Историческая роль религии и церкви в воинском воспитании

Т.А. Дубровская, д.и.н., профессор, заведующая кафедрой социальных технологий РГСУ

М.А. Золотарев, аспирант РГСУ

Примиримы ли война и религия? Вопрос о взаимосвязи войны, военной службы и религии был актуальным во все времена. Христианская вера, выступая за прекращение войн между народами, пропагандировала взаимную любовь, терпимость даже к врагам, воспрещавшая месть за несправедливость, в реальной жизни столкнулась с невозможностью устранить войны из жизни человечества. И многим христианам пришлось исполнять свой воинский долг. Это жизненное противоречие и породило вопрос о том, как примирить войну и военную службу с христианским учением.

Действительно, христианское учение отрицало не только убийство, насилие, но даже зло и гнев на ближнего. "Не убивай, кто же убьет, подлежит суду", "всякий гневающийся на брата напрасно, подлежит суду" - проповедовала церковь. Но она также утверждала на страницах Евангелия "Нет больше той любви, как если кто положит душу за друзей своих". Еще определеннее на этот счет высказывался учитель церкви Афанасий Великий: "Непозволительно убивать, но убивать врагов на брани и законно и похвалы достойно".

Христос, проповедуя любовь к ближнему и всепрощение, дал понять своим ученикам, что до осуществления Царства Божия будет еще пролито много крови. "Не подумайте, что Я пришел принести мир на землю; Я пришел принести не мир, но меч". (1. Матф. Х, 34).

Христос отнюдь не призывал воинов перековать "мечи в орала" и бросить военную службу, как занятие Богу неугодное, а на вопрос фарисеев следует ли платить подати ответил: "Кесарево - кесарю". (Матф. ХХII, 21; Луки ХХ, 25). А воинская служба и есть самый тяжелый из всех налогов, оплачиваемый кровью и жизнями воинов.

В ряде стран еще в XVI веке существовал обычай при крещении погружать тело новорожденного в воду, оставляя над водой только правую руку, для того, чтобы эта рука могла впоследствии наносить удары, воспрещаемые христианством.

Вооруженное насилие не отрицали и ученые богословы, философы. Известный русский философ И. Ильин был уверен, что "Пока в человеческой душе живет зло, меч будет необходим для пресечения его внешнего действия". (Российский военный сборник. Вып. 12. Христолюбивое воинство. М., 1997. С. 39)

Иными словами, христианство не отрицало проявления насилия и использования военной силы как средства борьбы со злом и защиты народа, государства от вражеского нашествия. Христианское учение не запрещало войну безоговорочно, а исходило из того, что война допустима как крайнее средство защиты добра, являясь при этом бедствием и несомненным злом. Грех за человеческие страдания, причиняемые войной, христианская вера возлагала на политиков, дипломатов и других государственных руководителей, ввергнувших народ в войну, и убийство на справедливой войне не столько преступление, сколько несчастье.

Православная христианская религия и ее основные постулаты были основой духовно-нравственного влияния на войска. Христианское учение, совпадающее во многом с общечеловеческими идеалами и ценностями, с конкретным указанием "положить душу за други своя" поднимало воина на подвиг, на героические поступки и жертвенность в бою.

Политическое и военное руководство России хорошо понимало важность православной религии для армии и нередко ставило распространение основ православной веры выше других государственных задач. И это вполне понятно, так как русская армия в основе своей состояла из православных. В начале XX века религиозный состав нижних чинов был таков: православных 75%,католиков 9%, магометан 2% и лютеран 1,5%. Православные генералы и полковники составляли около 85%, остальные 15% были лютеране, католики, магометане и армяно-грегорианцы ( Режепо П. Статистика генералов. СПб., 1908. С. 20; Статистика полковников. СПб., 1905. С. 19).

Православная церковь в свою очередь всемерно способствовала государству в его стремлении укрепить армию, оказывала помощь в решении других задач укрепления обороны страны. Так, в 1909 г. руководством Православной Церкви была разработана обширная программа "по укреплению государственной обороны России". Для решения этой задачи церковь использовала все свои структуры и материальные средства. Первостепенная роль отводилась духовенству и церковным школам, влияние и возможности которых были значительными. В то время, церковь имела более 40 тыс. школ, в которых обучалось до 2 млн детей (4. РГВИА. Ф.2000. Оп. 1. Д. 1786. Л. 314). Кроме религиозно-познавательных задач, церковная школа стала значительное внимание уделять военному обучению и военно-патриотическому воспитанию, "укреплению в подрастающих поколениях тех исконных устоев из коих строилась и возвеличивалась Святая Русь".

По решению Синода в церковных школах вводится обучение детей военному строю и гимнастике, а церковно-учительским школам, готовившим учителей для церковных школ, выделяются средства для приглашения наиболее квалифицированных преподавателей. Духовное ведомство приняло также меры по увеличению издания религиозно-просветительской и патриотической литературы, газетных материалов, "имеющих важное значение для борьбы с различными противоцерковными, противообщественными и противогосударственными учениями, затрудняющими государство в осуществлении задач по его обороне" (5. РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 1786. Лл. 316-317).