Литература для детей

Какими должны быть книги для детей - как для малышей, так и для начинающих читать?..

РАЗДЕЛЫ детских книг в магазинах:

в лабиринте.

в озоне.

В МИНИСТЕРСТВЕ ОБРАЗОВАНИЯ ОБСУЖДАЛИ ПРОБЛЕМЫ ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва, 14 января 2004 г.

В Министерстве образования РФ литературовед Ирина Арзамасцева встретилась с детскими писателями и специалистами в области развития детской литературы, сообщает РИА "Новости". Во встрече участвовал первый заместитель министра образования РФ Александр Киселев.

По мнению Арзамасцевой, детская литература в России как явление культуры потеряна. Она отметила, что в школы сейчас не попадает современная детская литература, мало детской литературы, рекомендованной для чтения в школе и в подготовленном новом стандарте по литературе.

Детская поэтесса, драматург, лауреат Государственной премии России Ирина Токмакова также считает, что происходит "полное уничтожение детской литературы". "То, что издается сейчас в нашей стране по детской литературе, можно назвать детской попсой", - сказала Токмакова.

По ее словам, "основные требования, предъявляемые сейчас издателями к детской литературе - чтобы она была нескучной, не вызывала жалостливого сочувствия, текст был написан короткими строчками". "В результате - в детские души внедряется полная безэмоциональность, безвкусица, дурной язык", - отметила И. Токмакова.

Поэт Сергей Михалков также отметил, что книги по детской литературе выходят с плохой, безвкусной редактурой, которую осуществляет сам же писатель. "Сейчас с новинками детской литературы знакомит лишь один журнал "Детская литература", и тот выходит тиражом лишь в 30 тысяч экземпляров. Нужны еще подобные журналы", - указал Михалков.

Заместитель директора Российской государственной библиотеки Евгения Куликова отметила, что "на три четверти детское чтение состоит из школьной программы, на чтение другой литературы у школьников не остается времени". По словам Куликовой, из чтения ушли толстые романы, книги описательного характера. Да и сама библиотека содержит в основном литературу, еще изданную в советские времена. То, что приобретено после 90-х годов, содержится в библиотеке малыми тиражами и выдается для чтения только в читальном зале, сообщила Куликова.

По мнению участников встречи, необходим государственный заказ на выпуск детской литературы, организация конкурсов среди детских писателей для отбора лучших произведений. Сергей Михалков считает, что "в Министерстве образования состоялся очень нужный разговор, который даст новый импульс к развитию детской литературы в России".

Детские книги должны оставлять в душе свет

Газета "Москвичка" № 39 (452), октябрь 2001

Ее первая книга вышла в 1989 году. С тех пор она написала достаточно много: от стихов и сказок для малышей до волшебных фантазий для ребят постарше - и стала известной писательницей, встречи с которой собирают, как это не покажется странным, не только детей, но и взрослых. Потому что принцип ее творчества: "Я пишу для детей так, чтобы взрослые, которые читают им книжку, тоже не соскучились. Мои книги имеют "нижний" возраст, с которого их можно читать, но "верхнего" как бы не имеют".

Тамара, сколько всего книг вы написали?

Я не считала, но давайте сделаем это вместе: "Сказки Дремучего Леса", "Гордячка", "Заклятие гномов", "Кубок чародея", "Хрустальный ключ", "Ловушка для героя", "Дом вверх дном", "Алле-оп! или Тайны черного ящика", "Чудеса не понарошку", "Блестящая калоша с правой ноги", "Ровно в полночь по картонным часам", "Маг на два часа" - она еще не вышла отдельной книжкой, а печаталась в "Науке и жизнь" в течение полугода. Последний роман "Костя + Ника=" о подростках.

А вы помните, как написали свою первую сказку?

Жизнь меня заставила писать для собственного ребенка. Дело в том, что мы раньше разъезжали по разным странам, потому что муж был дипломатом. Мы попали в Южный Йемен, когда там произошел переворот, и посольских детей, в том числе и нашего сына, пришлось эвакуировать. Поскольку наш ребенок воспитывался без бабушек, нам было довольно тяжело переносить разлуку, и я часто писала ему письма. Но пятилетнему ребенку не интересны наши бытовые проблемы, и я начала писать ему сказку в духе его любимого "Волшебника Изумрудного города". И каждую неделю отправляла с диппочтой новую главу сказки, в которой сын был главным героем, и с ним происходили разные приключения. А потом оказалось, что мои письма там читают вслух, и взрослые и дети с нетерпением ждут продолжения сказки, приходят и у моей мамы спрашивают: "Ну, что, письмо пришло?" Так и получилась моя первая сказка, которая называлась "Тайна людей с двойными лицами".

После первой книги вы поняли, что в этом ваше предназначение?

Когда я увидела, как это нравится детям, а взрослые готовы это печатать, начала писать профессионально. Но для этого пришлось много учиться языку, построению фраз.

-Я слышала, что вам даже предложили работать над новым учебником?

-Мне неожиданно позвонили из Академии наук и предложили написать учебник - там случайно прочитали одну из моих книжек и удивились, что я пишу "по-взрослому": с метафорами, сравнениями. Но, как я убедилась на встречах с читателями, дети это понимают, и им нравится. Они не знают, что такое метафора, но "видят" это, потому что их потенциал образного мышления гораздо выше, чем у взрослых. Вот, к примеру: "Желтый глаз луны подернулся голубизной. Рассвет серой фланелью стирал с небосвода звезды..." Детям абсолютно все понятно. Я стараюсь давать красивые описания природы так, чтобы дети их не пролистывали, а читали. После детской книги в душе должен оставаться свет - именно поэтому я пишу для детей.

А как зовут вашего сына, с подачи которого, можно сказать, вы стали писательницей?

Дмитрий. Митя.

Вы начали писать для него пятилетнего. Он рос, и, вероятно, менялся возраст ваших героев?

Нет. Я давно уже, пишу не конкретно для сына. А особенно люблю писать для детей, начиная от пяти лет. Потому что, согласно исследованиям психологов, в пять лет ребенок начинает понимать юмор. Сначала он учится понимать мир буквально, а потом уже понимает переносное значение слов. Для меня важно, чтобы в книжке было не только действие, я люблю игру слов.

Сейчас все жалуются, что дети не читают.

Конечно, я не волшебник, и если ребенку уже 13-14 лет, то тут я не могу гарантировать, что его увлеку, и он начнет читать. Но если ему 8-9, то после моих книг он обязательно начнет читать. В принципе я не сталкивалась с нечитающими детьми. У меня недавно в центре "Москвич" в Текстильщиках был "Час волшебства", и, к моему удивлению, пришло много народа, кто читал мои книги. И родители говорили мне "спасибо", потому что дети вдруг начали читать.

В издательстве "Махаон" не давно вышла ваша новая книжка "Дом вверх дном".

Она мне дорога еще и тем, что как Том Сойер и его друзья - это Марк Твен, то героиня этой книги девочка Агата - это я и мои друзья.

А ваш сын сейчас читает ваши книжки?

Читает, как строгий редактор, и пару моих книжек иллюстрировал как художник.

Сколько ему и чем он занимается?

-Ему 20. Он учится в Литературном институте им. Горького. Когда он был в первом классе, сказал, что будет писателем и художником. Первый его роман "Хроника Великой войны" вышел, когда ему было 18 лет, но написал он его в 16. Это философское фэнтези, чисто для взрослых. У нас с ним получилось разделение: он пишет для взрослых, а я для детей.

-Надо же! Он реализовал свою детскую мечту! Наверное, все же не без вашего влияния. Получается, вы не только произвели на свет книги, но и писателя.

-Когда вышла моя первая книга, я увидела, что он как-то спокойно к этому отнесся. И спросила: "Митя, ну ты хоть чуточку мной гордишься?" На что он (в шесть лет!) ответил: "Знаешь, мама, я буду иметь право гордиться, когда что-то сделаю сам". И с тех пор он старается что-то сделать сам.

Скажите, работа над детской книгой имеет специфику?

- Безусловно. Детские книги обязательно должны пройти "хотя бы одно чтение вслух. Если вдруг у взрослого при чтении вслух где-то запнется язык, книга станет его раздражать. А я этого не хочу. Поэтому все мои книги проверяются на слух, на вкус, на звук.

На ком?

Муж и сын - мои очень строгие редакторы. И если они где-то споткнулись, я обязательно переделаю. Вот если книга проходит это ОТК, знаю, что с ней все нормально.

А ваш сын сколько написал?

У него написано четыре романа, но пока вышел один.

Вам они нравятся? Вы чувствуете, что он пишет, как ваш сын, продолжая ваши традиции?

Нет, в некоторых вещах чувствую, что он меня обошел.

Вы часто встречаетесь с читателями, это не обременительно, не отрывает от творческого процесса?

Я очень люблю выступать перед детьми. Главное условие, чтобы дети что-то мое читали. Тогда разговор предметный. У них горят глаза, они задают массу разных вопросов. После этих встреч возвращаешься окрыленным.

-В "Книжном обозрении" - о, это наше пристрастие сравнивать с зарубежными корифеями! - вас назвали "русской Астрид Линдгрен". Как вы к этому отнеслись?

- Как к комплименту. Линдгрен, сама того не зная, тоже входит в число моих учителей.

Людмила СОКОЛОВА