История военной социальной работы

Т.А. Дубровская, д.и.н., профессор, заведующая кафедрой социальных технологий РГСУ

О некоторых исторических аспектах развития социальной работы в российской армии.

В нынешней сложной социально-политической обстановке в России обращение к истории социальной работы с военнослужащими и членами иx семей весьма актуально в связи с тем, что знание исторических проблем социальной работы и путей их решения помогает специалистам в этой области четче определить сегодняшние аспекты деятельности, избрать наиболее приемлемые способы и приемы решения соответствующих задач.

Исторический подход предполагает вычленение определенных этапов, и, на наш взгляд, их может быть два: зарождение социальной работы в армии России и дальнейшее ее совершенствование. Зарождение охватывает период с X в. (появление первых исторических памятников, документов, касающихся военно-социальной работы), до середины XVIII в., когда в общих чертах сформировалось объектное и субъектное множество этой деятельности и появился целый ряд правовых и нормативных источников. Этап дальнейшего совершенствования военно-социальной работы продолжается с середины XVIII в. по настоящее время, и включает три периода: царский  – до 1917 г., советский и современный – с начала девяностых годов XX в. Последний характеризуется широким развитием правовой системы и системы объектов и субъектов работы.

Отечественный опыт в области социальной работы с воинами и членами их семей свидетельствует, что забота о «служивых» людях первоначально входила в блок отношений, касающихся социального обеспечения лиц с ограниченной трудоспособностью или вовсе нетрудоспособных, причем это относилось в основном к жизни воинов после службы. В ратной жизни начальники, под чьей «рукой» служили воины, заботились об их пропитании, обмундировании и оснащении оружием88.

Еще в далекие времена проявлялась забота о людях, имевших определенные военные заслуги перед государством и обществом. Это происходило в рамках традиционных семейных или племенных отношений, а также в виде благотворительности89.

Так, например, заботой о судьбе соотечественников, попавших в плен, было продиктовано заключение Киевской Русью с греками ряда договоров об «искуплении» пленных, в частности, великим князем Киевским Олегом в 911 г. и князем Игорем в 945 г90. Ими устанавливались взаимные обязательства о выкупе россиян и греков, в какой бы стране они ни находились, и об отправлении их на родину. В договоре 911 г. говорилось и о выкупе военнопленных.

В свидетельствах западных путешественников древности отмечается, что славянам было присуще гуманное обхождение с пленными, которые у них не рабствовали весь век, а по истечении времени могли или возвратиться к своим, или остаться вольно жить среди славян.

В 996 г. князем Владимиром был издан Устав о придании организованного характера благотворительной деятельности. Забота о страждущих воинаx становилась предметом постоянного внимания княжеской власти и духовенства91.

Так, князь Ярослав Владимирович в 1096 г. учредил сиротское училище, в котором призревал и обучал на свои деньги 300 юношей, в том числе детей раненых и искалеченных воинов. Широко известен по благотворению к бедным, сиротам и воинам Ефрем (епископ Переяславский), построивший в 1091 г. больницы, назначивший врачей и установивший, чтобы больные призирались и лечились безденежно в Переяславле и других городаx.

Развитие социальной работы в Киевской Руси было прервано татаро-монгольским нашествием. Благотворительные функции взяла на себя Церковь.

Восстановление централизованной российской государственности и избавление от татаро-монгольского ига во второй половине XV в. открывали простор для развития отечественного народного хозяйства и культуры, уровень которых предопределяет способность общества решать сложные социальные проблемы военнослужащих.

Например, Иван Грозный впервые в Европе проявил заботу о призрении пленных, включая и военнопленных-иноземцев (татар, литовцев, поляков и других, получивших увечья): их «раздавали в монастыри для обихода».

Крымские татары в XVI и XVII вв. промышляли тем, что нападали на Русскую землю, где тысячами забирали пленных, впоследствии продаваемых в разные страны. Чтобы возвращать этих пленных домой, Московское правительство устраивало иx выкуп. С этой целью оно ввело особый налог для всеx христиан – «полоняничные деньги». По соглашению с разбойниками были установлены порядок привоза пленных и выкупной тариф. Ставки выкупа, например в 1654-1656 гг., были довольно высоки: за крестьян и холопов – около 250 руб. за человека, за богатых людей платили тысячи.

Многое в плане социальной работы было сделано во времена царствования Петра Первого. Попечительство распространялось как на самих воинов, так и на их семьи. Государь распорядился «неспособных вовсе к продолжению службы из престарелых, раненых и увечных офицеров, урядников и солдат отослать в московские богадельни; в богадельнях быть осмотру ежемесячному; принимать в оные со свидетельством и высылать из них теx, которые имеют семейство и домы или промыслы»92. Так как государство не в состоянии было обеспечить воинов пенсиями, содержание иx возлагалось на монастыри.

В 1715 г. были заложены первые сухопутный и морской госпитали, инвалидный дом в Петербурге для больных и немощных солдат и матросов. В них собрали искусных докторов, подлекарей и большое число молодыx учеников, чтобы приготовить из последних знающиx медиков.

По указу Петра I при 49 гарнизонных полках были открыты школы солдатских сыновей93. Численность каждой определялась в 50 человек, набирали в них ребят в возрасте 7-15 лет.

Петр I, учитывая, что призыв в армию тяжелым бременем ложился на семью, установил, чтобы помещичьи крестьяне, сданные в рекруты, их жены и дети освобождались от крепостной зависимости. Это несколько облегчало их материальное положение.

Предусматривались льготы и для солдат. Воины, прослужившие 20 лет и участвовавшие в наиболее значимых походах, могли получить офицерский чин, а заслужившие в бою Георгиевский крест могли стать дворянами. Выходившему на пенсию иногда подыскивалась работа: сельский староста, околоточный надсмотрщик, лесной объездчик.

Пленных в начале XVIII в. продолжали выкупать за государственный счет, выдавали им деньги на одежду и пропитание. Родственникам пленных разрешали собирать подаяние на выкуп. По-прежнему призревались и иноземные военнопленные.

Дальнейшее развитие забота о военнослужащих и их семьях получила в правление Анны Иоанновны: вдовы могли доживать свой век в женских монастырях, а дети учиться в соответствии со своими склонностями с пользой для государства и личного обеспечения. Выросло число лазаретов, учреждались полевые аптеки, хирургическая школа.

В 1732 г. была расширена сеть школ солдатских сыновей. В каждом полку обучалось уже по 80 человек. По достижении 15 летнего возраста юношей распределяли по полкам и кораблям. Наиболее способных учеников оставляли в школаx до 18 лет для усовершенствования в военных наукаx.

Многие выпускники школ за успехи в службе получали офицерские чины и дворянские звания. Примером может служить артиллерии капитан Яков Козельский – впоследствии известный ученый, педагог и просветитель второй половины XVШ в. Он родился в 1726 г. в семье старшины Полтавского полка. Окончив школу, служил на различных должностях, а после выхода в отставку продолжил работу в Сенате, а затем в Малороссийской коллегии.

Призрение военнослужащих было предметом заботы и при Елизавете. В Казани был открыт инвалидный дом для офицеров. В 1760 г. правительство выбрало для строительства богаделен «для отставных, раненыx и увечных солдат» четыре губернии: Казанскую, Нижегородскую, Воронежскую и Белгородскую, где был дешев хлеб и имелось много мяса и рыбы. Особо подчеркивалось, чтобы в богадельнях содержались лишь те, кто нигде больше пропитания не имел. Это касалось и жен отставных солдат.

Впервые в России была учреждена государственная лотерея, средства от которой предназначались для содержания отставных и раненых офицеров и рядовых.

С середины XVIII в. в России появились шляхетские кадетские корпуса – средние привилегированные военно-учебные заведения закрытого типа, готовившие офицеров и чиновников государственных учреждений из детей дворян.

Таким образом, на этапе зарождения социальной работы в армии России в основном осуществлялось обеспечение военнослужащих и членов иx семей в старости, в случае иx ранения и увечья, оказывалась помощь детям, потерявшим отца. Вначале социальное обеспечение имело преимущественно натуральную форму, затем на первое место вышла денежная форма помощи в виде пенсии, при этом соxранились и многие натуральные. Использование пенсий явилось качественным скачком в социальной работе с воинами.

На следующем этапе исторического развития России в деле социальной защиты семей военнослужащих значительную роль сыграло Мариинское ведомство – учреждения императрицы Марии (жены Павла I), которая заведовала им более 30 лет (с 1797 по 1828 г.). Так, под ее покровительством открылось военно-сиротское отделение Воспитательного дома, были основаны два училища для солдатских дочерей и училище для детей нижних чинов морского ведомства в Севастополе и Николаеве. По  инициативе императрицы были созданы также заведения для детей обер-офицеров, учреждены особые училища для детей солдат гвардейских полков.

Самыми же многочисленными благотворительными заведениями, существовавшими до 1917 г., были заложенные царицей Марией вдовьи дома – богадельни для вдов военных и гражданских чинов. Первые открылись в 1803 г. при училищах благородныx девиц в Петербурге и Москве. Позже вдовьи дома разделились на два отделения: одно - для престарелых и совсем немощных, а второе - для вдов, способных еще трудиться. Это второе отделение сердобольных вдов, добровольно взявших на себя обязанности по уходу за больными, и послужило началом для основания Общества сестер милосердия.

Отечественной войне 1812 г. обязан своим рождением Комитет о раненых, учрежденный 18 августа 1814 г. (с 1877 г. – Александровский). После войны началось общественное движение «в пользу организации помощи воинам», в котором участвовали различные слои населения. Коллежский советник П.П. Пезаровиус стал в 1813 г. издавать газету «Русский инвалид» и употреблять доxод от издания «…на вспоможение инвалидам, солдатским вдовам и сиротам». Поддержала инициативу и императрица Мария Федоровна. В 1814 г. Комитет о раненых владел капиталом в 300 тыс. руб., помогал раненым и их семьям, имел несколько благотворительных учреждений, устанавливал и охранял военные памятники.

Зажиточный крестьянин Сампов в Енисейской губернии и купец Попов в Арзамасе основали в 1812 г. богадельни для воинов.

Основными же формами обеспечения уволенных из армии военнослужащих и их семей в тот период являлись следующие94.

1. Поместная форма обеспечения (от слова «поместье», что означало поземельное владение, дававшееся служивым людям и делавшее их собственниками земли).

2. «Кормовая» форма обеспечения. В период службы вместо жалованья некоторые офицеры получали для своего обеспечения по несколько дворов на человека. В частности, полковнику полагалось 15 дворов, подполковнику – 10, майору – 8  и т. д. С уходом в отставку за офицером сохранялось право получения доходов с этих дворов.

В «кормление» офицеров передавались также города и целые провинции путем назначения уволенных воинов на должности воевод. Жители содержали их путем уплаты «въезжего корма» при первичном занятии воеводой должности и податей 3 раза в год. Некоторые города отдавались в «кормление» за выкуп отдельным лицам, в том числе и военным.

3. Содержание отставных офицеров при монастырях. Устанавливались нормы натурального довольствия и денежных выплат каждому воину, а также определялось число воинов на каждый монастырь.

4. Инвалидное содержание отставным офицерам и нижним чинам. Введено с освобождением монастырей от военного призрения. При Екатерине II в европейской части России был выделен 31 город, куда направлялись военные чины при условии, если младшие офицеры имели во владении не более 25 крестьянских душ, а старшие – не более 40.  Город Муром, например, был определен только для жительства офицеров гвардии.

5. Помещение воинов в богадельни, больницы и инвалидные дома. Контингент лиц – самые дряхлые, неизлечимо больные люди.

6. Зачисление в инвалидные команды для несения определенной службы. Команды создавались в госпиталях, крепостях, уездных городах, военных учреждениях. Комплектование их было возможно потому, что по тем временам инвалидом являлся не обязательно человек нетрудоспособный.

7. Денежные пенсии и пособия. Применялись наряду с натуральной формой обеспечения. Вначале назначались отдельным лицам на основании личных распоряжений царей, затем офицерам, поселяемым в «инвалидных городаx». В конце XVIII в. был издан указ, согласно которому офицерам, прослужившим 25 лет, стали назначать пожизненные пенсии, а увечным воинам – независимо от количества прослуженных лет. Пенсии назначались также членам семей военнослужащих.

8. Выдача денежных пособий некоторым отставным воинам, особенно раненым. Размер их зависел от чина, должности и тяжести ранения.