Роль канона

Роль канона и условных композиционных черт в искусстве Древнего Египта. Образно-философская сущность канона.

В каждом захоронении изначально фиксировалось имя умершего. Упоминание имени логически требовало, чтобы были также перечислены и все прижизненные титулы и заслуги покойника. Из этого вырос подробный изобразительный или письменный рассказ о его жизни. композиционные формы, «знаки» постепенно отбирались и канонизировались, становясь «священными». Со временем уже сам факт изображения чего-либо делал изображенное предметом сакрального мира, предметом магически увековеченным. Древнему царству была свойственна «вера в безусловную реальность художественных образов».

Говоря о «каноне» не следует никогда преувеличивать его значение в искусстве древнего Египта. Он лишь предписывал средства и форму, но никогда — содержание. Последнее во все времена зависело от самого художника, его личности и его мастерства. В качестве наиболее характерного примера приведем сравнение трех скульптур сидящих людей — писца из Лувра, писца из каирского музея и зодчего Хемиуна. Их позы предопределены и зафиксированы каноном, но при их сравнении у нас не может возникнуть и сомнения в природной оригинальности каждого из них, свойственной истинным шедеврам человеческого гения. Здесь и остро индивидуальные портретные характеристики, и своеобразие авторского решения в каждом отдельном случае, и анатомическая точность мастера. Прежде всего бросается в глаза то, что у каждого из персонажей неповторимо-конкретное портретное выражение лица. Взгляды писцов отображают их преданность господам. Взгляд напряженно-порывистый — у писца из Лувра и спокойно ждущий у писца из Каирского музея. Выражение лица Хемиуна определяет его как уравновешенного и властного важного государственного сановника, знающего цену и себе и другим.