Рубеж XVII-XVIII в истории Церкви

Рубеж XVII-XVIII в. является важной датой в развитии землевладения русской православной церкви. Если в XIV-XVI вв. сложилось крупное землевладение духовенства, то в XVII в. шел процесс его укрепления и развития: крестьяне были закрепощены не только фактически, но и юридически, "подавляющая часть богатых и крупных монастырей и архиерейских домов вела самостоятельное и большое земледельческое хозяйство, основанное на труде зависимых крестьян... Эти владения имели излишки хлеба и денег и вели свое хозяйство на расширенной основе, и, вполне вероятно, у многих оно носило товарный характер, барщина и денежный оброк постепенно увеличивались". И тут политическое могущество церкви, осмелившейся в лице патриарха Никона даже вступить в открытую в открытую борьбу с царем, было сломлено: Петр I, укрепляя свою абсолютную власть в борьбе с боярством, не мог оставить в неприкосновенности церковь, являвшуюся, по сути дела, государством в государстве.

Исследователи отмечают два основных направления в политике государства по отношению к церкви в XVI-XVII вв.: во-первых, ограничение роста землевладения путем запрета покупки земель, приема вкладов имений "на помин души", обмена вотчин (что, как правило, было скрытой формой покупок); во-вторых, сокращение феодальных привилегий церкви как землевладельца. Соборное Уложение 1649 г. подтвердило первое направление политики, записав, что "впредь... патриарху, и митрополитам, и архиепископам, и епископам, и в монастыри ни у кого родовых, и выслуженных, и купленных вотчин не покупати, и в заклад не имати, и за собою не держати, и по душам в вечный поминок не имати никоторыми делы". Это обходилось. Кроме земельных владений в руках наиболее богатых монастырей скопились огромные денежные средства. Известно, что, например, Троице-Сергиев монастырь всего за пять лет (1694-1699 гг.) дал Петру I по его требованию 127,5 тыс. руб. - по тому времени очень большую сумму, в переводе на деньги конца XIX в. - 2 млн. руб. У ростовского архиерейского дома взял 15 тыс. руб. (255 тыс. руб. на деньги конца XIX в.) и 15 пудов серебра. Брал он и других монастырей и архиереев.

Естественно, что, готовясь к войне за выход к морю, Петр I, не мог не обратить внимания на эти, лежавшие втуне, богатства. После смерти в 1700 г. патриарха Адриана Петр не позволил высшему духовенству избрать нового, а назначил "местоблюстителя патриаршего престола" и - в нарушение традиции - изъял из его ведения хозяйственные дела. В 1701-1705 гг. Петр произвел фактическую секуляризацию вотчин и крестьян духовенства, отняв у последнего право управлять вотчинами и получать с них доходы. Доходы отбирались теперь в казну, а духовенству выдавалось содержание. Организованное для управления вотчинами центральное учреждение - Монастырский приказ получил в свое ведение около 138 тыс. дворов крестьян, то есть 92 % всех крестьян духовенства. Еще около 2 тыс. дворов было приписано к различным ведомствам, пожаловано и продано частным лицам. У церкви были также отобраны оброчные угодья (рыбные ловли, мельницы и т. п.).

В дальнейшем правительство вернуло духовенству право управлять вотчинами, но отобрало у него большую часть доходов. Таким образом, в конечном итоге секуляризация была лишь частичной.

Нравственность монашества

Нравственный облик монашества в глазах современников продолжал оставаться таким же, как и в XVI в. По словам новгородского митрополита Питирима (1668 г.), "игумены, и черные и белые попы, и диаконы питья допьяна упиваются и церкви божией не радят". Надо полагать, что митрополит хорошо знал своих подчиненных. Еще более резко выразил свое впечатление о монахах и монахинях иностранец Корб в конце XVII в.: "По окончании постов они погружаются во всякого рода распутства, причем более на гуляк, нежели на монахов, похожи; пьяные шалят на улицах и, лишившись всякого стыда, нередко там же предаются сладострастию".