История ханов, часть 1

Средневековые историки делили восточные кочевые народы на «белых», «черных» и «диких» татар. «Белыми» татарами назывались кочевники, жившие южнее пустыни Гоби и несшие в империи Кинь (чжурчжэньской) пограничную службу. Болыпую часть их составляли тюркоязычные онгуты и монголоязычные кидани. Они одевались в шелковые одежды, ели из фарфоровой и серебряной посуды, имели наследственных вождей, обучавшихся китайской грамоте и конфуцианской философии. «Черные» татары, в том числе кераиты и найманы, жили в Степи, вдали от культурных центров. Кочевое скотоводство обеспечивало им достаток, но не роскошь, а подчинение «природным ханам» - независимость, но не безопасность. Постоянная война в Степи вынуждала «черных» татар жить кучно, огораживаясь на ночь кольцом из телег (курень), вокруг которых выставлялась стража.

Однако «черные» татары презирали и жалели «белых» потому что те за шелковые тряпки продали свою свободу чужеземцам и покупали плоды цивилизации унизительным, на их взгляд, рабством. «Дикие» татары Южной Сибири промышляли охотой и рыбной ловлей: они не знали даже ханской власти и управлялись старейшинами - бики, власть которых была основана на авторитете. Их постоянно подстерегали голод и нужда, но они соболезновали «черным» татарам, вынужденным ухаживать за стадами, слушаться ханов и считаться с многочисленными родственниками. Монголы жили на границе между «черными» и «дикими» татарами как переходное звено между ними Пассионарный толчек. В ХII в. произошел новый взрыв этногенеза. Чжурчжэни, обитавшие на равнине Уссури и Сунгари, в 1115 г. восстали против киданей и к 1125 г. сокрушили империю Ляо.

Культурные кидани подчинились победителям. А отсталые, т. е. необразованные, но не утратившие степной доблести отступили с бойми в Семиречье и там столкнулись с сельджуками, с самим великим султаном Санджаром! Между 1134 и 1141 гг. шли упорные сражения между киданьским гурханом Елюем Даши и султаном Санджаром. Гурхана поддерживали «отсталые». стелняки. Султана - лучшие воины из Хорасана, Седжестана, Гура, Газны и Мазандерана - еще не растраченные силы мира ислама - всещ 100 тыс. воинов. Гурхан победил! Султан бежал, покинув семью и 30 тыс. храбрых соратников, убитых в честном бою. Сельджукский султанат после этой битвы распался, но кидани проявили удивительную умеренность: обложили города Средней Азии небольшой данью и стали пасти скот в Семиречье и Джунгарии. В этот период наглядно устанавливается соотнощение уровней пассионарности, проявляющейся в степени боеспособности (нисходящий ряд): чжурчжэни> кидани> сельджуки> греки и крестоносцы> арабы. Но в этот момент на арене появляется этнос еще более пассионарный Монголы.... «Желтый пес».

Путем сравнительной этнологии удалось установить приблизительную продолжительность периода, отделяющего момент пассионарного толчка от эпохи видимого начала этногенетического процесса. Этот` инкубационный период длится вообще около 150 лет, но наша осведомленность «началах» разных народов столь различна, что часто мы фиксируем «начало» истории этноса с запозданием. Именно это имеет место в истории монголов, весьма мало известных китайским географам до ХIII в. Те просто отметили вVII - IХ вв. южнее Байкала племя мэнъу (мэн-гу), а потом гору Мэньшань. В Х - ХII вв. монголы были друзьями киданей и, следовательно, противникамитатар и врагами чжурчжэней, от коих монголов отделяла река По поводу древнейшего периода истории и этногенеза монголов есть несколько мифологических версий. Монгольских историков интересовала только генеалогия, а политические события, социальные ситуации, культурные сдвиги были вне сферы их внимания. Поэтому необходимые историку ХХ в. даты, являющиеся скелетом исторической науки, неустановимы.

Но с середины ХI в. начинается второй полуисторический, т. е. легендарный, период монгольского этногенеза, ознаменованный появлением легенды, в правдивости которой Сами монголы сомневались. Прародительница монгольского этноса Алан-Гоа родила двух сыновей от мужа и трех от светлорусого юноши, приходившего к ней в полночь через дымовое отверстие юрты и уходившего с рассветом, словно желтый пес. Зачатие якобы происходило от света, исходившего от юноши и проникавшего в чрево вдовы. Обыкновенное чудо. От этого странного, даже для современников, союза родился Бодончар, судя по описанию - типичный пассионарий, сначала считавшийся. дурачком. Ему приписано и изобретение охоты с прирученным соколом, и подчинение какого-то соседнего племени, т. е. установление неравенства, и введение некоего родового культа, описанного крайне расплывчато. К Бодончару возводили свою генеалогию многие монгольские родовые подразделения, в том числе Борджигины, что значит «синеокие». Считалось, что голубизна глаз и рыжеватость волос были следствием происхождения от «желтого пса». Попробуем интерпретировать легенду. В ней констатирован факт этнического смешения двух субстратов и повышенная активность возникшей популяции.

До этого на берегах Онона жили племена, не обращавшие на себя ничьего внимания, т. е. находившиеся в фазе этнического гомеостаза. Хозяйство их было натуральным, формы общежития - традиционными, воззрения -унаследованными от предков и постепенно забываемыми. Даже общение между исходными этническими субстратами шло вяло. Ради желанного покоя они предпочитали не встречаться, а тем более ничего не знать друг о друге. Но при внуках Бодончара, родившегося не раньше 970 г., начался процесс формообразования этноса. Появилось деление на новые родовые группы, возникшие из чресл Алан-Гоа, - нирун - и древние - дарлекин. Внезапно стали известны имена вождей, еще не ханов. Буквальное название их - «сидящие во главе», т. е. «председатели». Одним из таковых был Хайду, правнук Бодончара, отец основателей самых видных родов (ноянкин, тайджиут, аралуд, куят-гергес, хабурход, сунид, хонгхотан и оронар). Монгольски~ родов становилось больше, росла и их численность. За это время внутри монгольских родов произошла оригинальная социальная дифференциация.

К именам тех или иных монголов присоединяются своеобразные эпитеты: багадур (батур) - богатырь; сэчэн (сэцэн) - мудрый, мэргэн - меткий; бильге - умный; бохо (боко) - сильный; тегии (тюркск.) - царевич; буюрук (тюркск.) - приказывающий; тайши (кит.) член царского рода; сёгун (кит,) - наследник престола; а жены их` величаются; хатун и беги. Нетрудно заметить, что основнвя часть этих эпитетов, являющихся титулами, связана не с аристократическим происхождением, ибо все монголы происходили от Алан-Гоа и Буртэ-Чино (лани и волка), и не с богатством, то появлявшимся, то исчезавшим, с личными деловыми качествами. Из аморфного гомеостатичного состояния иргэн (племя или подплемя) перешл в новое, активное состояние - преиратился в систему, где все способности членов мобилизованы. Человек как таковой стал элементом, составляющим иргэн, что налагало на него определенные обязанности, но и давало ему защиту и место под солнцем. За обиду члена иргэна должен был вступиться весь ирэн; за его преступление тоже отвечали все сородичи.

Понятие коллективной ответственности стало для монголов поведенческим императивом. На этой основе кристаллизуются права, определяемые степенями и градациями родственных отношений, и обязанности, исчисляемые в связи со способностями члена племени. Это типичный случай становления первой фазы зтногенеза, столь похожий на появление феодализма в государстве Каролингов, что даже была сделана попытка назвать организацию монгольского общества кочевым феодализмом. Обычно для захвата чужих земель нужна крепкая военная организация, чтобы преодолеть сопротивление аборигенов. Но монголам помогла сама природа. Великая засуха Х в. кончилась, и граница ковыльных степей поползла от берегов Шилки на юг, к Онону и Керулену. На месте былых пустынь оживлявшихся кустами эфедры, снова, как в эпоху Тюркютского каганата, стали пастись стада сайгаков и дзеренов, забегали крупные зайцы-русаки, вырыли себе норы сурки и суслики. Жить здесь стало легко и сытно, первыми, кто освоил степные пространства вплоть до пустыни Гоби, быпи предки монголов. Прирост населения в ХI в. резко увеличился.