Новые взаимоотношения средств массовой информации и государственной политики

Чтобы правильно понять модернизацию политической коммуникации, имеющую место в современных государствах, необходимо сначала выяснить характер взаимоотношений системы средств массовой информации с политической системой вообще. Представляется обоснованным рассматривать этот вопрос, основываясь на фундаментальных принципах теории систем, разработанной Т.Парсонсом.

Согласно теории систем, мы представляем социальную систему как совокупность индивидов, структур и культур, каждый из которых исполняет определенную функцию в общей социальной системе, то есть в обществе. Далее мы полагаем, что все социальные системы взаимосвязаны с другими системами, так, например, политическая система связана с системой средств массовой информации. При этом, каждая система должна реализовывать разного рода инновации и модернизироваться, чтобы улучшить связь с другими системами. Цель состоит в том, чтобы гарантировать общее функционирование и выживание.

Функцией политической системы является выработка решений. Функцией системы СМИ является постановка вопросов и тем для обсуждения таким образом, чтобы обеспечить интеграцию общества и его частей.

Мы обнаружили, что политическая система при выполнении своих задач сталкивается со все большими трудностями. Это является первопричиной потери общественной поддержки. Вероятно, из-за процесса диверсификации и сегрегации любая проблема еще более усложняется. Мы также установили, что функция системы средств массовой информации чрезвычайно важна в современном обществе. После краха социализма общемировое общество, с общемировыми рынками и общемировыми проблемами, нуждается в средствах массовой информации для того, чтобы интегрировать все составляющие общего мира. Для каждого индивида, роль СМИ возрастает, потому что только с их помощью он может воспринять реальность и происходящие в мире события. Средства массовой информации помогают выстроить определенную действительность. Мы нуждаемся в них, чтобы действовать в таком сложном мире. Мы также заметили тенденцию движения от политической системы к системе средств массовой информации как на уровне всемирного общества, так и на индивидуальном уровне.

Согласно одной теории, средства массовой информации на данный момент приоритетнее государственной политики, они являются политически более важными, чем сама политика. В этом смысле средства массовой информации решают, какие проблемы входят в повестку дня, какие из них будут решены, кто станет новым президентом. В соответствии с этим утверждением ученые называют подобный строй телекратия (telecracy) вместо демократии, телевыборы (telections) вместо выборы (elections). Другие мои коллеги говорят о постепенном усыхании государственной политики, которая становится скорее видимостью, чем реальностью. Другая теория полагает, что государственная политика осознает эту победу средств массовой информации и пытается уменьшить их влияние. Согласно этой теории государственная политика стремится к контролю над средствами массовой информации. В качестве доказательства этой точки зрения рассматриваются персональные контактные сети между средствами информации и политиками. Еще одним доказательством может стать то, что влиятельные медиа-компании в определенном смысле связаны с политическими партиями. Так, например, Бертельсманн, обладая CLT и RTL - знаменитыми немецкими компаниями - близок к социал-демократической партии, в то время как господин Кирх (Kirch), друг господина Коля, и по совместительству владелец других крупных частных телеканалов в Германии - известен как консерватор. Наконец влияние партий на общественное радио и телевидение может быть расценено как инструмент создания государственного контроля над средствами массовой информации. Журналисты в общественных СМИ сообщили недавно, что увеличились попытки политических деятелей повлиять на их работу.

Третья теория - называемая теорией суперсистем - определяет, что средства массовой информации и политическая система развились в одну единую систему, с общей целью контроля над гражданами, она включает одних и тех же людей и имеет одну общую структуру. По моему мнению, такое положение вещей еще не стало реальной действительностью, но эта точка зрения имеет право на существование.