Церковь как крупный землевладелец

Кто был наиболее крупным землевладельцем среди церковных организаций?

Это устанавливается по данным о количестве земли во второй четверти XVII в. и дворов крепостных крестьян в конце столетия. Поводом для сбора таких данных в обоих случаях было требование правительства о поставке даточных людей для армии, но во второй четверти их число соответствовало величине пашни, в конце же столетия, как уже говорилось, - количеству дворов крепостных крестьян. Если о числе последних сохранились сказки владельцев, то размеры земельных владений приходилось определять по числу поставленных даточных людей; при этом нет уверенности в полноте сведений. Но даже в таком случае величина земельных владений у самых крупных владельцев впечатляет. Вот эти данные.

Самое большое количество пашни оказалось у подмосковного Троице-Сергиева монастыря, основанного, как уже указывалось, в 1337 г. молодым монахом Сергием, получившим в истории прозвание Радонежского (по древней области, в которой был основан монастырь). Троице-Сергиев монастырь имел 150 тыс. десятин пашни в различных уездах Русского государства (по нашему расчету, общее количество земли достигало полумиллиона десятин); в конце XVII в. - 20 тыс. дворов крепостных крестьян, или около 200 тыс. душ обоего пола (учитывая утайку). Следует отметить, что в это число земли и крестьян входили владения приписных монастырей, которых в конце столетия насчитывалось не менее тринадцати; владения самого Троице-Сергиева и приписных монастырей находились в конце XVII в. в 42 уездах (в Центральном районе - 18618 дворов, Озерном - 173, Северном - 112, Черноземном - 276, Среднем Поволжье - 1154 двора). Приписные монастыри имели всего 1796 дворов, так что в вотчинах самого Троице-Сергиева монастыря было 18,5 тыс. дворов (около 180 тыс. душ).

Это был левиафан среди землевладельцев: больше дворов, чем у него, было только в дворцовых владениях, доход с которых шел на содержание царской семьи. У других монастырей было меньше, но все же Кириллов (белозерский) и Иосифов (волоколамский) имели по 35,5 десятин пашни, ростовский и новгородский архиерейские дома и Симонов и Новоспасский монастыри - от 22 до 25 тыс. десятин, Ипатьев, Новодевичий, Савво-Сторожевский, еще три монастыря и вологодский архиерейский дом - от 10 до 18 тыс. десятин. О количестве пашни у патриарха сведений нет. В конце XVII в. на втором месте после Троице-Сергиева монастыря по количеству дворов крепостных крестьян был патриарх - 9,5 тыс. дворов, 90 тыс. человек, затем Кириллов (белозерский) - 5316 дворов, 50 тыс. человек, Спасский (ярославский) - 4050 дворов, 40 тыс. человек, Ипатьев - 3684 двора, 35 тыс. человек, Чудов - 3065 дворов, 30 тыс. человек, Спасо-Евфимьев (суздальский), Новоспасский и Симонов (московские) (свыше 2,5 тыс. дворов, 20 тыс. человек у каждого) и др.

Следует отметить, что запрет приобретать владения, установленный в 1581 г. и подтвержденный в 1584 г., в бурных событиях первого десятилетия XVII в. обходился монастырями при попустительстве правящих лиц, стремившихся заручиться поддержкой церковных иерархов и игуменов крупнейших монастырей (из которых эти иерархи избирались). Правительство Михаила Федоровича, при котором реальная власть находилась в руках его отца, патриарха Филарета, подтвердило захваты земель церковниками и привилегии духовенства. Второй влиятельный патриарх XVII в., Никон, основал крестный монастырь; в конце столетия у этого монастыря было 900 дворов крестьян.