Священные камни из Йованицы, Сербия

Чудинов В.А.

В Йованице (Сербия) был найден камень в виде птицы, на всех гранях которого были нанесены надписи, утверждавшие, что птица была соколом, а этнос – СЬКАЛОВЯНАМИ. На этом месте было найдено несколько камней, изображения трех из которых, а именно камней № 19, № 26 и 28, были приведены в книге сербского археолога Софии Давидович-Живанович [1, с. 85 и с. 86]. Первый из них (№ 19) изображал сокола, второму (№ 26) и третьему (№ 28) посвящена данная заметка.

Камень № 28. По поводу третьего камня Любомир Клякич написал: « Аэродинамичность камня рыбы, может птицы. Объявлено 7 сентября 1992 года» [1, с. 86]. Остальные выходные данные совпадают c камнем № 19, я их не стал повторять. На прориси имеются два вида — вид снизу (с размерами в длину 14,5 см и в максимальную ширину 4,8 см), и вид сбоку (высота 3 см). Фотография общего вида и прорись остальных видов отсутствуют. На мой взгляд, камень напоминает подошву левой стопы человека или, точнее, след от какой-то обуви, например, толстую подошву сандалия. Вместе с тем, можно принять это изображение и за некоторое существо, если обратить внимание на выделенный вверху глаз. Однако все подробности, как я полагаю, содержатся в надписях, которые я и начинаю читать.

Вначале я предполагаю прочесть надпись справа вверху, которую я вынес на врезку справа. Первая буква тут начертана последней; такой прием мне встречался при дешифровке фрагмента из книги «Лад Сварожий», которую исследователи относили к третьему тысячелетию до н.э., то есть к началу эпохи бронзы (Чудинов 2001-Г, с. 22, рис. 23). Тем самым, по этому признаку можно было бы датировать и данные надписи. Переставив последнюю букву в начало (это был простенький прием защиты текста от чтения посторонними), получаем слова ЯЩЕР НОЧИ И ШЕСТ смешанного рунично-родового начертания. Во внешнем абрисе самой надписи я усматриваю подобие абрису камня и тем самым понимаю, что камень изображает морду не рыбы и не птицы, но ЯЩЕРА, в чей нос должен был быть вставлен шест, как показано на данной надписи. Шест, судя по всему, был деревянным, и до наших дней не сохранился.

Ниже и левее написано ПЕРУНЪ. Тем самым, зооморфным обликом Перуна был Ящер. В этом нет никакого сомнения, поскольку на нескольких деревянных ручках ковшей из Новгорода Перун изображался именно как ящер. А чтобы никто не сомневался, рядом, то есть левее, расположилась печать, которую можно разбить на элементы и прочитать БЕЧАТЬ ПЕРУНА, то есть ПЕЧАТЬ ПЕРУНА. Это означает, что камень подлинный. На верхней кромке камня написано ВЪСЕ НОЧИ ЯЩЕР УДИВЛЯЕТ. Таким образом, перед нами не ДНЕВНОЙ, а НОЧНОЙ Перун, о котором у нас практически нет никаких сведений. О дневном Перуне известно, что он с помощью молний борется с грозовыми тучами, расчищая путь к свету, но что делает ночной Перун, совершенно неясно.

Центральную композицию рядом с глазом можно прочитать ПЕРУНА ЛИКЪ, ХРАМ ПЕРУНА. Таким образом, перед нами — зооморфный, в виде Ящера лик Перуна, принадлежащий храму Перуна. Об этом храме мне мало что известно. Слева почти внизу можно прочитать слова РУСЬ НОЧИ. Такое название мне встретилось впервые. Если говорить о сакральной географии, то там встречались имена Перуновой (западной) и Живиной (юго-восточной) Руси. Если учесть, что поляки и украинцы называют Север Полуночью, а Юг — Полуднем, то Ночь — это не Крайний Север, а нечто вроде Северного полярного круга. Следовательно, РУСЬ НОЧИ — это СЕВЕРНАЯ РУСЬ. Именно там, видимо, находился храм Перуна в те времена, когда западный камень отводился Сварогу. Позже, видимо, храм Перуна переместился с севера на запад, и ПЕРУНОВОЙ РУСЬЮ стала Прибалтика.

Основная надпись начертана смешанным письмом с лигатурами вдоль нижней каймы камня, и я ее читаю так: ЖЕЧИ МАКАШИ И КЪ ЧЕЛОУ СУКЪЛАВАНЪ ПЕРУНА ГОРАЧИ СУЛОГА ДИКИ, что я понимаю, как ЖЕЧЬ МАКОШИ И К ГОЛОВЕ СЛАВЯН ГОРЯЧИЕ ПЕРУНА ДИКИЕ СЛОГИ. Эта фраза напоминает строки А.С. Пушкина из его стихотворения «Пророк»: «Глаголом жги сердца людей!» Иными словами, Перун тем самым берет на себя миссию пробуждать на великие дела, как славян, так и богиню Макошь.

Надпись на боковой поверхности я читаю так: ПЕРУНЪ ВЪ ЛИКЕ ВЪ МАКАШИ. СУ ВЕЛИКОЙ КАРОЙ ПЕРУНЪ. Это я понимаю как ПЕРУН (ВОПЛОЩЕН) В ЛИКЕ МАКОШИ. С ВЕЛИКОЙ КАРОЙ ПЕРУН. Иными словами, Перун первоначально не имел собственного воплощения и был одной из сторон лика Макоши (вероятно, ночной стороной); суть Перуна — наказание, и потому его образ сопряжен С ВЕЛИКОЙ КАРОЙ. Возможно, что данную надпись можно понимать и так, что храм Перуна находится в пределах храма Макоши, однако это маловероятное предположение (тогда бы говорилось не о ЛИКЕ Перуна, а о его ХРАМЕ).

Камень в виде стопы мне уже встречался – небольшой камешек, приглашавший посетить храм богини Мары. Возможно, что такую же роль указателя храма Перуна играл и этот камень. Посетителю следовало направляться от пятки в сторону носка стопы.

К сожалению, никаких других сторон этого интересного камня София Давидович-Живанович в своей книге не приводит, так что приведенными словами надписи камня № 28 и исчерпываются.

Обсуждение надписей. Текст данного камня весьма беден, содержит всего 36 слов, что позволяет высказать предположение, что все надписи были составлены одномоментно и более не дописывались. Как уже было сказано, есть основания датировать камень эпохой бронзы, то есть данный камень моложе, чем камень Сокола. И нет абсолютно никаких оснований причислять данный камень к палеолиту, а тем более к палеолиту среднему, как предполагал Радивое Пешич. Полагаю, что храмовый комплекс в Йованице действительно мог возникнуть еще в палеолите, однако храм Перуна в нем принадлежал к более позднему времени.

Вместе с тем, шрифт обладает рядом особенностей. Прежде всего, все надписи содержат максимальное число пересечений составляющих их линий под прямым углом. Так что если шрифт МАСТЕРСКОЙ ДЕВЫ отличался максимальной округлостью. то шрифт *МАСТЕРСКОЙ ПЕРУНА отличался максимальной угловатостью. Перед словами *МАСТЕРСКАЯ ПЕРУНА я поставил звездочку потому, что эти слова на прочитанной поверхности отсутствовали. Но они и не должны были присутствовать ни на лицевой, ни на верхней поверхностях камня, прорисованных Любомиром Клякичем. Их место — оборотная поверхность, оставшаяся не прорисованной.

Другой особенностью является начертание имени Перуна через слоговой знак ПЕ, тогда как наиболее древние изображения его имени пишутся через знак ПО. Тем самым, и по палеографическим признакам данный камень не старше эпохи бронзы. Однако это, так сказать, косвенные признаки. Прямой признак — употребление этнонима славян в форме СУКЪЛОВАНЪ. Слоговой знак СУ тут использован вместо квадратного С с чтением СЪ; следовательно, тут использована не первая форма СОКОЛОВАН, а вторая, СЪКЪЛОВАНЪ, то есть СКЛОВАН. Это означает, что определенный этап развития слова СОКОЛОВЯНИ минул, и данный камень нельзя отнести к неолиту, к культуре Винча.

Уже при анализе имени ПОРУНЪ в книге «Священные камни» я высказал предположение о том, что это существо несло наказание, являлось богом ПОРКИ. Однако некоторые исследователи со мной не соглашались, возражая, что все славянские боги амбивалентны, неся с собой как милость, так и кару, так что персонификации наказания в одном боге ожидать не приходится. Но на данном камне о наказаниях говорится прямым тестом: С ВЕЛИКОЙ КАРОЙ ПЕРУН. Кроме того, этот же момент выражен и косвенно: с одной стороны, зооморфным обликом Перуна является Ящер, то есть Дракон, который, как известно, несет людям угрозы и бедствия. С другой стороны, он ВСЕ НОЧИ УДИВЛЯЕТ, то есть Перун олицетворяет собой все страхи ночи и тьмы. Наконец, он способен ЖЕЧЬ и СЛОГОМ, то есть РЕЧЬЮ, причем одинаково, как людей, так и богов. Это свойство Перуна прежде было неизвестно.

В таком случае оказывается оправданным колючий шрифт камня Перуна; понятен и округлый, мягкий шрифт богини жизни Девы. Получается, что шрифт на каменных глифах выражал не субъективные особенности эпохи, школы или отдельного писца, но характер бога, на чьем камне он употреблялся.

Любопытной особенностью данного шрифта руницы является использование слога СУ вместо СЪ. Похоже, что начертание  с чтением СЪ еще не появилось.

Таким образом, и небольшой текст камня Перуна оказался весьма информативным.

Камень № 26. Еще один камень, а именно № 26, показан в книге Софии Давидович-Живанович лишь в виде фотографии [1, с. 86]. К сожалению, изображенная на нем птица повернута клювом вправо, а это означает, что камень сфотографирован с оборотной стороны, где можно найти только выходные данные о мастерской, но не какие-либо подробности о самом камне.

И действительно, рядом с головой в обращенном цвете можно прочитать надпись ХРАМА МАРЫ МАСТЕРСКАЯ. Тем самым, птица относится не к храму Живы, как изображение Сокола на камне № 19, и не к храму Перуна, как камень № 28, но к храму богини смерти Мары. К сожалению, и на остальных фрагментах камня начертаны слова МАРЫ, МАСТЕРСКА МАРЫ, МАРЫ и лишь в одном месте можно прочитать слово МАРИЯ. Опознать птицу по оборотной стороне и без прориси фото не представляется возможным.

Из-за отсутствия каких-либо развернутых надписей датировка камня по упоминающимся там этническим или географическим реалиям также не возможна.