Возраст и обучение

Психологическая готовность к школьному обучению - одна из важнейших проблем детской и педагогической психологии. От ее решения зависит как построение оптимальной программы воспитания и обучения дошкольников, так и формирование полноценной учебной деятельности у учащихся начальных классов.

Проблема психологической готовности к школьному обучению связана с возрастом, который традиционно выделяется в психологии и педагогике как переходный и получивший наименование кризиса семи лет. Изучение центрального психологического новообразования данного возрастного периода требует учета того обстоятельства, что в этом возрасте происходит смена ведущих деятельностей - сюжетно-ролевая игра уступает место учебной деятельности. Анализ игровой и учебной деятельности свидетельствует, что возможность принятия детьми учебных задач может служить одним из показателей психологической подготовленности ребенка к школьному обучению. Эта способность соответствует выделяемым Д. Б. Элькониным и В. В. Давыдовым двум этапам в учебной задаче - принятию задачи и выделению и овладению общим способом ее решения.

Тем самым традиционные формы школьного обучения, не предусматривающие никаких видов и форм детской игры не могут быть признаны адекватными для систематического обучения детей шестилетнего возраста. Другими словами, принципиальная возможность введения систематического обучения начиная с шестилетнего возраста тесно связана с такими формами активности детей, в которых отводилось бы значительное место ролевой игре, игре с правилами и режиссерской игре.

Рекомендуем для работы с детьми:

Рекомендуем пособия для работы с детьми Лыковой Ирины, вся серия - замечательная! Для детей разного возраста, на разные темы.

Лыкова Ирина Александровна - доктор педагогических наук, доцент Института художественного образования Российской академии образования, Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования, главный редактор специализировнного журнала "Цветной мир: изобразительное творчество и дизайн в детском саду и начальной школе".

Кризис семи лет

Рассмотрим три сферы отношений ребенка ко взрослому, к сверстнику и к самому себе, а также три стадии кризиса - предкритическую, критическую и посткритическую. Как они соотносятся между собой? Есть ли между ними какая-либо связь и в чем она выражается? Может быть, все обнаруженные нами изменения в этих сферах свидетельствуют о наступлении кризиса, т. е. являются в совокупности содержанием только одного предкритического периода? Или, наоборот, произошедшие изменения свидетельствуют о том, что кризис уже фактически прошел и характеризуют посткритическую фазу? Решение данного вопроса и практически, и теоретически очень значимо, так как позволит установить показатели разных периодов кризиса семи лет, понять его психологическое содержание.

Наблюдения за детьми переходного возраста и данные психолого-педагогической литературы по этой теме позволили выдвинуть следующее предположение. Изменения в каждой из названных сфер общения ребенка связаны между собой и характеризуют разные периоды кризиса семи лет. Так, изменения в отношениях ребенка со взрослым, проявляющиеся в новом контекстном общении, знаменуют вступление ребенка в кризис семи лет, т. е. его предкритическую фазу. Появление кооперативно-соревновательного отношения ребенка со сверстникамипоказатель собственно критического возраста, его критической фазы. Наконец, возникновение нового отношения ребенка к себе -итог кризиса, характеризующий посткритическую фазу.

Сегодня имеются достаточно весомые подтверждения правомерности этой гипотезы. В периодизации психического развития Л. С. Выготского высказывается мысль, согласно которой новообразование критического возраста принципиально нестабильно и частично исчезает вместе с кризисом. Говоря о симптоматике кризиса семи лет, Л. С. Выготский указывает на манерничанье и кривлянье ребенка, т. е. на ту сферу его жизни, которая непосредственно обращена на других людей. Возникающая в результате кризиса семи лет самооценка дошкольника начинает регулировать поведение ребенка в последующий период. Таким образом, изменения в отношении к самому себе могут рассматриваться как итог; который наступает в результате изменения в других сферах и как итог кризиса семи лет.

Анализ взаимосвязи общения ребенка со взрослым и со сверстником, а также экспериментальные материалы, свидетельствующие о генетической зависимости между ними, позволяют утверждать, что исходно все-таки отношение ребенка со взрослым. Изучение различных видов игры в дошкольном возрасте, выявленная логика их развития и взаимосвязь с разными компонентами психологической готовности к школе также свидетельствуют в пользу этого предположения.

К концу дошкольного возраста в игровой деятельности, особенно в сюжетно-ролевой игре, происходят существенные изменения, в результате которых у ребенка возникает новое видение партнера (вначале взрослого). Оно характеризуется ориентацией ребенка на целостный контекст ситуации и подчинение своего поведения этому контексту. Однако это новое отношение к партнеру развивается и закрепляется в совместной игре с правилами с другими детьми. В результате у ребенка появляется особое отношение к партнеру, характеризующееся не только контекстом, но и опосредствованное кооперацией. Ребенок научается полноценно сотрудничать с партнером, помогать и содействовать ему, находясь с ним на равноправных, содержательно сопряженных позициях.

Кроме того, эти достижения реализуются и затем закрепляются в режиссерской игре, которая помогает ребенку выработать новое отношение к самому себе.

Таким образом, произвольность поведения ребенка, на которую указывают практически все исследователи переходного периода, появляется и развивается в ходе кризиса семи лет, вначале в сфере общения со взрослым, затем закрепляется в отношении к сверстнику и лишь после этого становится подлинной произвольностью, базирующейся на новом уровне самосознания и изменениях в сфере отношения к себе.

Эта схема протекания кризиса семи лет может быть распространена и на другие переходные периоды, так как она обусловлена не столько спецификой возраста, сколько общими закономерностями психического развития ребенка. Однако более глубокое изучение психологического содержания кризисов развития предполагает длительное лонгитюдное исследование с применением клинических методов.