Замена сложного предложения простым  в переводе

При художественном переводе данный тип синтаксической трансформации вызван, в основном, нормативно-стилистическими причинами. В частности, в английских художественных текстах отмечается большой удельный вес сложноподчиненных предложений по сравнению с русскими текстами [Л.Н.Прудников, с.65 – 66]. В результате может происходить свертывание придаточных предложений в причастие (причастный оборот), деепричастие (деепричастный оборот), отглагольное существительное с предлогом, например:

As they scattered among the scrolling iron desk-legs, their brainless heads and swishing glabellae brushed at the ankles of the girls. (J.Updike. The centaur).

Рассыпавшись меж гнутых железных ножек парт, они своими безмозглыми головами ударяли девочек по ногам.

Еще примеры замены сложного предложения простым при переводе:

… I figured I probably wouldn’t see him again till Christmas vacation started. (J.Salinger. The Catcher in the Rye).

… Я сообразил, что до начала рождественских каникул я его не увиже.

It was pretty nice to get back to my room, after I left old Spencer… (там же)

Приятно было от старика Спенсера попасть к себе в комнату.

It was so dark I couldn’t see her. (там же)

Я ее в темноте не мог видеть.

Часто переводятся на русский язык простыми предложениями английские сложноподчиненные предложения, содержащие конструкцию it is / was … that / two. Данная закономерность прослеживается преимущественно при переводе придаточных определительных и придаточных обстоятельственных предложений [Ольшанская Н.Л., Балаян Н.М., с. 71]. Например:

It was I who had attend the wearisome Press Conferences… (G.Greene. The Quite American).

Мне самому приходилось высиживать утомительные пресс-конференции.

It was just before the end of the war that she fell out of love with him. (S.Maugham. Theatre).

А незадолго до конца войны Джулия его разлюбила.

В первом примере предоставлен перевод придаточного определительного предложения, а во втором – придаточного обстоятельственного. 

Замена двусоставного предложения односоставным

Будучи достаточно редким типом трансформации, она вызывается в художественном переводе системно-обусловленными причинами. Английское предложение, как правило, требует наличия в своем составе обоих главных членов. В русском языке двусоставность предложения необязательна, например:

It was delicious, the way my voice made her swirl, thrust, wag and whine. (J.Updike. The centaur).

Было так приятно, когда заслышав мой голос, она стала вертеться, юлить, вилять хвостом и визжать.

Еще пример:

I’m terribly sorry you should think that of me, Dr. Macphail. (S.Maughan)

Мне очень грустно, что вы считаете меня таким, доктор Макфэйл.

Сочетания, подобные to be sorry, выражающие эмоциональное состояние или оценочные суждения субъекта выражаются глаголом-связкой to be и прилагательным или претеритным причастием [Князева Н.А., с.17], употребленными в предикативной функции. При переводе, как свидетельствует пример выше, возможно изменение всего предложения, содержащего подобное сочетание, в целом (I am sorry( Мне жаль, мне грустно).

Членение предложения

Членение предложения, при котором одно исходное предложение (чаще сложное и реже простое) преобразуется в два (и более), также актуально для художественного перевода и обуславливается нормативными причинами.

Английские предложения могут быть перегружены информацией, объединяющей несколько относительно независимых мыслей. Сохранять в переводе структуру подобных английских предложений нецелесообразно, т.к. подобная перегруженность предложения информацией не соответствует нормам русского языка [Нешумаев И.В., с.122]. Например:

Caldwell’s strange silhouette took ondignity, his shoulders – a little narrow for so large a creature – straightened, and he moved with such pressured stoic grace, that the limp was enrolled in his stride. (j.Updike. The centaur).

Причудливая фигура Колдуэлла исполнилась достоинства. Его плечи – узковатые для такого большого существа – расправились. Он шел со сдержанной стоической грацией, отчего хромота словно вливалась в его поступь.

Процесс членения сложного предложения на несколько самостоятельных является наиболее ярко выраженным случаем автономизации исходных структур, например, в драматических произведениях5:

Caesar: You have been growing up since the Sphinx introduced us the other night$ and you think you know more than I do already. (B.Shaw. Caesar and Cleopatra).

Цезарь: С тех пор как Сфинкс познакомил нас вчерашней ночью, ты выросла. И ты уже думаешь, что знаешь больше, чем я?

Здесь сложная синтаксическая конструкция …; and… трансформируется в 2 сложноподчиненных предложения с расщеплением в самом слабом звене их связи, – перед точкой с запятой, указывающей на относительную независимость двух блоков [Мизецкая В.Я., с.138].
Членение приводит к уменьшению длины предложения при переводе. Разбивки громоздких конструкций на самостоятельные элементы ведет и к упрощению структуры предложения. Например:

The inhabitants have been so long out of the world that, and manners and literature, they depend to a great extent on hearsay, and a function that in Hedes would be considered elaborate would doubtless be hailed by a Chicago beef-princess as “perhaps” a little facky”. (F.Fitzgerald. The Diamond as Big as the Ritz).

Местные жители давным-давно отстали от мира сего, и хоть и очень стараются поспеть за модой, но живут большей частью понаслышке. Чикагской ветчиной принцессе их одежда, манеры и литературные вкусы, конечно, покажутся “как-то слегка прошлогодними”.

Например, средняя длина предложения в авторском повествовании новеллы Дж.Фаулза Башня из черного дерева равна 17,5 слова, а в переводе на русский язык 14,6 слова; данные по новелле Ф.С.Фицджеральда Алмазная гора составляют соответственно 19,2 и 12,2 слова [Ольшанская Н.Л., Балаян Н.М., с.70].

Иногда при переводе приходится одновременно прибегать к членению и к объединению предложений. Так, в нижеследующем примере одно предложение подлинника членится на два, причем часть второй составляющей (clause) английского предложения переносится во второе (самостоятельное) предложение русского текста, т.е. объединяется с третьей составляющей. Это необходимо для достижения смыслового и синтаксического равновесия двух русских предложений:

You couldn’t see the grandstand too hot, but you could hear them all yelling, deep and terrific on the Pencey Side, because practically the whole school except me was there… (J.Salinger. The Catcher in the Rye).

Трибун я как следует разглядеть не мог, только слыхал, как там орут. На нашей стороне орали во всю глотку – там собралась вся школа, кроме меня…

Сказанное справедливо не только для контактных предложений, но и для контактных СФЕ (сверхфразовых единств), где одно СФЕ переводится двумя. Например:

The monkey was in bed – not his own basket, but Uncle Vita’s big white bed, <…>. Uncle Vita, with some kind of pungent oil, was rubbing his chest. While he worked <…> have any luck again. (R.P.Warren. All the Kings Men).

Обезьянка лежала в постели – не в своей корзине, а посередине большой белой постели дяди Виты, обложенной подушками. <…> Дядя Вита каким-то остро пахнущим маслом растирал обезьянке грудь. <…> никогда не видать больше счастья.

Трансформацией обратной по сравнению с членением является объединение предложений, о которой речь пойдет дальше.

Объединение предложений

Объединение предложений заключается в преобразовании двух (или более) самостоятельных предложений в одно предложение. Например:

That was a long time ago. It seemed like fifty years ago. (J.Salinger. The Catcher in the Rye).

Это было давно – казалось, что прошло лет пятьдесят.

The only thing that worried me was our front door. It creaks like a bastard. (там же)

Одно меня беспокоило – наша парадная дверь скрипит как оголтелая.

Объединение предложений, сохраняя информационную ценность и текстовую спаянность [Матузкова Е.П., Шеховцева М.Д., Фролов А.А., с.83], приводит к компрессии высказывания:

He sat in Richard’s dirty old leather chair, leaving her all of the white sofa. She did not sit, or eat, but prowled along the windows, holding her glass by its steam, her white pants taking long soundless strides, her hair almost floating behind her. (J.Updike. Marry Me).

Он сидел в грязном кожаном кресле Ричарда, оставив для Салли весь белый диван, но она не села и не стала есть, а бродила вдоль окон, держа в руке бокал, ее ноги в белых брюках бесшумно отмеряли длинные шаги, волосы чуть не летели сзади.

Church chimes, the chimes of lemon-yellow St. John’s, sounded the hour. It was fine. (там же)

Часы на церкви – лимонно желтой церкви святого Иоганна – пробили пять ударов.

Примеры свидетельствуют о том, что компоненты актуального членения высказывания, несмотря на объединение внутренней структуры, остались неизменными, смысл передан без отклонений. Компрессия (свертывание) внутри компонентов актуального членения не вызвала каких-либо смысловых искажений, поскольку тема и рема при переводе сохранили свои функции.

Правда, если в полной фразе объединяется несколько сообщений и, соответственно, несколько рем, при переводе эти ремы нередко сливаются в одну.

Исходя из изложенного, можно говорить о том. Что перевода без потерь не бывает. Информационная теория перевода подтверждает это положение. Перевод сохраняет лишь часть оригинала, в коммуникации с неиспользованием двух языков, как и в любой другой коммуникации, неизбежны потери [Миньяр-Белоручаев Р.К., с.215].

Аналогично рассмотренным примерам в предыдущем разделе, объединение характерно не только предложениям,Ю но и СФЕ. Например:

Anne spent a year going to parties in the city, and got engaged. <…> was studying abroad. Anne quit going to parties, except an occasional party at the Landing in the summer. <…> she was pushing thirty. (R.P.Warren. All the King Men).

Анна год выезжала на балы и была помолвлена. <…>, а Адам учился за границей. На балы Анна уже не ездила – только изредка на летние вечеринки в Лендинге. <…> Ей было уже около тридцати.

Данный пример свидетельствует о возможности перевода двух текстовых единиц одной.