Ярлык Тайдулы от 25 сентября 1347 года

Наряду с освобождением русского духовенства от поборов в пользу татарских ханов ярлык Тайдулы содержит обращение к русским князьям с требованием не нарушать "пошлину" в их отношениях с митрополитом.

Ярлык дан от имени ханши Тайдулы. Историк 14 века Ал-Омари пишет о монголах, что "жены их участвуют с ними в управлении; повеления исходят от них (от обоих) (11).

Ярлык Тайдулы является не в прямом смысле жалованной, а указной грамотой русским князьям. В ней помещена указная некоему Ивану. Текст грамоты начинается фразой "всь Иоанн, митрополит за нас молебник, молиться от прьвых добрых времен и доселе такоже молебник". Однако, известно, что в 1347 году никакого таинственного митрополита Иоанна не было, а на Руси правил митрополит Феогност. Здесь мнения многих исследователей расходятся: А. Л. Хорошкевич выдвинул предположение, что под именем Иоанна в грамоте Тайдулы скрыт Иван Калита, а в наррацио ярлыка следует видеть копию ярлыка хана Узбека этому князю, датированного приблизительно 1333 годом. А собственный указ Тайдулы носил подтвердительный характер.

А. П. Григорьев увидел в "тайдулином слове" проезжую или проезжую охранно-иммунитетную грамоту. Его понимание ярлыка основывается на возможной перестановке отдельных фрагментов текста и вставке выражений, ключевых для его трактовки текста, а также многочисленных натяжек в объяснении терминов и оборотов документа (слово "Митрополит" Григорьев читает как "епископ", множественное число глагола в обороте "дела... делають" превращает в единственное и тому подобное).

Я думаю, что убедительно в исследовании Григорьева является понимание термина "тайда" как руссифицированного "тойид" - множественного числа от "тойона", монгольского обозначения всего духовенства в широком смысле этого слова. Однако, несмотря на то, что ярлык обращен к духовенству, он адесован к русским князьяи и это неопровержимо доказывает последняя фраза диспозицио. Ситуация та же, что и в остальных ярлыках. Все они адресованы монгольским властям на Руси (это хорошо показано в работах А. П. Григорьева, В. В. Григорьева и В. Котвича), но их получателями были представители церкви и сами грамоты содержали сведения и распоряжения именно об ее правах и положениях. В ярлыке Тайдулы 1347 года получателем был митрополит, но свои права он должен был удостоверять этим ярлыком не перед представителями монгольской администрации на Руси, а пред самими русскими князьями. С последним обстоятельством связано, по-видимому, и то, что в ярлык включена "аттестация" митрополита как "молебника" за ханов, восходящая, скорее всего, к ярлыку, предшествующему ярлыку Тайдулы. Эта аттестация адресована русским князьям, которым надлежала и впредь "дела... делать" "всеми митрополиты", как и раньше.

"А вы, русские князи, Семеном почен, всеми митрополиты, как наперед сего кои дела делали, а нынеча такие делають". В этой фразе неясны два места "всеми митрополиты" и оборот "дела делают". В первом случае следует переводить "со всеми митрополиты". Во втором обороте можно видеть распоряжение, касающееся производства суда. Термин "дело" в значении "спор, тяжба" очень распространен в 14ом веке (12). В первой части ярлыка, возможно восходящей ко времени Калиты, речь идет о решении - причем с помощью великокняжеского суда - конфликтов в связи со взиманием мзды и пошлин с церковных людей, а также в связи с конфликтами светских лиц с духовенством: "от кого пред самеми (князьями) на попы и на их люди слово (жалоба) придеть и ты бы им силы не чинил никакие". Общее требование в нарративной части "по истине дело их управи" - также, очевидно, ведет к урегулированию отношений между светским и церковным населением с помощью суда.

А. И. Плигузов вслед за М. Д. Приселковым предлагает видеть в Иоанне ярлыка Тайдулы результат порчи в протографе Троицкого извода.