Юлий Ким(1936 г.р.)

Юлий Ким всегда стоял в стороне от мейнстрима нашей авторской песни. Оттого, видимо, и привнес в культуру песен про костры и туризм театральность и иронию. И наверное, он мог бы повторить вслед за «своим» Остапом Бендером: «Белеет мой парус, такой одинокий на фоне стальных кораблей».

Он действительно, словно небольшой, но на редкость маневренный катерок, с легкостью перемещается по акватории различных культурных контекстов, часто и с удовольствием занимаясь цитированием и ссылками на самых разных «коллег» по поэтическому цеху. Очень точно написал Лев Аннинский в своей книге «Барды»: «Ким вживается во все, пересмеивает всех, одушевляет все и вся независимо от качеств, параметров и «прописки». Его героя не привяжешь ни к какому типу так, как фиксируется дух Городницкого на облике двужильного геолога, дух Визбора — на облике веселого бродяги-студента, дух Окуджавы — на облике грустного солдата. Если уж искать определения, то герой Кима — маргинал. И жанр Кима — маргиналии, «записки на полях»: на полях каких-то других — и сочинений, и событий».

Песни Юлия Кима сразу поднимают настроение своим добрым юмором, здоровой энергией, веселостью. Думаю, это самый веселый автор из бардов первой волны.

Юлий Ким стоит у истоков авторской песни. Родился он в Москве 23 декабря 1936 года. Родители были репрессированы в 1937-38 гг. Отец, Ким Черсан, был осужден по 58 ст. УК СССР, расстрелян в 1938, мать Всесвятская Нина Валентиновна, осуждена по 58 ст. УК СССР на 5 лет лагеря и 3 года ссылки, реабилитирована в 1954 году. Сам Юлий Черсанович окончил историко-филологический факультет Московского государственного педагогического института (1959), где и начал сочинять стихи и песни. После института попал по распределению на Камчатку в вечернюю школу. В 1962-68 гг. работал в московских школах. Юлий Ким активно участвовал в правозащитном диссидентском движении. В связи, с чем ему пришлось прекратить преподавательскую деятельность. Поскольку к началу 70-х Ю.Кима активно приглашали к работе в театре и кино, а концертная деятельность ему была запрещена, то он был вынужден зарабатывать на жизнь сочинительством по контрактам с кино, театрами и издательствами, ему также пришлось взять псевдоним Ю.Михайлов, под которым писатель публиковался вплоть до 1986 года.

Его поэтическое творчество злободневно и вместе с тем глубоко исторично, оно отразило поиски и надежды, сомнения и разочарования, серьёзные нравственные испытания интеллигентов-“шестидесятников” на протяжении более чем трех десятилетий. Лирический герой Кима полон жизненных сил, озорного веселья, – в каком облике он не представал бы, будь то бравый офицер 1812 года (“Кавалергарды” см. приложения стр.27), романтичный покоритель морей или отбившийся от рук Колька-хулиган:

Я знать ничего не знаю, Уроки не учу, Где хочу гуляю, Вытворяю, что хочу! А ты, пионер, не спи, Глаз не закрывай: Ты меня воспитывай!

Игровым, победоносно-весёлым было и сатирическое слово Кима. Чего стоит выведенный им “типичный” характер преподавателя обществоведения. В произведении “Песня учителя обществоведения” (см. приложения стр.28) поэт иронически вскрывает внутреннюю форму солидного слова “обществоведение”, выявляя заодно и туманность его смыслового содержания:

А я, бедный, общество ведаю, ведаю, А оно заведует мной…

Поэт отразил в своем творчестве не только прошлое и настоящее, но и коснулся темы будущего, которое открывается перед нами. Это будущее трудно, оно требует от каждого из нас стойкости, готовности идти “своим путем”, не делая ни малейшей уступки лжи и следуя “нравственной категории, позволяющей безошибочно отличать дурное от доброго” (“Диалог о совести”).

Я не знаю... Я только знаю, что совесть -
Это нравственная категория,
Позволяющая безошибочно
Отличать дурное от доброго!

С замечательной наглядностью обрисовал Ким беспомощность человека, зажатого в тиски двоемыслия и вынужденного изъясняться на языке идеологических штампов. Однако идеологический железобетон оказался чрезвычайно прочен, и Киму понадобился жесткий сатирический язык, с однозначной ясностью выявляющий истинное положение вещей. Ким обратился к самым опасным в ту пору темам, называя своими именами то, что видели многие, но о чем говорить вслух боялись. В «Адвокатском вальсе» (см. приложения стр.28-29); посвященной отважной защитнице диссидентов С. В. Каллистратовой, дается афористичная характеристика правосудия застойных времен:

Судье заодно с прокурором
Плевать на детальный разбор:
Им лишь бы прикрыть разговором
Готовый уже приговор.

В этом грустно-задумчивом трехсложнике слышится отдаленная перекличка с Некрасовым. Впрочем, Ким вышел на связь не только с «веком минувшим», но и с восемнадцатым столетием. 0б этом свидетельствуют и сатирическая новелла «Волшебная сила искусства», где действует драматург Капнист, и цикл песен к спектаклю «Недоросль», где Ким выступил достойным поэтическим «соавтором» Фонвизина (песня «Скотинин» — тому пример).

Особенность песен Кима в непосредственном озорстве и веселости. Редко встречаются песни с грустным или глубоко серьезным смыслом, хотя надо отдать должное, ведь автор прибегал к довольно щепетильным темам, хоть и не открыто пел о них, но зато, спрятав за умелое озорство слов, критиковал всё, что постыло…

Прочитав “Забудь былое” , очевидно, что Ким хотел высмеять безразличие к вечному. Это видно из следующих строк:


Зачем былое ворошить?
Кому так легче будет жить?
Новое время по нашим часам!
Пойдем лучше в гости:
У наших соседей
Родился чудный мальчик!
Назвали - Чингисхан.

Этим произведением Юлий Черсанович, я считаю, еще раз доказал, что человек, незнающий своего прошлого, не имеет и будущего. Я думаю, что это произведение посвящено всем тем индивидуумам, которые никогда за свою жизнь не держали в руках учебник по истории. Если бы наши люди не были бы такими равнодушными и безразличными к чужим проблемам, может быть, нам удалось бы избежать появления на свет новых Чингисханов. Мне кажется, что этим поучительным стихотворением автор хотел показать нам сущность русского человека. Пока у нашего брата порядок в доме, ему абсолютно наплевать на то, что творится вокруг него. Самое интересное то, что человек, живя в своем замкнутом мирке, не желая знать о чужих бедах, постепенно сам оказывается погрязшим в заботах, которых можно было бы и избежать, поучившись на чужих ошибках. По-моему, здесь придется к месту поговорка о том, что: “Умный учится на чужих ошибках, а дурак – на своих”. Именно о таких “дураках” хочет рассказать Ким нам в своем стихотворении “Забудь былое”. А ведь эта пословица, как и песня Юлия Черсановича, остается актуальной и по сегодняшний день. А всё потому, что русский человек из века в век продолжает повторять ошибки своих предков. Я думаю, что именно это бездействие русского человека и хочет подчеркнуть Юлий Ким своим произведением.

Мне кажется, что из-за вот такого абсолютного безразличия ко всему, у нас время от времени и появляются «чудные мальчики –Чингисханы». Человечество должно перенимать из поколения в поколении опыт своих предков, анализировать их ошибки, а вместо этого большинство нынешних людей рассуждают также как и герои песни Кима:

…Тебе так разве легче жить?
Вот тебе пиво, еда, вино,
А что когда было, - то было давно!

Этими строками, я думаю, Юлий Черсанович перефразировал старую русскую пословицу: “Пока гром не грянет – мужик не перекрестится”. И действительно, пока беда далеко от нас, мы смотрим на неё сквозь пальцы, а замечаем мы ее уже слишком поздно, когда она подкрадывается к нам совсем близко.

Для Кима, как барда, характерен критический жанр. Он великолепно смешивает его с сатирой и придает каждой песне необычайную смелость, праздничность, веселость и интерес. Юлия Черсановича можно назвать психолого-педагогическим поэтом, недаром он обладал прекрасным даром драматурга, композитора…

Ким был одним из тех, кто не боялся правды и произносил ее вслух, делая это с особой поэтической одаренностью. Многие сегодняшние поэты могли бы только позавидовать его фантастическому умению превращать в стихи то, что складывается из слов… Мне в поэзии Кима очень близка его необычайная возвышенность, энергичность и правдивость событий.