Всадники (кабальеро)

Третьим разрядом рыцарей были «всадники» (caballeros):

Veriedes caballeros venir de todas partes .

Чаще всего термин caballeros в таком смысле употребляется применительно к конным воинам в дружине Сида, которая за короткое время выросла с шестидесяти всадников до трех тысяч шестисот. Увеличение конного войска Сида происходило в основном за счет мелкого рыцарства (caballeros), в поисках наживы приходившего к нему на службу:

Al sabor de ganancia, no lo quieren detardar,

Grandes yentes se lo acojen de la buena cristianidad .

При этом совершенно очевидно, что в войско вступали не только всадники, но и нищий люд:

Acojense omnes de todas partes menguadas ,

который составлял низшую часть Силовой дружины:

Sinos dos pedones solos por la puerta guardar .

Non son en cuenta, sabet, las peonadas .

A todos los menores cayeron cient mareos de plata .

Поэма совершенно недвусмысленно указывает, что после захвата богатой добычи, некоторые пешие воины стали caballeros, т. е. рыцарями:

Los que foron de pie caballeros se fagen .

Это означало не просто изменение воинского оснащения, но и повышение социального статута человека. Упоминание о подобной легкости перехода из разряда пехотинцев в рыцари отражает одну из наиболее характерных для Испании эпохи Реконкисты особенностей организации рыцарства — открытости этого сословия, возможность возвышения крестьянина или ремесленника до звания caballero. Объясняется это тем, что в условиях беспрестанных войн с маврами постоянно ощущалась нужда в рыцарях-бойцах, и рост этой сословной группы необходимо было поощрять любой ценой. Короли предоставляли конным воинам незнатного

происхождения различные привилегии на местном и общегосударственном уровнях, а к Х веку давало всем caballeros права инфансонов, т. е. рыцарей благородного происхождения: освобождение от налогов, повышенный верильд, подсудность только королю и королевской курии и т. п.

Однако никакими путями caballeros из народа не могли получить то, чем от рождения владели рыцари-дворяне-энатность. Различие между инфансоном и кабальеро современники выражали поговоркой: «Инфансоном рождаются, кабальеро становятся» (El infanson nace, el caballero se hace) . Знатность происхождения создавала непреодолимую преграду между «демократическим» рыцарством и аристократической верхушкой. Даже инфансоны были отделены значительной дистанцией от рикос-омбрес, социальный статус которых благодаря родовитости был неизмеримо выше. Это противоречие между единством всего рыцарства как сословия конных воинов и огромной ролью, которую играло в общественной жизни людей благородство происхождения составляет основной конфликт «Песни о моем Сиде».

Сид предстает в поэме как простой инфансон , человек хотя и благородного, но не очень знатного происхождения, в то время как его прототип принадлежал к верхушке кастильского рыцарства. Трагический узел поэмы завязывается вокруг женитьбы представителей могущественного рода, польстившихся на богатое приданое, на дочерях Сида, простого инфансона.