великому удивлению статуя была сделана не из глины, а из очень тяжелого и твердого камня.

В ходе второй экспедиции знаменитого водителя фрегатов Джемса Кука, который посетил загадочный доныне остров, было отмечено полное запустение. Правда, сам капитан Кук не спускался на берег - он был очень слаб после цинги. На острове побывали несколько и немецкий ученый Рейнгольд Форстер. Их глазам открылась следующая непрезентабельная картина: многие статуи были повержены наземь. Островитяне не прилагали ни малейшего усилия к тому, чтобы поднять своих каменных идо-лов. Казалось, что остров пережил какую-то катастрофу. Судя по описаниям Роггевена и Гонсалеса, сделанным 4 года назад, на нем жило многотысячное население. Теперь же оно резко сократилось. По мнению Кука, на Рапа-Нуи жило всего-навсего 600-700 человек.

Первые европейцы, ступившие на землю острова Пасхи, описывали плодородную почву и возделанные поля. Спутники Кука не могли достать там ни воды, ни дерева, ни свиней. Несколько кур, немного бананов и картофеля - вот все съестные припасы, которые смогли они выменять у островитян. Было непонятно, как могло полунищее и голодное население крохотного острова воздвигнуть каменных гигантов. Идолы, очевидно, являлись памятниками былого величия и расцвета, который внезапно оборвался, - высказал предположение Кук.

Другой знаменитый водитель фрегатов - француз Ла-Перуз, посетивший остров в 1786 году, отметил, правда, что “островитяне вовсе не так несчастны, как показалось Куку и г-ну Форстеру. Эти путешественники прибыли туда после долгого и тягостного путешествия, терпели недостаток во всем и к тому же страдали цингой... Не приходится поэтому удивляться, что их положение отразилось на сделанных ими донесениях”. Однако Ла-Перуз согласился с мнением Кука и Форстера о древнем происхождении гигантских идолов, подтверждая, что “все находящиеся там памятники сооружены, по-видимому, в отдаленнейшие времена. Должно быть, они стоят на кладбище, так как вокруг валяется много человеческих костей. Без всякого сомнения, теперешняя форма правления этого народа сравняла все классы и сословия: между ними нет такого главаря, который имел бы настолько большое влияние, чтобы люди стали с огромною затратою сил воздвигать статуи в его честь. Вместо прежних колоссов теперь складывают небольшие пирамиды из Камней, верхушки которых закрашивают чем-то вроде извести. Эти мавзолеи, которые легко может соорудить в несколько часов один человек, встречаются чаще всего на побережье”.

Первым из мореплавателей XIX века остров Пасхи посетил русский капитан Юрий Лисянский на корабле “Нева”. В апреле 1804 года он сделал шестидневную остановку возле берегов Рапа-Нуи. Капитан Лисянский описал гигантские статуи, жилища островитян, похожие на “лодки, обращенные дном вверх” и вмещавшие, по его подсчетам, около сорока человек. Численность населения острова Пасхи была определена им примерно в полторы-две тысячи человек.