Чижик

У меня в доме жило множество декоративных птиц. Среди певчих кенарей и разноцветных попугаев мне особенно запомнился невзрачный дикий щегол по кличке «Чижик», которого я в пасмурный осенний день за небольшие деньги приобрел на птичьем рынке у старого птицелова.

Первоначально, купленного щегла, я поместил в отдельную клетку и постепенно стал приучать кормить его со своих  рук. Больше всего, из всех преподнесенных ему самых разнообразных зерен, он обожал слегка обжаренные семечки от подсолнухов, и в первую очередь поедал их.

Вначале я его кормил семечками через проволочное заграждение клетки, но затем постепенно стал приучать его к своей руке.  Я открывал дверь птичьей клетки и протягивал свою ладонь с его любимым лакомством. Он тут же бесстрашно подлетал к моей руке и начинал расщелкивать семечки, поедая вкусные зерна и выплевывая шелуху на пол клетки. Затем стал усложнять поставленные ему задачи. Я открывал дверцу клетки, но моя рука с зерном находилась снаружи. И для того, чтобы полакомится, предлагаемой ему пищей, Чижику необходимо было вылететь из клетки и сесть мне на руку.

Постепенно щегол так привык ко мне, что как только я заходил в комнату и, открыв дверь птичьей клетки, звал его по имени : «Чижик, Чижик!», то он тут же вылетал из нее и садился на мою руку, притом независимо от того, была ли на ней его любимая еда или нет. Затем он перелетал мне на плечо и что-то весело щебетал, очевидно, вызывая меня на взаимное откровение.

Так мирно тянулись наши дни, и мы все больше привыкали друг к другу. Но однажды я прочитал в книге о птицах, что любители певчих птиц вывели гибриды между щеглом и канарейкой. А поскольку щегол жил у меня уже длительное время одиноко, то я решил исправить данное положение, поместил в его клетку желтую самачку канарейки, очень надеясь, что и для Чижика это будет приятным сюрпризом.

Что тут произошло с моим Чижиком! Он стал неистово метаться по всей клетке и очень жалобно кричать. Для того, чтобы успокоить его, я накрыл клетку темной тканью и оставил так ее стоять до утра. Но утром, открыв клетку, я увидел ту же удручающую картину. Чижик отказывался от питья и еды и продолжал нервно метаться по всей клетке. Тогда я решил исправить положение и, поймав канарейку в его клетке, отсадил ее на прежнее место.

Очевидно, что эта ловля еще больше раздосадовала моего Чижика, и он впал в отчаянье.  Чижик, не смотря ни на какие уговоры, не приближался больше к моей руке и начинал тревожно кричать, как только я приближался к его клетке. Так в противостоянии прошел почти целый месяц. Видя, что птица сильно напугана и очень страдает, я не мог больше смотреть на ее мучения и, вынеся клетку наружу, отпустил своего Чижика на волю.

Щегол выпорхнул в открытую дверь клетки и сел на ближайшую ветку. Некоторое время он смотрел на меня и ни куда не улетал. Но затем, вспорхнув, навсегда исчез в гуще деревьев. Прошло всего около четырех месяцев, как я его приобрел у птицелова, и щегол, еще не отвыкнув от свободы, очевидно, не разучился добывать себе самостоятельно пищу. К тому же на дворе уже в разгаре стояла весна, и корма для диких птиц было кругом вдоволь.

Я еще раз взглянул на прощанье, куда улетел, ставшим близким мне Чижик, и пожелав ему доброго, счастливого пути, возвратился назад к себе домой.