Русские монастыри 1861-1917 годов

В исследуемом периоде церковь пользовалась поддержкой правительства и императора. И действительно, как отметил С. С. Дмитриев, "если в XVIII в. монастырское хозяйство свертывалось, то в дореформенной России XIX в. наблюдалась противоположная картина... Монастыри успешно обзаводились новыми и новыми земельными владениями. По указу Павла I от 18 декабря 1797 г. на каждый монастырь начали отмежевывать по 30 десятин выгодной земли. Александр I дважды, в 1805 и 1810 гг., давал дозволения монастырям приобретать недвижимые имения... При Николае I по Правилам 1838 г. каждый монастырь мог получать лесных дач от 50 до 150 десятин.

По неполным данным отчетов обер-прокуроров Синода за 1836-1861 гг., за это время только 170-180 монастырями получено было от казны свыше 16 тыс. десятин лесу и более 9 тыс. десятин пахотной и луговой земли. Пахотные земли, леса, луга, мельницы приносили монастырям большие доходы. Но самые крупные прибыли монастыри получали от богомольцев, их пожертвований, от кружечных сборов, от сборов по так называемой "неугасимой псалтири" и множества других видов сборов на вечное поминовение усопших". Торговля предметами культа в монастырях производилась открыто и непристойно. Вот, например, как происходил торг в 1810 г. в киевском Михайловском монастыре: в гробу, где лежали мощи св. великомученицы Варвары, в ногах была поставлена тарелка с кольцами. Богомолки, пишет очевидец князь И. М. Долгоруков, "после умилительных вздохов и молитлословий их выбирают в самом гробе, как в ящике: монахи торгуются и просят подороже, а богомольцы, не теряя голов, хотят достать их подешевле: шум да крик. Какая неблагопристойность".

В XVIII - XIX вв. значительно возросло количество архиерейских домов и соборных и приходских церквей. Это было связано с ростом численности населения и административно-территориальной реформой 1775 г., когда существенно увеличилось количество губерний и особенно уездов. Если в конце XVII в. насчитывалось 24 епархии и около 15 тыс. церквей, то в конце XVIII в. было 35 епархий и около 27 тыс. церквей, а в 1860 г. - 58 епархий, 37675 церквей и 12486 часовен и молитвенных домов. И церкви также получали земельные угодья. Наделение церквей землями, возобновленное Павлом I, замедлилось было несколько в царствование Александра I, но Николай I его снова усилил. "...Хозяйство православной церкви, - отмечает С. С. Дмитриев, - владения, имущества и капиталы... в целом за первую половину XIX в. заметно выросли и упрочились".

В 1861-1917 гг. количество вновь основанных монастырей резко возросло: если в предыдущий период возникло 167(46), то теперь их появилось вместе с общинами 400(296), а без последних - более 200 монастырей.

По-прежнему больше всего их возникло в Центрально-Промышленном - 71(70) и Центрально-Черноземном - 46(36) районах и в Среднем Поволжье - 55(46), но много было основано также на Украине - 41(29) и в заселявшихся Южном Приуралье - 31(22) и на Северном Кавказе - 16(7). Характерной особенностью этого процесса было появление многочисленных женских общин, главным образом в центральных районах и в Среднем Поволжье. "Строй жизни в русской дореволюционной деревне был таков, отмечал В. Ф. Зыбковец, - что бедность и невежество угнетали именно женщину". Добавим, что и в городах, где после отмены крепостного права резко возросло население за счет притока неимущих крестьян, положение женщин было не лучше. А постричься сразу в монашество было непросто: необходимо было согласие "общества", к которому был приписан, рекомендация благочинного, да и решиться на такой крутой перелом в жизни было нелегко.

Всего у русской православной церкви было 1256(550) монастырей, архиерейских домов и подворий, без последних - 1120(537).

Если исключить монастыри в Польше и за рубежом, то их будет 1103(529), в том числе 768(377) в 10 великорусских районах, 80(52) - в Сибири и 255(100) - в крупных национальных районах.

Из общего количества 1103(529) монастырей было собственно монастырей 804(365), или 73 %, пустынь - 88(14), или 8 %, скитов и киновий - 76(15), или 7 %, и женских общин - 135, или 12 %.

Без Польши и зарубежных организаций монахов, монахинь, послушников и послушниц насчитывалось около 103 тыс. человек, при этом послушников и послушниц было более чем вдвое больше монахов и монахинь (соответственно 70 и 33 тыс. человек). Это не случайно: послушничество не только было резервом монашествующих, но и рабочей силой, дешевой и безответной.

Больше всего монахов и послушников было, как и монастырей, в центральных районах, на Украине и в Среднем Поволжье.

Точных данных о количестве земли у церкви накануне Великой Октябрьской социалистической революции нет; по официальным данным церковной статистики, в 1905 г. у монастырей было 740 тыс. десятин, у церквей - 1,9 млн. десятин, всего 2,6 млн. десятин. Пожалования земли духовенству продолжались. По официальным же данным, в 1917 г. у монастырей было больше 1 млн. десятин. В. И. Ленин, основываясь на подсчетах либеральных статистиков, указывал, что у духовенства находится около 6 млн. десятин, но в действительности ее оказалось гораздо больше: после Октября было национализировано и перешло в общенародное достояние более 8 млн. десятин земли (8275 тыс.), а также 424 476 млн. руб. капитала, 84 завода, 1816 доходных домов и гостиниц, 277 больниц и приютов, 436 молочных ферм, 603 скотных двора и конюшен, 311 пчелиных пасек.

Таким образом, за 1764 - 1917 гг. церковь сумела - при поддержке царской власти - вернуть себе почти то же количество земли, которое было секуляризировано. Как и раньше, у отдельных монастырей земельные владения достигали огромных размеров (хотя это были уже другие монастыри).

Больше всего было у бессарабского архиерейского дома - 154,6 тыс. десятин, у Соловецкого монастыря - 66 тыс. десятин, Молченской пустыни - 28 тыс., Саровской пустыни - 24 тыс. и некоторых других (по официальным данным).

Монастыри-землевладельцы вели собственное хозяйство, а также сдавали землю в аренду (на 1 января 1917 г. сдавалось в аренду 276 тыс. десятин). Сводных данных о монастырском сельском хозяйстве нет, но в литературе имеются отдельные яркие примеры. Вот, например, крупнейший землевладелец Соловецкий Монастырь. В 1913 г. у него было более 200 лошадей, 100 коров, 200 овец, свиньи, птица, заводы: салотопенный, свечной, гончарный, кирпичный, лесопильный, смолокуренный, литейный, механический и кожевенный; мастерские: сапожная, портняжная, ювелирная, малярная, слесарная, столярная, санная, колесная, экипажная. Была мельница, огороды. На острове была устроена и поддерживалась система каналов, обеспечивая хорошее водоснабжение. Монастырю принадлежали также молочная ферма и судостроительный завод. Работы выполнялись богомольцами (бесплатно) и вольнонаемными рабочими. "Материалы о землевладениях и сельском хозяйстве монастырей, отмечал В. Ф. Зыбковец, из работы которого взяты приведенные выше данные и описание хозяйства Соловецкого монастыря, - показывают, что ряд монастырей наладил крупное высокопроизводительное земледелие и животноводство (таких монастырей, по нашим подсчетам, имелось около 500). Главной рабочей силой в сельском хозяйстве были даровые паломники, особенно паломницы, а также послушницы". Но было и большое число рабочих: например в 1889 г. при 476 монастырях их насчитывалось 26 тыс. Многие монастыри занимались промышленной деятельностью.

Однако главную прибыль приносили продажа свечей, икон, кружечные и другие сборы, плата за выполнение обрядов и т. п.